Пенсионная система стремительно устаревает

Меняющийся характер занятости и производственный уклад требуют пересмотра всей концепции пенсионного обеспечения
Евгений Якушев, исполнительный директор НПФ «Сафмар»

Одна из самых актуальных тем сейчас – это пенсионная реформа. Дискуссии ведутся в тиши кабинетов, в редких случаях выплескиваясь в СМИ. И совсем не обсуждается тот факт, что концепция «школа – институт – работа – пенсия» уже перестала работать для современного поколения. Низкий размер пенсий и постоянно изменяющиеся правила игры разрушают образ будущего. Новое поколение выходит на рынок труда с новыми ценностными установками. Значит, нужно менять стандарты социально-трудовых отношений.

Пенсии – изобретение относительно недавнее. Публичные пенсионные системы стали возникать в XIX в. и получили массовое развитие в ХХ в. Они сформировали специфический элемент экономики, базирующийся на перераспределении денежных средств между поколениями. Государства разных стран принудительно вводили специальный вид отчислений – страховые взносы, которые давали право тем, кто их платит, на соответствующие будущие выплаты.

В России сейчас старшее поколение недовольно маленьким размером пенсий. Молодые люди сомневаются, что правила игры сохранятся к моменту их выхода на заслуженный отдых. Высокооплачиваемые специалисты обращают внимание на неэквивалентность уплаченных ими взносов и будущих пенсионных выплат. Работники вредных и опасных производств опасаются ликвидации льгот по досрочному выходу на пенсию, а те, кто имеет право на нее по выслуге лет, рассматривают пенсию как заслуженный профессиональный доход. Индивидуальные предприниматели и самозанятые граждане полагают, что смогут распорядиться своими взносами более эффективно, чем государство, и обеспечат себя альтернативными источниками дохода в будущем.

Политические партии замалчивают пенсионную тему, так как в диалоге с избирателями придется давать оценки и делать выбор в пользу того или иного решения, ведь любая реформа существующей системы будет затрагивать интересы конкретных групп людей. Яркие тому примеры, вызванные новой экономической реальностью, – заморозка пенсионных накоплений (ущемление прав будущих пенсионеров) и запаздывающая индексация пенсий (ущемление прав пенсионеров нынешних).

На механизмы общественного перераспределения влияют демография и изменение экономического уклада. Старение населения – глобальный тренд, и родившиеся в XXI в. имеют высокие шансы прожить до 100 лет. Существенно меняются характер занятости и производственный уклад. Работа по найму, характерная для индустриального общества, замещается работой внештатников. Растет доля самозанятых. Меняются производственные процессы, и в дальнейшем часть специальностей заменят компьютерные программы, а производство некоторых товаров может быть полностью роботизировано. Изменение характера формирования общественного блага неизбежно повлияет на механизмы его перераспределения. Страховые взносы, уплачиваемые наемными работниками в будущем, скорее всего не обеспечат достаточный объем доходов пенсионной системы.

Вариантом выхода из этой ситуации может стать внедрение концепции безусловного основного дохода.

В России уже сформировался институт, обеспечивающий безусловный доход по принципу гражданства, – это институт социальных пенсий. Сейчас общественный доход достаточен для того, чтобы обеспечить минимальный прожиточный уровень отдельной категории граждан, не выработавших необходимый для назначения пенсии стаж. В условиях продолжающегося роста производительности труда и грядущего изменения социально-трудовых отношений такое обеспечение может быть распространено на все общество.

При переходе к концепции безусловного основного дохода меняется отношение к взносам и пенсионному возрасту. «Заслуженный отдых» трансформируется в концепцию «активного долголетия». Что это значит? Очень просто: человек работает до тех пор, пока получает удовольствие от работы, пока востребованы его навыки и умения, сохраняется возможность сменить вид деятельности и место жительства. Текущее представление о будущем – «работать до смерти» – меняется.

Страховые взносы трансформируются в личные сбережения. Отсутствие необходимости содержать старшее поколение за счет взносов работающих позволяет отказаться от пенсионных формул. Для активных участников трудовых отношений, желающих сохранить более высокий уровень доходов, будет доступна вся палитра инструментов сбережений – депозиты, ценные бумаги, пенсионное страхование и негосударственное пенсионное обеспечение. Простой принцип «сколько отложил, столько и получил», а также самостоятельный выбор инструментов сбережений и уровня инвестиционного риска переносит ответственность за обеспеченность в старости на гражданина.

Модель безусловного основного дохода может быть реализована на отрезке в 30–50 лет. Введение пенсионных баллов де-факто стало первым шагом к этой системе. Ведь ограничение числа баллов, которые можно набрать, делает бессмысленной уплату страховых взносов для высокооплачиваемых работников. А увеличение необходимого для назначения страховой пенсии стажа отсекает самозанятых от участия в страховой пенсионной системе и увеличивает количество будущих получателей «социальной пенсии», то есть безусловного основного дохода. Отрицательное же отношение общества к повышению пенсионного возраста будет усиливать дисбаланс страховой модели и приведет к возрастанию роли государства в финансировании пенсионных обязательств.

Появление в общественной повестке дня темы безусловного основного дохода как стратегического вектора развития изменит тональность и остроту дискуссии по изменениям пенсионной системы. Одновременно станет логичным формирование индивидуального пенсионного капитала. Дифференциация пенсионных доходов будет обеспечиваться в рамках индивидуальных пенсионных стратегий, а не за счет попыток формализовать противоречия перераспределительной системы.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов