Статья опубликована в № 3081 от 13.04.2012 под заголовком: Проигрыш вчистую

Венчурный капитал не балует Россию

Венчурные фонды вложили в России в прошлом году лишь около $80 млн, или менее 0,2% от их инвестиций в мире, подсчитали эксперты Ernst & Young. Российские участники рынка уверяют, что оборот больше
А.Махонин / Ведомости
Лидируют миллиардеры

Мировые центры венчурного капитала в 2011 г. (по объему венчурного капитала, привлеченного в проекты):. США – $32,6 млрд; Китай – $5,9 млрд; Великобритания – $1,7 млрд; Израиль – $1,6 млрд; Индия – $1,5 млрд.

Более половины венчурных фондов из ведущих центров (см. врез) инвестируют не только на домашнем рынке, но и на зарубежных. Причем большинство из них намерены увеличить объем иностранных инвестиций к 2015 г., говорится в обзоре Ernst & Young. Всего за прошлый год в мире в различные инвестиционные проекты было привлечено $48,7 млрд средств венчурных фондов через 4900 сделок против $45,6 млрд годом ранее. Рекорд – $49,4 млрд в 2007 г.

Из всей суммы вложений на долю США пришлось 70% объема ($32,6 млрд почти на 3000 сделок). Показатель Западной Европы – $6,1 млрд, Китая – $5,9 млрд. Регион Центральной и Восточной Европы, куда также входит и Россия, привлекает пока немного, но показывает хорошие темпы роста: только за первое полугодие 2011 г. было привлечено $123 млн в 17 сделках против $76 млн в 23 сделках за весь 2010 год. Доля России в объеме инвестиций региона составляет порядка 30%, или около $40 млн, говорит партнер Ernst & Young Олег Данилин. Он предполагает, что за второе полугодие было привлечено $30–40 млн. И хотя в абсолютном значении инвестиции в Россию увеличиваются, она уже не доминирует в регионе, отмечает Данилин.

Ernst & Young недооценивает российский сегмент венчурных фондов, уверен гендиректор Российской венчурной компании Игорь Агамирзян: «Только фонды из нашей системы (с участием РВК или контролируемые РВК) заключили сделки в 2011 г. на $75 млн, на РВК при этом приходится четверть рынка». «За последние два года произошли сильные изменения, объем инвестиций вырос практически в 2 раза – мы видим существенный рост интереса иностранных инвесторов и, соответственно, сокращение доли государства в этой индустрии», – отмечает Агамирзян. «Но в России большой перекос в сторону индустрии IT, телекома, с низкой долей таких популярных в мире направлений, как биотехнологии или экологически чистые технологии, – IT менее капиталоемкий», – отмечает директор по инвестициям фонда «Сколково» Александр Лупачев. Доля России в глобальном секторе чистых технологий нулевая – большинство проектов являются сырыми и не готовы к финансированию институциональными инвесторами, добавляет директор Фонда чистых технологий Республики Татарстан Полина Бурнос. В инновационные компании по-прежнему удается привлекать в основном средства физлиц, на Западе же большую базу составляют институциональные инвесторы, пенсионные фонды, констатирует Лупачев: «Как таковых лимитов на страны у таких фондов нет, но от России из-за высокой премии за риск они ожидают большей доходности – 45–50% годовых при средних 30%, это значительно сокращает выбор проектов». В России есть свои венчурные фонды, причем количество фондов немногим меньше, чем у США, – около 100, «однако их объемы финансирования несущественны и значительно ниже мировой практики», замечает партнер Ernst & Young Леонид Савельев.

Проблема в небольшом опыте общения c иностранными инвесторами, далеко не все российские компании могут в достаточной мере убедить их, считает управляющий партнер фонда Runa Capital Дмитрий Чихачев: но как такового предубеждения против России нет». Иностранным инвесторам также не хватает ясной стратегии выхода из таких проектов в России, есть два способа – размещение на бирже либо продажа стратегу, оба они не очень хорошо работают, добавляет Лупачев.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать