Статья опубликована в № 3308 от 19.03.2013 под заголовком: Заложники Кипра

Российский бизнес делает выводы из кипрской экспроприации

Пока кипрские парламентарии тянут с голосованием по налогу на вклады, российский бизнес отходит от шока. Часть предпринимателей готовится к эвакуации с острова
Инвесторы не ожидали такого подхода к решению кипрского кризиса
N. Hall / Reuters

Исправленная версия (первоначально опубликованный вариант можно посмотреть в смарт-версии "Ведомостей")

Дебаты в кипрском парламенте о том, как взять с банковских счетов 5,8 млрд евро, стали главным политическим и экономическим событием в России. По-видимому, отчаявшись спасти заработанный десятилетиями имидж комфортной для бизнеса юрисдикции, киприоты к концу дня перешли к спасению своих денег за счет иностранных. Начав с налога в 6,75% на суммы до 100 000 евро и в 9,99% свыше, к концу дня они изменили пропорцию «в пользу бедных»: 3% со счетов до 100 000 евро, 10% – с 100 000–500 000 евро, 15% – от 500 000 евро, сказал WSJ один чиновник кипрского правительства и подтвердили «Ведомостям» консультанты, работающие с Кипром. Представитель Еврокомиссии одобрил такой подход, если объем изъятия останется прежним.

Вчера закон так и не был согласован (правящей партии не хватает одного голоса): заседание перенесено на сегодняшний вечер.

«Люди в шоке»

Российские предприниматели вчера не скрывали эмоций. «Это экспроприация, большевистская, – возмущается президент «Деловой России» Александр Галушка. – Люди в шоке, после такого удара доверие к Кипру будет вернуть очень непросто». «В моих терминах их планы – это простое пиратство, и завтра они, видимо, переключатся на нефтяные танкеры, проходящие рядом с островом», – говорит инвестор Дмитрий Костыгин, совладелец «Дикой орхидеи», «Рив гош» и «Юлмарта». Костыгин рад, что еще в декабре решил вывести активы и счета с Кипра и сейчас на острове у него мало что осталось. Блокировать текущие счета – за гранью добра и зла, мягко выражается совладелец Valars Кирилл Подольский. По мнению основателя брокерской компанииSaxo Bank Ларса Сейера Кристенсена, произошло прямое нарушение основополагающих прав на имущество, навязанное зарубежными державами небольшой стране: «После такого каждый вкладчик в Европе должен испугаться за свои сбережения».

Под ударом могут оказаться все, кто имел дело с Кипром. В обсуждаемой редакции под налог подпадают депозиты частных лиц, текущие счета компаний, корреспондентские счета банков, брокерские счета, говорит партнер PwCНаталья Кузнецова.

Большая стрижка

Россия станет главным пострадавшим от «стрижки» Кипра (помимо самих киприотов): по оценке Moody's, порядка трети всех депозитов в кипрских банках – до 27 млрд из 68,4 млрд евро – принадлежит россиянам. Потери по ним обеспечат до 40% всех списаний, посчитал Центр макроэкономических исследований Сбербанка. Помимо этого внезапный контроль за движением капитала может затронуть около $40 млрд кредитов, выданных российскими банками кипрским компаниям «российского происхождения», замечает Иван Чакаров из «Ренессанс капитала». Прямая стрижка депозитов и размещенных в кипрских банках средств может составить примерно 0,14% российского ВВП, посчитал он, «довольно незначительная сумма», однако, если Кипр заморозит транзакции, это повысит российские потери до весьма значительных 2% ВВП.

Заморозка транзакций – ключевой риск, согласна Наталия Орлова из Альфа-банка, ссылаясь на данные Global Financial Integrity, в 2011 г. Кипр получил $120 млрд «инвестиций» из России, а Россия с Кипра – $130 млрд. На счетах в Кипре остается только 10% поступивших из России средств, остальное уходит в другие страны, а кредиты, де-юре выданные кипрским компаниям, де-факто обычно находятся на счетах российских же банков, продолжает Орлова, так что реальные потери от заморозки транзакций будут гораздо менее значительными.

«Понять что-то сейчас не можем – у банков на Кипре выходной, – но уже переводим оплату по контрактам на некипрские счета», – рассказывает Подольский.

«После такого деньги уйдут из страны навсегда», – предсказывает он. Киприоты понимают это и поэтому высоки риски введения ограничений на вывод средств из кипрских банков даже после удержания налога, рассуждает топ-менеджер энергокомпании: «Это будет не менее сильный удар [чем налог]».

К переезду готовы

Из крупных компаний аналитики вчера особо выделяли риски ВТБ, имеющего на Кипре дочерний банк. Группа не раскрывает финансовых показателей своей кипрской «дочки», и единственная информация, исходя из которой можно судить о масштабах связанного с Кипром бизнеса ВТБ, – данные Moody's на конец 2011 г. Согласно им, объем кипрских активов банка составляет $13,8 млрд, или 6,5% совокупных активов ВТБ.

Среди других потенциальных пострадавших называют «Лукойл»: его сеть АЗС занимает четверть рынка нефтепродуктов на острове. Кроме того, компания проводит обратный выкуп акций на $2,5 млрд через кипрские «дочки».

Представители ВТБ и «Лукойла» от комментариев отказались.

Под ударом и российский рынок недвижимости. Практически все сделки по финансированию проектов на нем идут через Кипр, даже если в сделке участвуют российские банки, говорит топ-менеджер инвесткомпании, вкладывающей в недвижимость: «Но теперь вместо $20 млн она получает $18 млн. Собственный капитал она уже в проект инвестировала. Где брать оставшиеся $2 млн и как возвращать кредит?» Крупный российский бизнесмен признался «Ведомостям», что может потерять десятки миллионов долларов: после изъятия части средств он не сможет выполнить проект и придется досрочно вернуть кредит более чем на $100 млн c процентами. Ситуация на Кипре скажется на ликвидности проектов в сфере недвижимости, говорит гендиректор DB Development Дмитрий Гаркуша, ожидая, что девелоперы теперь будут продавать часть проектов, чтобы привлечь дополнительные средства в оставшиеся.

Выводы уже сделаны, бизнес (а не только счета и денежные потоки) будет переводиться в другие юрисдикции – Люксембург, Нидерланды, Швейцарию, считает Костыгин. Несколько российских предпринимателей поделились с «Ведомостями» планами эвакуировать бизнес с Кипра и сейчас выбирают куда.

Идеальной альтернативы нет, замечает Кузнецова: у Кипра выгодное по ставкам соглашение об избежании двойного налогообложения с Россией, освобождены от налога дивиденды и прибыль от продажи акций, английское право, была заслуживающая доверия банковская система. В Люксембурге или Нидерландах ставка корпоративного налога будет более чем вдвое выше, кто-то может перейти в Гибралтар, но это индивидуальные, а не универсальные решения, замечает Кузнецова.

Не все, впрочем, переживают из-за проблем Кипра (см. врез). Алишер Усманов сказал «Ведомостям», что не потерял на этом «ни копейки», поскольку хранит все деньги в российских банках. Не повлияет ситуация на Кипре и на бизнес «Северстали», передал через своего представителя гендиректор и основной владелец компании Алексей Мордашов. Крупные бизнесмены пока не обращались в Белый дом или Кремль за помощью, заверил «Ведомости» чиновник правительства.

Ответный удар

Руководителям России обращений было не нужно: планами Кипра вчера возмутились и президент Владимир Путин, и премьерДмитрий Медведев. Первый, со словам пресс-секретаря Дмитрия Пескова, назвал действия киприотов «несправедливыми и опасными», а второй сравнил с «конфискацией чужих денег». Путин провел совещание по проблеме Кипра, после которого министр финансов Антон Силуанов заявил, что решение о налоге на депозиты может повлиять на позицию России в вопросе о реструктуризации долга Кипра. Россия в 2011 г. выдала Кипру кредит на 2,5 млрд евро на 4,5 года. Кипр просит пролонгировать его на пять лет.

Теперь Кипру не стоит рассчитывать на уступки, говорит чиновник правительства. Когда Кипр только обратился за помощью, Россия выставила условие – обсуждать план спасения в формате ЕС плюс Россия, рассказывает он: «Мы им говорили, что всегда сможем предложить лучшие условия по ранее выданному кредиту, чем ЕС». И вот результат. «Это выдающийся случай, когда ЕС, который нас вечно учит, соглашается на экспроприацию», – говорит чиновник. Эта история может заставить часть бизнесменов вернуться в Россию, надеется собеседник «Ведомостей».

Бизнес-омбудсмен Борис Титов сомневается в юридической чистоте обсуждаемого налога, обещая помочь российским бизнесменам приготовить документы для оспаривания этого решения в международных инстанциях.

Выиграть суд будет непросто, предупреждает партнер King & Spalding Илья Рачков. Соглашение с Кипром о защите инвестиций, подписанное в 1997 г., так и не заработало – в 2005 г. президент отклонил закон о его ратификации, а соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией недостаточно подробное. Единственный шанс – обращение в Страсбургский суд со ссылкой на нарушение первого протокола Европейской конвенции о защите прав человека, замечает Рачков, основанием может стать слишком незначительная компенсация потерь – акции кипрских банков стоят намного меньше суммы налога. В свое время сами киприоты выиграли несколько дел в связи с конфискацией земли на территории Северного Кипра, рассказывает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать