Китай пытается бороться с оттоком капитала

В ход идут разные способы, включая ограничения на зарубежные инвестиции и импорт золота

Власти Китая в последние дни усилили борьбу с оттоком капитала, из-за которого снижаются курс юаня и валютные резервы. Для этого они ограничили международные платежи в юанях и импорт золота. Также ранее стало известно о планах Пекина ввести ограничения на иностранные инвестиции китайских компаний.

Начиналось все с того, что в 2015 г. председатель Народного банка Китая (НБК) Чжоу Сяочуань убедил Коммунистическую партию позволить рыночным силам больше влиять на курс юаня к доллару США, пишет Financial Times. Сделать ему это удалось, заверив их, что юань наконец получит статус резервной валюты МВФ (в итоге это и произошло в октябре 2016 г.). Знакомые с ситуацией люди назвали стратегию Чжоу троянским конем, так как, по их словам, он завернул трудные реформы в красивую обертку. Теперь, похоже, руководители страны начинают о них жалеть.

С начала января курс юаня к доллару снизился на 5,8%, и по итогам года его снижение может оказаться рекордным. Пытаясь поддержать юань, Пекин использовал валютные резервы, в результате чего к концу октября они сократились до $3,12 трлн, минимального уровня с марта 2011 г. Между тем, в начале 2014 г. они составляли почти $4 трлн. Это «сильное изменение», а тренд на ослабление юаня «очевиден», поэтому правительство ужесточает контроль над движением капитала, говорит Ван Цзунь, экономист Китайского центра международного экономического обмена.

Сам НБК в последние годы очень стремился провести финансовые реформы и, в частности, либерализовать движение капитала, поэтому сейчас не хочет вводить ограничения, утверждает председатель Primavera Capital Group Фред Ху. Но госсовет КНР и министерство финансов менее заинтересованы в реформах, отмечает Луис Куйс из Oxford Economics.

Сначала стало известно о предложении ограничить инвестиции китайских компаний за рубеж. Особенно госсовет обеспокоен сделками по поглощению иностранных компаний размером более $10 млрд и инвестициями китайских корпораций в непрофильные активы на сумму более $1 млрд. По данным министерства торговли, прямые иностранные инвестиции китайских компаний в нефинансовом секторе в 2015 г. составили рекордные $121 млрд, а за первые 10 месяцев 2016 г. – уже $146 млрд.

Причем Пекин обеспокоен не только снижением валютных резервов, но и качеством этих инвестиций, говорят специалисты. Например, в ноябре Xinke New Materials, занимающаяся обработкой меди, объявила о покупке 80% акций Midnight Investments, владеющей голливудской киностудией Voltage Pictures. Эта неожиданная сделка оценивается в $345-518 млн. «Китайские компании потратили очень много денег на иностранные отели, футбольные команды и недвижимость, – говорит профессор экономики Китайского народного университета Хуан Вэйпин. – Это то, что делали японские компании в 1980-х гг. Это не рациональный отток капитала».

Также Китай пытается ограничить отток капитала, ограничивая импорт золота, пишет FT со ссылкой на трейдеров и банкиров. Квоты на импорт в этом году были снижены, также у некоторых банков недавно возникли проблемы с получением одобрения на поставки из-за рубежа, говорят они. В результате, в последние недели в стране премия на золото по сравнению с международной ценой выросла до $46, согласно Wind Information. Обычно она составляет $2-4. Чтобы смягчить ситуацию, власти разрешили банкам использовать для импорта золота офшорный юань, после чего премия снизилась до $26.

В январе-сентябре Китай импортировал около 905 т золота, согласно экспортным данным его основных поставщиков – Гонконга, Швейцарии, Австралии и Великобритании. Большая часть обычно затем экспортируется в виде ювелирных изделий. В последние годы Китай пытался сделать свой рынок золота более открытым для иностранных инвесторов. Например, в 2013 г. три зарубежных банка – HSBC, Standard Chartered и ANZ – получили лицензии на импорт золота. «Это словно шаг вперед и три шага назад», – приводит FT слова сотрудника международного банка относительно ограничений на импорт.

Внимание Пекина привлекли и денежные переводы. Ранее появились сообщения, что валютный регулятор Китая (SAFE) начал проверять переводы за границу размером от $5 млн, хотя до этого нижний предел был $50 млн. Также SAFE в последние дни дала устное распоряжение иностранным банкам, чтобы они просили разрешение на покупку иностранной валюты для нужд корпоративных клиентов, утверждают знакомые с ситуацией люди. Кроме того, НБК введет ограничения на денежные переводы в юанях китайских компаний. Они не должны превышать 30% их акционерного капитала, свидетельствуют документы, с которыми ознакомилась FT. Ранее подобных ограничений не было, так как Пекин хотел увеличить международное использование юаня. Но как только юани покидают материковый Китай и попадают на офшорный рынок, Пекин уже не может регулировать их конвертацию в доллары. Хоть это и не приводит к немедленному оттоку капитала, но может создать косвенное давление, если разница между курсами материкового и офшорного юаня вырастет.

Намерения правительства свидетельствуют о том, что оно «предпочитает стабильность и контроль, а не либерализацию экономики и вызванную этим волатильность», считает профессор Корнеллского университета Эсвара Прасад. Но бывший советник НБК Ю Ёндин одобряет действия Пекина, считая отток капитала опасным, а валютные интервенции центробанка – бесполезными: «Лучше поздно, чем никогда. Политика повышения контроля за движением капитала и прекращения его оттока абсолютно верна».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать