Статья опубликована в № 3360 от 06.06.2013 под заголовком: За досрочные пенсии государство не отвечает

Государство может ликвидировать досрочные пенсии

Минтруд предлагает ликвидировать систему государственных досрочных пенсий для новых поколений. Это станет заботой либо работодателей, либо фонда соцстраха
Если работнику вредного производства не удастся заболеть, рассчитывать он сможет только на корпоративную пенсию
Dmitry Beliakov / Bloomberg

Идея Минтруда не коснется тех, кто уже занят на производствах с особыми условиями. А для тех, кто только выходит на рынок труда, будут новые правила: либо досрочную пенсию им обеспечит работодатель, либо ее вообще не будет.

Пока идея только обсуждается, сообщил замминистра труда Андрей Пудов, вчера, например, – с представителями профсоюзов. Срок перехода на новые правила – 2017–2018 гг., сказал он. «Сейчас приоритет – участие работодателей в корпоративных пенсионных системах, – объяснил Пудов. – Мы будем понуждать работодателей формировать их».

В прошлом году из 4,2 трлн руб. выплат трудовых пенсий из ПФР 1,1 трлн руб. составили выплаты досрочникам. С 2013 г. для рабочих мест с особыми условиями труда уже введены дополнительные взносы в ПФР – 2 или 4% в зависимости от степени вредности профессии, к 2015 г. доплата повышается до 6 и 9%. По данным Минтруда, в 2012 г. на вредных и опасных производствах работало 31,8% занятых в России, или 26,6 млн человек, и это число с каждым годом растет.

Предполагалось, что повышенный тариф станет стимулом для работодателя улучшать условия труда – он освобождается от доптарифа, если аттестация рабочего места подтвердит, что оно безопасно.

Но есть профессии, которые безопасными не станут, а значит, работодатель не будет заинтересован их улучшать, сочли в Минтруде, поэтому надо дифференцировать дополнительные взносы, разбив вредные профессии на четыре категории. За первые две при прохождении аттестации дополнительно платить не надо.

За самую вредную категорию придется платить 9% или более, говорится в материалах Минтруда.

«С 2015–2016 гг. мы предлагаем либо дифференцировать тариф, либо установить постоянный – 5–11%», – сказал замминистра труда Сергей Вельмяйкин.

Для уже имеющих необходимый для досрочной пенсии стаж Минтруд предлагает ничего не менять: они получат досрочную пенсию от государства, а работодатель может дополнительно их страховать в корпоративной пенсионной системе (например, в НПФ) – в таком случае доптариф платится туда, а не в ПФР. Доптариф для продолжающих работу также может выплачиваться либо в ПФР, либо в корпоративную пенсионную систему, но в последнем случае работник теряет право на досрочную пенсию от государства.

Для молодежи досрочные пенсии будут формироваться только в корпоративных программах. Доптарифа в ПФР не будет, а тариф для корпоративной системы работодатель может устанавливать самостоятельно, говорит Пудов, законодательно будет установлен только минимальный период, в течение которого работодатель будет обязан выплачивать досрочную пенсию, – с того момента, когда работник получает на нее право, и до достижения им пенсионного возраста.

По расчетам Минтруда, при тарифе в 4% с зарплаты 40 000 руб. корпоративная досрочная пенсия составит 8000–15 000 руб. Счета будут индивидуальными, т. е. при смене работы пенсионные права работника перейдут вместе с ним к другому работодателю.

Если же работодатель не формирует пенсионную программу, он уплачивает за работника взнос в размере 0,53% в Фонд социального страхования (ФСС) – в качестве страхования риска профессионального заболевания. Если у работника обнаруживаются признаки профзаболевания и вылечить его не удается, то он получает выплаты из ФСС. По расчетам Минтруда, они составят 10–20% зарплаты застрахованного. Если работник не заболеет, никаких выплат ему не положено, кроме обычной пенсии.

Реформа коснется и бюджетников – учителей, врачей, – получающих льготную пенсию: для них предполагается постепенное повышение требований к льготному стажу – по 3–6 месяцев в год, чтобы за 10 лет льготный пенсионный возраст сравнялся с общеустановленным.

«Я правильно понимаю, что вы у шахтеров отбираете льготную пенсию?» – спросил у Пудова председатель профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук. Шахтеры платят в обязательную пенсионную систему в 2 раза больше, чем бюджетники, и в 2,5 раза больше, чем работники сельского хозяйства, а до 60 лет они не доживают, возмутился он. С дифференциацией взносов он тоже не согласен: «8–10% – под этим мы никогда не подпишемся, хоть стреляйте. Дополнительная нагрузка только побудит уйти в тень».

«Конечно, работодатель выберет ФСС», – не сомневается председатель профсоюза работников морского транспорта Игорь Павлов. По его мнению, вся реформа затевается только для решения проблемы дефицита ПФР. Альтернатива в виде ФСС несправедлива, согласен заместитель гендиректора «Желдортранса» Вячеслав Батаев.

Вопрос еще будет обсуждаться, пообещал Пудов, повторив, что главное – заставить работодателей формировать корпоративные пенсионные программы.

«В целом концепция вполне разумна, готовы работать», – одобрил президент Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов.

В опрошенном «Ведомостями» десятке крупнейших металлургических компаний с вредными производствами от комментариев отказались. «Это очень сложный и комплексный вопрос, чтобы ответить, нам придется собрать совещание», – задумался один из собеседников «Ведомостей».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать