Статья опубликована в № 4213 от 29.11.2016 под заголовком: Право на выход

Brexit стал потрясением для международных юридических фирм

Многие уже переводят юристов из Великобритании

Международные юрфирмы (ILF) десятилетиями инвестировали в Лондон. В столице Великобритании работает около 6000 американских юристов, посчитал AmLawyer, – в 3 раза больше, чем в любом другом городе за пределами США. Это почти половина сотрудников американских юрфирм в Европе и более четверти по всему миру. Например, в лондонском офисе White & Case 420 сотрудников, говорит партнер корпоративной и M&A практики фирмы в Лондоне Дэвид Крук.

На протяжении десятилетий Лондон оставался одним из самых прибыльных международных рынков, отмечает бывший управляющий партнер Clifford Chance Тони Уильямс (цитата по AmLawyer). Dentons в 2014 г. получила 11,3% всей выручки от британского офиса, 7,8% – Baker & McKenzie, следует из рейтинга Global 100. White & Case – 18%, рассказывает Крук. Всего юрфирмы из Global 100 заработали в Великобритании за 2015 г. $3,8 млрд, пишет AmLawyer.

В прошлом году экспансия была особенно активной – ILF привлекли в британские офисы на 20% больше партнеров, чем за 2014 г. «Американские юрфирмы очень хорошо интегрировались в британский и европейский юридический рынок», – отмечает Джилс Мерфи из Smith & Williamson: но 2016 г. может стать испытанием, предупреждает он.

Клиентов меньше

В Великобритании работает 314 000 юристов – это около 10% глобального рынка юридических услуг, их вклад в экономику страны в прошлом году составил 25,7 млрд фунтов, пишет FT. Согласно исследованию Oxford Economics, из-за Brexit юридический сектор к 2030 г. потеряет около 1,7 млрд фунтов. Треть партнеров из топ-50 юрфирм ждут сокращения выручки от британских офисов в ближайшие пять лет, показал опрос AmLawyer.

Больше всего пострадают практики реального сектора (так считают 87% опрошенных партнеров) и корпоративного права (81%). В то время как антимонопольное регулирование, торговые операции и регулирование, судебная практика, напротив, будут приносить дополнительную прибыль.

В краткосрочной перспективе работы будет очень много, говорит юрист Morrison & Foerster. Бизнес в полной растерянности, продолжает он: оспаривать ли заключенные сделки, как защитить себя от возможных претензий контрагентов и реструктурировать бизнес. Много работы по разрешению споров, реструктуризации и банкротствам, подтверждает Крук, ждем роста в торговой практике.

Сократится число M&A, прогнозирует партнер американской Steptoe & Johnson Люсинда Лоу (согласно Reuters). Из-за одной только возможности Brexit рынок M&A уже сильно просел: за I квартал было совершено только 159 сделок на $33 млрд, что на 38% меньше, чем за аналогичный период, пишет Merger Market. Правда, в III квартале спад сменился ростом, но это произошло благодаря покупке японским Softbank британской ARM Holdings ($30,2 млрд из общих $49,3 млрд). Последствия Brexit уже сказываются на транзакционной работе, например корпоративной практике и практике рынков капитала, подтверждает Крук.

«Brexit никак не изменит нашу стратегию в Лондоне», – категоричен управляющий партнер Latham & Watkins Уильям Вог, он останется главным деловым и финансовым центром (цитата по AmLawyer). Но угроза физического оттока клиентов может материализоваться. Первыми официально заявили о возможном пересмотре своего присутствия в Великобритании банки: например Citigroup, Goldman Sachs, JPMorgan. Приоритет для банков – сохранить максимальный доступ к рынку каждой страны ЕС, объясняет Джонатан Хербст из Norton Rose Fullbright (цитата по FT). Банки, расположенные в Великобритании, могут лишиться доступа к «паспортным правам», позволяющим им обслуживать клиентов по всему ЕС, говорит руководитель TheCityUK Крис Каммингс.

Согласно опросу KPMG (более 100 руководителей крупных корпораций), 23% компаний однозначно рассматривают возможность перевести офис в другую юрисдикцию, еще 53% думают о переезде как о возможном варианте.

Международные юрфирмы последуют за клиентами, переехавшими на континент, уверен управляющий партнер Hodgart Ltd Алан Ходгарт (цитата по WSJ). «Вы ошибаетесь, если думаете, что после Brexit можно так просто сесть в самолет из Лондона и приехать в Европу проконсультировать клиента», – говорит партнер Freshfields Эндрю Реншоу (цитата по The Legal Week).

Эмиграция как спасение

Юрфирмы готовятся или уже начали эмигрировать. Согласно опросу Altman Weil, почти 200 управляющих партнеров из-за Brexit планируют перевести юристов из британских офисов в другие. 69% из них готовят небольшие сокращения, 19% – массовые, 58% не собираются нанимать новых сотрудников. Уже на 30% сократился штат британского офиса Wilmer Cutler Pickering Hale and Door, о 13%-ном сокращении заявила Winston & Strawn, пишет AmLawyer. На 640 человек штат офиса в Лондоне сократит австралийская Slater & Gordon, пишет Law Society Gazette.

