Нетрадиционная политика центробанков может привести к непредвиденным последствиям

Отрицательные процентные ставки не смогли стимулировать быстрый экономический рост
Марк Мобиус, исполнительный председатель совета директоров Templeton Emerging Markets Group

В сентябре ряд ведущих центральных банков проводят заседания по процентным ставкам, включая Европейский центробанк, Банк Японии, Банк Англии и Федеральную резервную систему США. В то время как ФРС постепенно склоняется к ужесточению денежной политики, многие другие центробанки продолжают проводить ультрамягкую, причем некоторые все ниже уводят ставки на отрицательную территорию. Мне показалось уместным рассмотреть последствия нетрадиционных мер в области денежной политики, особенно отрицательных ставок.

В то время как руководители ФРС недавно дали понять, что не считают отрицательные ставки конструктивными для США, растут опасения относительно политики отрицательных ставок, проводимой Банком Японии, ЕЦБ и другими центробанками в Европе. Один из основных упреков критиков – в том, что люди, желающие сохранить деньги в банке и получить проценты, в итоге вынуждены за это приплачивать (особенно если учесть инфляцию).

Еще важнее то, что все новое и новое понижение ставок центробанками с целью стимулировать экономический рост не дало существенного эффекта. В теории, дестимулируя людей и организации держать деньги на депозитах (кто-то скажет: наказывая их за это), центробанки поощряют их эти деньги тратить. Кроме того, при очень низких и даже отрицательных ставках по депозитам банки, как предполагалось, будут агрессивно кредитовать. Но ничего такого мы не увидели. Мировая экономика не несется на всех парах, несмотря на печатание денег в огромных объемах и чрезвычайно низкие процентные ставки в ведущих странах. ЕЦБ впервые установил отрицательные ставки в 2014 г.; за ним последовали центробанки Дании, Швеции, Швейцарии, Японии. В результате теперь частные банки в этих странах должны платить центральному, чтобы держать у него деньги, а покупатели государственных облигаций – платить правительствам за привилегию одолжить им денег.

Я не единственный, кто считает, что политика отрицательных ставок не приносит ожидавшихся положительных результатов – по крайней мере, в ряде ключевых областей. Она приводит к сжиманию нормы прибыли банков, отбивая у них желание кредитовать. Многие люди, которые в нормальной ситуации отнесли бы деньги в банк, теперь кладут их в сейфы или под матрацы. Невозможность получить процентный доход заставляет тех, кто не может инвестировать средства в других областях, чувствовать себя финансово ущемленными и незащищенными.

Многие пенсионные фонды испытывают трудности, поскольку гособлигации, которые они обычно держат в своих портфелях из соображений безопасности, не приносят дохода, и некоторые уже прогнозируют, что в нынешней ситуации длительного периода ультранизких ставок не смогут выполнить обязательства перед пенсионерами. Из-за этого такие институциональные инвесторы ищут повышенную доходность и вынуждены вкладывать в более рискованные бонды и акции. Это, опасаются некоторые наблюдатели, может привести к очередному обвалу на финансовых рынках, если рискующие так инвесторы решат вывести деньги их этих активов.

Есть и еще один аспект – конкуренция валютных курсов. Низкие ставки в какой-то стране заставляют инвесторов выводить деньги из номинированных в ее валюте активов туда, где ставки выше. Правительства, желающие повысить на мировом рынке конкурентоспособность товаров и услуг своей страны, приветствуют ослабление национальной валюты. Это может привести к тому, что называют «валютными войнами», политикой «разори своего соседа», а также к росту политической напряженности. Все это порождает еще бóльшую волатильность и неопределенность.

Пока не ясно, отреагируют ли другие центробанки на повышение ставок ФРС. Если они продолжат проводить свою ультрамягкую денежную политику или даже активизируют ее, это может компенсировать эффект от ее ужесточения в США. Рынки, похоже, уже заложили в цены повышение ФРС в этом году, и, по-моему, небольшой подъем ставки вряд ли окажет на них заметный эффект. Однако если ставки в США будут расти быстрее (на 1 процентный пункт или больше), влияние на мировые рынки будет более сильным и заставит другие центробанки отреагировать.

Поскольку нынешняя политика центробанков не дает такого эффекта, как ожидалось, есть вероятность, что они прибегнут к шагам, которые называют «разбрасыванием денег с вертолета», постаравшись тем или иным образом «перевести» деньги напрямую в карманы потребителей, чтобы исключить посредничество банков и заставить людей тратить. Подобная неопределенность и нетрадиционные стимулирующие меры подрывают уверенность, и бизнесмены еще больше теряют желание двигаться вперед и инвестировать. Поэтому результат может оказаться обратным, продлив и усилив замедление роста экономики.

В краткосрочной перспективе поиск повышенной доходности ведет к притоку средств в акции и облигации на развивающихся рынках, чем объясняется их быстрый рост в последнее время. Нам, конечно, грех на это жаловаться! Однако мы не должны забывать об изменениях в макроэкономике, порождаемых нетрадиционной политикой центробанков, что может привести к непредвиденным последствиям для многих инвесторов.

Печатается с разрешения Templeton Emerging Markets Group

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов