Статья опубликована в № 3290 от 20.02.2013 под заголовком: Отток под контролем

ЦБ: более половины теневых операций может контролировать одна группа лиц

Оттоком капитала из России управляет настоящий спрут, подозревает Центробанк: его анализ показал, что более половины сомнительных операций объемом $49 млрд может контролировать одна группа лиц
  • Ольга Кувшинова
Более половины сомнительных операций может контролироваться одной группой, полагает Центробанк
T.Shaffer / REUTERS

В прошлом году из России на зарубежные счета незаконно переведено $49 млрд, рассказал «Ведомостям» председатель ЦБ Сергей Игнатьев (интервью с ним см. на стр. 08), – это 2,5% ВВП. «Это может быть оплата поставок наркотиков <...> серого импорта <...> взятки и откаты чиновникам <...> менеджерам, осуществляющим закупки в крупных частных компаниях. Может быть, это схемы по уклонению от уплаты налогов», – перечислил он.

Из этой суммы $14 млрд приходится на торговые операции, остальное – на операции с капиталом, которые в платежном балансе называются «сомнительными» и включаются в отток капитала. Чистый отток капитала в 2012 г. составил $56,8 млрд, «сомнительные операции» – $35,1 млрд (см. график на стр. 04): таким образом, до 60% утекших из России денег вывезено незаконно.

В результате подобных операций бюджетная система, по оценке Игнатьева, недополучила порядка 450 млрд руб., а с учетом внутренних незаконных операций (через фирмы-однодневки) – более 600 млрд. Эта сумма сопоставима с объемом всех федеральных расходов на образование или здравоохранение – 604 млрд и 614 млрд руб. в 2012 г.

Больше половины объема сомнительных операций проводится фирмами, прямо или косвенно связанными друг с другом платежными отношениями, показал анализ ЦБ. «Создается впечатление, что все они контролируются одной хорошо организованной группой лиц», – резюмировал Игнатьев, но что это может быть за группа, не уточнил. При серьезной концентрации усилий со стороны правоохранительных органов этих лиц, а также выгодоприобретателей сомнительных операций можно найти, уверен глава ЦБ.

Получить комментарии МВД не удалось, а сотрудник МВД говорит, что существование такой организованной группы невозможно без участия в ней на первых ролях банкиров.

«По поводу одной группы слышу впервые, – говорит высокопоставленный чиновник правительства. – А по самой теме работаем вместе с ЦБ упорно. Результат – внесенный законопроект против отмывания».

Три профильных комитета Госдумы рекомендовали принять его в первом чтении (оно должно состояться в пятницу), пообещав, впрочем, внести существенные правки ко второму (см. статью на стр. 02).

Расценки на операции по выводу, обналичиванию и легализации денег зависят от схемы, по которой они проводятся, поделились с «Ведомостями» несколько финансистов. Чем примитивнее схема, тем она дешевле, но и риски выявления фигурантов и зависания средств в ней выше. Подобные операции часто сопровождаются кредитными, страховыми и прочими договорами. Расходы клиента, как правило, составляют 4–7%.

Исходя из этих комиссионных и оценки ЦБ сомнительных операций в $35 млрд доход тех, кто обслуживает отток, составляет $1,4–2,5 млрд. Из них банкам достается 1% или чуть больше, остальное – организаторам операций и силовым либо другим структурам, покровительствующим данному бизнесу, уверяют участники рынка.

На рынке теневых операций есть сезонный фактор, когда сильно возрастает спрос: например, перед Новым годом комиссии возрастают в 1,5–2 раза, объясняет один из финансистов. Другой банкир, занимающийся private banking, говорит, что если в банк принесут чемодан денег, то такого клиента, конечно, не примут: «Но если 10 чемоданов – то всегда возможны варианты, от которых не откажутся даже крупные банки».

Но зачастую крупные банки лишь используются для подобных схем, в большом обороте там проще растворить подобные операции. А вот небольшие банки могут и специализироваться на этой теме, но даже им редко остается более 3% от транзакции – остальное идет силовикам, уверяют несколько осведомленных банкиров.

По методологии ЦБ, разработанной в соответствии с международными стандартами, в «сомнительные операции» заносится не полученная в срок экспортная выручка; стоимость оплаченных, но не полученных по импортным контрактам товаров и услуг; суммы денежных переводов за границу по фиктивным операциям с ценными бумагами, кредитами. Объем «сомнительных операций», по оценкам ЦБ, в последние четыре года держится на уровне примерно 2% ВВП (см. график).

На чрезмерно высокий незаконный отток из России указывало в прошлом году агентство Standard & Poor's, а необходимость спасения фактически обанкротившегося Кипра подняла тему российских черных денег на уровень руководства Евросоюза – бенефициарами такой помощи становятся «российские олигархи и мафиози», цитировала Deutsche Welle доклад федеральной разведслужбы Германии. Согласно приведенным разведданным, в 2011 г. из $80 млрд чистого оттока из России $26 млрд осело на счетах на Кипре, гражданство которого – и возможность коммерческой деятельности в ЕС – получило уже около 80 российских олигархов. ЕС выдвинул условием помощи Кипру участие России в этом спасении. Россия поможет, если поможет ЕС, парировал премьер Дмитрий Медведев. Не стоит путать отток капитала с экспансией российского бизнеса, уточнял в конце декабря президент Владимир Путин.

По данным международной организации Financial Stability Board, созданной G20 для разработки надзорных мер, объем теневых операций в 25 странах (на долю которых приходится почти 90% мирового ВВП и столько же глобальных активов) вырос с $59 трлн в 2008 г. до $67 трлн в 2011 г., что сопоставимо с объемом мировой экономики и половиной глобальных банковских активов. Лидерами по объему теневых финансовых операций в отчете названы США ($23 трлн), еврозона ($22 трлн) и Великобритания ($9 трлн).

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (Смарт-версия).