Первой реакцией ILF стала массовая перерегистрация своих британских юристов из лондонской коллегии адвокатов в ирландскую (юридическое объединение Ирландии Roll of Solicitors), чтобы сохранить право работать в Европейском суде Люксембурга и практиковать европейское право. По данным FT, число британских юристов, претендующих на ирландский сертификат адвоката в 2016 г., выросло более чем на 300%. Среди них, например, юристы Allen & Overy, Freshfields Bruckhaus Deringer, Hogan Lovells. Clifford Chance зарегистрировала всех своих британских партнеров в Дублине еще до референдума.

Медленный рост

100 крупнейших юрфирм продолжают посткризисный тренд медленного, но стабильного роста. За 2015 г. их совокупная выручка побила новый рекорд после кризиса 2008 г. – рост на 3,1% до $96,6 млрд. Выручка в расчете на партнера выросла на 4,6% почти до $1,6 млн. При сохранении темпов роста в 2016 г. общий доход юрфирм достигнет $100 млрд. Выручка на юриста – ключевой показатель работы фирм – за 2015 г. сократилась на 2,1% до $812 701. Но связано это в основном с массивной экспансией Dentons и объединением компании с китайским гигантом Dacheng, пишет AmLawyer. Без учета сделки выручка на юриста выросла бы на 0,2% до $841 346. Но на юрфирмах может сказаться тяжелая ситуация в экономике – слабый рост развитых стран, кризис в развивающихся, валютная волатильность

Некоторые юрфирмы решили расширять свое присутствие в Ирландии. Открыть в ближайшее время офис в Дублине планирует Pinsent Masons. Многие задумываются увеличить количество уже действующих в Ирландии подразделений, пишет AmLawyer. Например, британская Eversheds.

Дублин может стать новым европейским финансовым центром, подтверждает опрос 2000 инвесторов, проведенный CFA Institute. «Некоторые американские компании уже рассматривают возможность перевести бизнес в Дублин, если после переговоров Лондон лишится доступа к европейскому рынку», – рассказывает председатель Matheson Partnership Лиам Куирке. Ирландия – ассоциированный член ЕС и единственная англоговорящая юрисдикция в еврозоне, поддерживает управляющий партнер Brian O’Gorman Артур Кокс. Преимущество страны – низкий налог на прибыль (12,5%), ниже только в Болгарии, напоминает он.

Конкуренцию Дублину могут составить и другие европейские центры, считает партнер британского офиса Linklaters Эдвард Чан, вероятнее всего, Франкфурт или Париж. Об открытии новых офисов во Франкфурте объявили Reed Smith LLP и Goodwin Procter, сообщил Law360. Но преимущества Франкфурта ограничены слишком сложной германской юридической системой, предупреждает Чан. «Немецкое право – единственная вещь, которую немцы не научились экспортировать», – согласен партнер Noerr в Германии Александр Ритвай. Hogan Lovells расширяет офис в Брюсселе, говорит управляющий партнер в Лондоне Сюзан Брайт (цитата по Law360). Fox Williams планирует большую реструктуризацию в ближайшие два года, чтобы сократить зависимость от британского рынка, говорит партнер Тина Уилльямс.

Есть, впрочем, и факторы, играющие на руку британским юрфирмам, например ослабление фунта на фоне укрепления доллара. Это выгодно тем, кто выставляет счета в фунтах, говорит председатель правления крупной американской юрфирмы (цитата по AmLawyer). Международные транзакции в Европе проводятся по британскому или американскому праву, и пока привлекательность британского права и качество британских судов не снизится, для британских юрфирм ничего не изменится, спокоен Чан (цитата по AmLawyer).

Удар по суду

Но юристы опасаются, что привлекательность символа британского права – международного арбитража все же может снизиться. Хотя их мнения разделились.

Судебная система Великобритании во многом основывается на законах ЕС, но ключевым для лондонского суда остается закон об арбитраже Англии. Кроме того, страна является участником Нью-Йоркской конвенции, определяющей во всем мире выполнение международных арбитражных решений. И эти обязательства никак не связаны с членством Великобритании в ЕС, говорит партнер White & Case Юлия Загонек: лондонский арбитраж выбирают ради качества судейского состава и надежной поддержки государственного суда. Эти факторы с выходом Великобритании из ЕС не исчезнут, уверена она. «Влияние на международный арбитраж в Великобритании не будет ощущаться», – говорит директор Международного арбитражного института при школе права Майами Марике Паулссон (цитата по Law360).

Brexit может оказать негативное влияние с «психологической точки зрения», спорит Робин Ратмелл из Kobre & Kim: с уходом из Британии компании откажутся и от лондонского арбитража. С ним согласен партнер Pinsent Masons Бен Лассерсон: клиенты уже спрашивают, будут ли решения лондонского арбитража применяться в ЕС (цитата по FT). К тому же у Лондона уже есть конкуренты, например французский и сингапурский арбитражи. В последнем издержки в разы ниже, чем в лондонском.

Возможно, юрфирмы будут постепенно уходить за клиентами в новые финансовые центры, но работы в Лондоне будет достаточно, надеется партнер Freshfields Bruckhaus Deringer Сара Паркес.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать