Статья опубликована в № 3367 от 18.06.2013 под заголовком: Валютный резерв Минфина

Правительство простимулирует экономику девальвацией

Центробанк не будет отвечать за экономический рост, этим займется Минфин. Его рецепт – ослабление рубля
  • Ольга Кувшинова,
  • Дмитрий Казьмин,
  • Максим Товкайло
  • / Ведомости
Россия готова поиграть курсом рубля, чтобы увеличить доходы бюджета
М. Стулов / Ведомости

Правительство может прибегнуть к последнему способу стимулирования экономического роста – ослаблению рубля. Такой вариант рассматривается, заявил Bloomberg министр финансов Антон Силуанов: «Небольшое ослабление обменного курса может сыграть позитивную роль для федерального бюджета и экономики в целом».

Экономический рост в России замедляется с середины 2012 г., в I квартале – до 1,6%, подтвердил вчера свою предварительную оценку Росстат. Это втрое меньше, чем годом ранее. С конца 2012 г. правительство обсуждает меры стимулирования экономики, в этом году к нему присоединился президент Владимир Путин, но решений пока не принято.

Минэкономразвития предлагало увеличить госинвестиции за счет использования накопленных нефтегазовых доходов, а также стимулировать кредитование за счет ослабления монетарной политики – нынешние ставки, по мнению министерства, слишком высоки и тормозят экономику. Ведомство выдвинуло идею возложить ответственность за экономический рост на ЦБ. Этот пункт с повестки дня снят – на совещании у президента предложение решили отклонить, рассказал Силуанов: оно только размоет ответственность между ЦБ и правительством и разгонит цены.

России, по мнению Силуанова, поможет небольшое ослабление рубля, но только оно должно осуществляться не административным, а рыночным способом: за счет покупок Минфином валюты для резервного фонда на рынке, а не у ЦБ. Минфин, по словам Силуанова, выйдет с покупками валюты уже в августе, его операции могут ослабить курс на 1–2 руб., что принесет бюджету дополнительные 190–380 млрд руб.

План Силуанова впечатлил рынок: рубль, поначалу укреплявшийся, стал дешеветь. «Новость напугала, все подхватили коррекционную игру на рубль», – говорит валютный трейдер банка «Открытие» Сергей Фишгойт.

Президент еще не решил, наделять ли ЦБ ответственностью за экономический рост, сообщил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков; про обсуждение девальвации для поддержки экономики ему ничего не известно.

О намерении начать в III квартале покупки валюты в резервный фонд на рынке Минфин заявлял в апреле, тогда замминистра Алексей Моисеев уверял, что на курс рубля это не повлияет. Поверили ему не все. То, что безработица минимальна, а загрузка мощностей почти на максимуме, означает, что проблемы экономики – не на стороне спроса, что можно было бы решить денежными стимулами, а на стороне предложения, объяснял Нил Ширинг из Capital Economics. Устранить это ограничение можно, стимулируя инвестиции, однако эффект от таких мер может сказаться на темпах экономики через несколько лет, для ускорения роста в ближайшее время у властей не остается никаких инструментов, кроме курса рубля, заключил экономист.

Падение инвестиционного спроса сопровождается резким снижением рентабельности промышленных предприятий – это двойной шок, говорит Валерий Миронов из Центра развития ВШЭ. Удержать темпы роста можно несколькими способами. Однако бюджетное стимулирование малоэффективно, и к тому же при стагнации нефтяных цен и бюджетных доходов масштабной поддержки от бюджета ждать не приходится. Смягчение денежно-кредитной политики помогло бы, если бы мощности предприятий были недозагружены, в ином случае это приведет только к ускорению инфляции. «Остается либо ничего, либо девальвация», – говорит Миронов.

Незначительное ослабление курса смысла не имеет: промышленности важен не номинальный, а реальный курс рубля. Чтобы его обрушить, потребуется не косметическая, а масштабная девальвация, но это слишком сильное оружие, сомневается в его применении Миронов: «Зачем, если кризиса нет?» От снижения номинального курса на 3–6% при инфляции в 6–7% никакой поддержки росту не будет, промышленности важен реальный курс рубля, а в нем зашита инфляция, согласен Евгений Гавриленков из «Сбербанк CIB»: «Я бы видел поддержку в снижении инфляции, а не в манипулировании курсом». Курс рубля – в почти хроническом падении с начала февраля, за это время он ослаб к доллару почти на 6%. «Что-то никакого ускорения роста экономики при этом не наблюдалось», – иронизирует Гавриленков. Серьезная девальвация, как в 1998 г., сейчас не поможет, указывает он: экономика изменилась, в торгуемых секторах велика доля импортных компонентов, девальвация ударит по промышленности, а не поддержит ее, а для неторгуемых секторов ослабление курса большого значения не имеет.

К тому же не факт, что покупки Минфина ослабят рубль: его выход на рынок означает де-факто возврат к докризисной практике скупки валюты Центробанком, но если тогда объемы покупок достигали $15–20 млрд в неделю, то сейчас ресурсная база – максимум $17–20 млрд в год, сравнивает Гавриленков. «ЦБ при этом продолжает периодически продавать валюту для поддержки курса: получается, одной рукой он будет ее продавать, другой – скупать для Минфина. Это полный абсурд», – говорит Гавриленков.

Ослабление рубля может повысить доходы бюджета, но вряд ли поможет экономике, солидарна Юлия Цепляева из BNP Paribas. Теоретически правительство может ослабить курс, если повысит спрос на доллары, однако скорее всего Силуанов имел в виду просто официальное одобрение предложенного в апреле министерством механизма пополнения резервного фонда, полагает Цепляева. Если Минфин выйдет на рынок в августе, то его ежемесячный спрос составит порядка $2 млрд – слишком несущественно, отмечает Цепляева. $80–100 млн в день, что сопоставимо с дневными объемами интервенций ЦБ, сравнивает Дмитрий Полевой из ING.

Вчера ЦБ для поддержки курса продал около $70 млн, оценивает Фишгойт. По итогам дня курс почти не изменился – 31,77 руб./$ на 21.30 мск.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать