Статья опубликована в № 3637 от 24.07.2014 под заголовком: Кредит на расплату

Более 90% выданных населению кредитов уходит на погашение прежней задолженности

Более 90% взятых россиянами кредитов уходит на погашение их прежней задолженности - потребительское кредитование почти перестало поддерживать экономику
Е.Разумный / для Ведомостей

Население приносит в банки все меньше денег и все менее активно берет кредиты, ограничивает потребление, проедая при этом накопления, следует из данных Центробанка и Росстата.

Меньше кредитов

За полгода рост портфеля кредитов банков физическим лицам, по данным ЦБ, замедлился вдвое в сравнении с тем же периодом прошлого года (с 13,7 до 6,8%), а без учета Сбербанка среднемесячные темпы роста кредитования населения за год сократились, по расчетам ЦМАКП, втрое (с 2,8 до 0,9% во II квартале 2014 г.; со Сбербанком - с 2,6 до 1,4%).

При этом все большая доля выданных населению кредитов уходит на погашение долгов, следует из данных ЦБ. За пять месяцев было выдано 3,4 трлн руб. кредитов физлицам, при этом задолженность возросла всего на 342,5 млрд руб., т. е. 84% полученных средств пошло на погашение долга, а если без учета ипотеки - то 92%. За пять месяцев прошлого года соотношение составляло соответственно 76 и 78%. В Москве, где выдается порядка 15% всех потребкредитов, этот показатель оказался и вовсе отрицательным: при 465,2 млрд руб. выданных потребкредитов задолженность по ним сократилась на 882 млн руб.

Меньше доходов

Среднемесячные темпы роста просроченной задолженности втрое опережают рост самой задолженности. Люди объясняют неплатежи «временными финансовыми трудностями» - и это не отговорка, рассказывает старший вице-президент коллекторского агентства «Национальная служба взыскания» Сергей Шпетер. Доля неплательщиков, обещавших сделать платеж по кредиту и выполнивших обещание, за последние девять месяцев снизилась с 45,8 до 34,7%, т. е. если раньше платил почти каждый второй, то сейчас - каждый третий из обещавших. При этом упоминание такой причины неплатежей, как «не понял условия договора», почти перестало встречаться, продолжает Шпетер: «В число неблагополучных заемщиков все чаще попадают люди, готовые платить, но они придерживают деньги из-за неуверенности, боязни остаться без работы». Это подтверждают данные ЦБ (см. врез).

Банки предпочитают кредитовать уже имеющихся заемщиков: согласно анализу ЦБ двух десятков банков (около 60% рынка розничного кредитования) порядка 44% объема ссуд за январь - март выдано тем, кто уже имел кредит в данном банке. С потребкредитования банки переключаются на ипотечное, где есть залог и где задолженность еще крайне низка (менее 4% ВВП против, например, 10-40% в Восточной Европе). За пять месяцев 2014 г. ипотечная задолженность растет более чем вдвое быстрее всего розничного портфеля (12,2 против 5,6%). А из-за невысокой задолженности рост просрочки по этим кредитам меньше, чем по другим и по портфелю в целом.

За год кредитная нагрузка населения почти не изменилась: порядка 13% ВВП и 42% дохода заемщика (средневзвешенное среди имеющих кредит, по оценкам ЦБ). Но рост доходов замедляется: за полугодие он составил 6,9% в сравнении с тем же периодом 2013 г. против 12,2% годом ранее, в итоге реальные располагаемые доходы (за вычетом всех платежей) ушли в минус.

В последние два года драйвером роста доходов был бюджетный сектор, где ускоренно повышались зарплаты, этот фактор пока остается, говорит Николай Кондрашов из Центра развития ВШЭ: так, за январь - май реальный рост зарплат в бюджетном секторе составил 7,9% против 1,4% в рыночном. Однако основное повышение бюджетных зарплат уже произошло, дальше они будут расти медленнее.

Расходы населения, по данным Росстата, за пять месяцев превысили доходы. Реакцией на девальвационный шок I квартала стало бегство в валюту (учитывается статистикой как расходы) и в товары длительного пользования.

То, что всплеск потребления января - марта был профинансирован за счет сбережений, - «медицинский факт», считает Олег Солнцев из ЦМАКП. А во II квартале темпы роста розничной торговли опустились до исторического минимума (если не учитывать спад в 2009 г.) - 1,8%, в июне составили 0,7%.

Кредитование больше не поддерживает рост потребления, а потребление вносит все меньший вклад в рост экономики. По расчетам HSBC, в 2013 г. потребкредитование обеспечило почти 1 п. п. роста частного потребления и 0,6 п. п. роста ВВП (из 1,3%), а в 2014 г. его вклад в экономику будет отрицательным - оно отнимет от роста ВВП 0,1 п. п. На торможение роста кредитования повлияло и начавшееся с марта повышение ставок, указывает Наталия Орлова из Альфа-банка. Если ЦБ не снизит ставки, то вклад кредитования в рост ВВП может обнулиться или стать отрицательным, так как население будет снижать кредитное плечо, считает Орлова: «Нет сомнений, что регионы присоединятся к московскому тренду».

Меньше сбережений

Замедление роста депозитов, начавшееся еще в конце прошлого года на фоне отзыва банковских лицензий, в первом полугодии перешло в чистое снижение: за шесть месяцев депозиты сократились на 0,4% (в годовом сравнении 8%-ный рост в июне стал минимальным за десятилетие). «Население превратилось из чистого донора банковской системы в заемщика», - констатирует президент «ВТБ 24» Михаил Задорнов. За январь - июнь разрыв составил 756 млрд руб.: депозиты сократились на 74,3 млрд, задолженность по кредитам выросла на 682 млрд. «Люди отреагировали на девальвацию рубля, частично конвертировали и сняли со счетов валюту, частично потратили на приобретение автомобилей и жилья, и этот отток не компенсирован», - объясняет Задорнов (цитаты по Reuters). По оценкам «ВТБ 24», во втором полугодии ситуация принципиально не изменится: за 2014 г. население займет на 0,5 трлн руб. больше, чем принесет на депозиты.

Причиной сокращения депозитной базы стала политика регуляторов, считает Орлова. Расширенное присутствие ЦБ и Минфина в банковском секторе (возросшее за три года в 10 раз) привело к тому, что процентные ставки находятся на 300-400 б. п. ниже равновесного уровня, что дестимулирует сбережения: норма сбережений домохозяйств снизилась с 15% в 2010 г. до 10% в 2013 г., а за январь - апрель 2014 г. - до 4%. При этом до 80% увеличения поддержки банковского сектора ЦБ за последние 12 месяцев пришлось на госбанки, использующие это фондирование для кредитования (рост кредитов госбанков ускорился с среднерыночных 13% в середине 2013 г. до 25% в последние месяцы, а частных банков - замедлился до 5%). А для частных банков средства ЦБ - инструмент краткосрочного рефинансирования, заключает Орлова.

Сейчас одна из основных тенденций - условное разделение банков на две группы: крупнейшие, системно значимые игроки, которым клиенты доверяют, и средние и мелкие банки, говорит председатель правления Промсвязьбанка Артем Констандян. Это связано с тем, что рынок нестабилен, а основные причины этого очевидны - волатильность курса рубля и ситуация вокруг Украины, продолжает он. Кроме того, ставки по депозитам сейчас достаточно низки, поэтому часть клиентов предпочитают держать деньги дома.

Увеличение госфондирования госбанков и увеличение ими кредитования, прежде всего госкомпаний, не повлияло на рост инвестиций, замечает Орлова: «Сложившаяся ситуация лишает частный сектор источников кредитования, ослабляя тем самым экономический рост». На фоне стагнации вклада потребления снижение инвестиций еще больше ограничивает рост экономики. В июне инвестиции впервые за 2014 г. показали рост, но вряд ли он продолжится с учетом нового обострения геополитического конфликта, полагают в Barclays: неопределенность заставляет предприятия повременить с инвестпланами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать