Отмена накопительной пенсии отбросит нашу финансовую систему на 15 лет назад

А ее сохранение будет постепенно снижать расходы государства на выплаты пенсий и нагрузку на экономику
Антон Кирюхин, директор департамента рынков долгового капитала Росбанка

За 2015-2016 гг. негосударственные пенсионные фонды (НПФ) выкупили в полном объеме 52 эмиссии облигаций крупнейших российских компаний на сумму 441 млрд руб. Их долю в других рыночных размещениях корпоративных облигаций мы оцениваем на уровне 20-30%, что составляет еще 240-350 млрд руб. Спросом пользовались прежде всего долгосрочные (свыше трех лет) бумаги ведущих российских корпораций в сфере энергетики, транспорта, телекоммуникаций, нефтегазодобычи, металлургии и горнодобычи, розничной торговли и т. д. Ресурс НПФ существенно смягчил для таких компаний негативные последствия стресса, который испытала финансовая система России в конце 2014 – начале 2015 г. Деньги пенсионных фондов частично заменили закрытые западные рынки и средства российских банков, которые также не готовы были предоставлять финансирование крупнейшим корпорациям на приемлемых для них условиях, зачастую вместо этого наращивая долю валютных активов на своих балансах.

Таким образом, средства НПФ показали себя как один из наиболее устойчивых к кризису финансовых ресурсов в российской экономике. Такая стабильность по сравнению с ресурсами банковской системы объясняется несколькими причинами. Во-первых, риски ликвидности на текущем этапе развития системы НПФ существенно ниже, чем в банковской системе. Выплаты пенсионерам пока минимальны, поэтому система настроена на постоянный и прогнозируемый нетто-приток средств. Переходы из одного НПФ в другой – гораздо более сложный и регламентированный процесс, чем смена банка. Периодичность переходов ограничена одним разом в год, а с этого года перевод средств между фондами чаще одного раза в пять лет приведет к потере накопленного инвестиционного дохода.

Во-вторых, ограничения на инвестирование средств НПФ гораздо жестче и прозрачнее, чем требования, предъявляемые к банкам. Значительно больший аппетит НПФ к приобретению рублевых активов в период высокой волатильности национальной валюты объясняется также необходимостью соответствия высоким требованиям к рейтингу приобретаемых инструментов в сочетании с ограниченными возможностями для инвестиций в валютные и зарубежные активы. НПФ просто не могут, в отличие от банков, существенно нарастить долю валютных инструментов в своих портфелях. С другой стороны, для экономики в период кризиса это ограничение, как мы видим, стало важным стабилизирующим фактором.

Система, появившаяся после пенсионной реформы 2003 г., прошла длинный путь, подвергалась значительной критике, пережила несколько стрессов. В итоге на текущий момент она играет существенную роль для экономики и прежде всего для финансирования крупных компаний. Сформированы работающие институты и регулирование, более эффективные, чем в других частях финансовой сферы. Объем средств пенсионной системы (пенсионных накоплений и резервов) на текущий момент составляет менее 10% от рублевых активов банковской системы. При сохранении обязательного накопительного элемента эта доля к 2020 г. могла бы существенно вырасти, учитывая снижение темпов роста банковских активов.

Как мы видим, в ряде случаев система НПФ исполняет функции обеспечения реальной экономики долгосрочными инвестиционными ресурсами более эффективно, чем банковская система. Развитие НПФ критически важно для формирования сбалансированной и стабильной финансовой системы, национального финансового рынка, существенно менее зависимого от иностранных инвесторов и, следовательно, менее уязвимого для внешних шоков. Оно также даст импульс расширению финансирования инвестиционных проектов в национальной валюте. Дальнейшее замораживание или отмена обязательной накопительной составляющей подорвет тренд развития этой системы, приведет к ее стагнации на долгие годы и в итоге минимизирует ее роль в указанных процессах.

Сторонники отмены обязательной накопительной системы используют в основном три аргумента: финансово-бюджетный (при отмене сократится трансферт из бюджета в Пенсионный фонд России – ПФР), социальный (гарантированная индексация пенсий в страховой системе по инфляции лучше защищает пенсионные права граждан, чем доходность от инвестирования средств накопительной системы) и экономический (деньги не доходят до реальной экономики, а обогащают финансовых спекулянтов и посредников).

Первые два аргумента взаимозависимы, и их следует рассматривать комплексно. Снижение трансферта на 300-400 млрд руб. в год, очевидно, поможет бюджету в краткосрочной перспективе. Однако в дальнейшем приведет к еще большему дисбалансу системы. Индексация пенсий по фактической инфляции в периоды и роста, и снижения доходов бюджета и ПФР в долгосрочной перспективе приведет к увеличению доли расходов на пенсии до неподъемного для экономики уровня. В итоге, очевидно, государство откажется от этой идеи, и пенсии будут индексироваться произвольно в зависимости от состояния доходов бюджета и ПФР (что мы и наблюдаем в 2016 г.). Напротив, доходность на накопительную составляющую отражает реальный уровень индексации пенсий, который экономика может позволить в долгосрочной перспективе. То есть эта система гораздо более сбалансирована. Кроме того, накопительный элемент будет постепенно снижать расходы государства (и, следовательно, нагрузку на экономику) на выплаты пенсий по мере выхода на пенсию участников накопительной системы, т. е. в заметном объеме уже начиная с 2022 г.

Наши данные об объеме участия НПФ в размещениях крупнейших российских компаний опровергают аргумент о том, что накопительные пенсионные взносы не доходят до реальной экономики. Безусловно, проблема эффективного регулирования и защиты вкладчиков НПФ от недобросовестных собственников и управляющих фондов существует, как существует аналогичная проблема и в российском банковском секторе. Да и в мировой финансовой системе, пожалуй, нет такой отрасли, где эти вопросы не поднимались бы с той или иной степенью остроты, особенно в последнее десятилетие.

В системе НПФ мы наблюдаем постоянное совершенствование регулирования и развитие институтов. С 2014 г. создана система обязательного гарантирования пенсионных накоплений. Фонды, которые вступили в нее, были акционированы и прошли аудит Агентства по страхованию вкладов. Они находятся под надзором Банка России, обязаны раскрывать конечных бенефициаров и отчитываться по установленным стандартам. С другой стороны, регулятор постоянно расширяет ограничения на инвестирование средств пенсионных накоплений. Так, профильное положение Банка России 451-П было изменено совсем недавно, в июне этого года, и уже готовится его новая редакция с учетом практики регулирования и ее совершенствования. Все эти нововведения существенно снижают риски и будут уменьшать потери системы от недобросовестных посредников, а также способствовать увеличению доли накоплений, инвестированных в реальную экономику. Эту тенденцию мы и наблюдаем в последние два года.

Накопительная пенсионная система – один из работающих институтов в экономике, который прошел критическую точку своего развития и доказал эффективность. Ее отмена или дальнейшее замораживание отбросит нашу финансовую систему на 15 лет назад.

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов