Статья опубликована в № 3642 от 31.07.2014 под заголовком: Санкции тормозят Россию

Санкции в отношении России повышают риски политической нестабильности

Стагнация на протяжении нескольких лет становится оптимистичным сценарием: санкции в отношении России лишают экономику перспектив развития, повышая риски политической нестабильности
  • Ольга Кувшинова,
  • Екатерина Кравченко
  • / Ведомости
А.Астахова / Ведомости

Санкции в отношении России увеличили риски рецессии экономики в 2014-2015 гг. и продолжительной стагнации в последующие годы, опасаются аналитики и чиновники. Ограничение доступа на зарубежные финансовые рынки для госбанков и крупных компаний повлияет на всю экономику: деньги подорожают, рубль ослабеет, рост потребления продолжит замедляться, а финансовое положение компаний - ухудшаться, вырастет безработица.

Сложившихся в экономике текущих тенденций санкции принципиально не меняют, она и так стагнировала и не избежала бы рецессии, считает главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин: «Но они усугубляют ситуацию: в IV квартале спад может составить 2%, раньше я такого не ждал». МВФ прогнозировал фактически обнуление темпов роста России в 2014 г. еще до введения секторальных санкций и стагнацию в 2015 г. (0,2 и 1% соответственно). Первое полугодие завершилось спадом в строительстве и оптовой торговле, сокращением инвестиций, торможением роста розничного товарооборота (во II квартале - до исторического минимума), падением реальных доходов населения, оттоком депозитов.

Не исключено, что рецессия уже наступила по итогам первого полугодия, считают эксперты Центра развития ВШЭ: рост во II квартале, по оценке Минэкономразвития, меньше статпогрешности (0,1% после спада на 0,5% в первом), и то под вопросом. Начавшееся восстановление инвестиций может быть прервано как из-за нового витка геополитического кризиса, так и из-за ужесточения денежно-кредитной политики: ЦБ отреагировал на инфляционные ожидания, которые, вопреки прогнозам, не снизились.

Проблемы денежной эмиссии и рефинансирования внешних долгов, напрямую вытекающие из санкций, - управляемые и решаемые предоставлением ликвидности от Центробанка и резервов правительства, считает бывший зампред ЦБ, завкафедрой РАНХиГС Константин Корищенко: «Просто политика должна быть согласована: одновременно ужесточать денежную и бюджетную политику при плохой внешней конъюнктуре вряд ли возможно». Пока же ЦБ повышает ставки, а правительство обсуждает повышение налогов.

ЦБ готов при необходимости предоставить необходимые меры поддержки, сообщил регулятор. Но если ЦБ начнет работать как институт развития, принимая на себя риски экономики, это создает угрозу еще и ускорения инфляции в дополнение к рецессии, указывает Надоршин. Смягчение бюджетной политики создает такой же риск, а любое решение по увеличению дефицита может быть отрицательно воспринято рейтинговыми агентствами и вызовет распродажу российского долга нерезидентами - их доля в ОФЗ порядка четверти, говорит чиновник Минфина. Дополнительный 1% ВВП дефицита означает, что план займов на 2015 г. надо увеличить на треть до 2 трлн руб., тогда как сейчас под вопросом исполнение даже скорректированного вдвое плана на 2014 г. (до 450 млрд руб., недоисполнен на 230 млрд). По оценкам Минфина, в 2015 г. бюджет может недополучить более 1 трлн руб. доходов без всяких внешних санкций.

Рост экономики стал замедляться два года назад, инвесторы переоценили риски, связанные с Россией, когда стало ясно, что без роста цен на нефть не будет и роста экономики, а реформы остаются под вопросом: по расчетам The Economist, плохое госуправление обошлось российским компаниям в $1 трлн - такова текущая стоимость дисконта, с которым российские акции торгуются по отношению к средней цене бумаг развивающихся стран, и этот дисконт сохраняется в последние три года.

«Теперь, когда Россия продемонстрировала, что по крайней мере при текущем правительстве геополитические амбиции важнее экономических проблем и верховенства закона, у инвесторов, в том числе и внутренних, еще меньше повода вкладывать капитал в страну», - считает главный экономист IHS Чарльз Мовит.

Приток капитала ограничен санкциями, но ослабление рубля и отток продолжатся, в том числе население продолжит конвертировать доходы в валюту, ожидает Надоршин: «Чем дольше будет длиться конфликт, тем больше стимулов превращать рубли, в том числе рублевые депозиты, в валюту». По его оценкам, за счет «внутренних ресурсов» отток может быть $10 млрд ежемесячно, т. е. порядка $130 млрд за год. Могло бы помочь повышение ставок по депозитам, но оно искусственно ограничено административными мерами ЦБ (ставка привязана к ставке крупнейших банков, а они основное фондирование получают за счет средств самого ЦБ).

Внешний спрос не растет (а из-за конфликта Россия может еще и сократить поставки газа), инвестиционный тоже, последний оплот - потребление - замедляется: у экономики нет источников роста. Это отражали все прогнозы, но санкции могут привести к тому, что стагнация станет хорошей перспективой на среднесрочный период, считает Надоршин. Санкции закрепляют сырьевую ориентацию экономики, переломить эту тенденцию будет очень трудно и это ограничит возможность роста благосостояния населения, заключает он.

Санкции отрицательно скажутся на российской экономике и в краткосрочной и долгосрочной перспективе, считает аналитик UBS Анна Задорнова: ухудшатся ожидания и вырастет неопределенность, ужесточение условий доступа к иностранным технологиям будет препятствовать росту производительности в целом и плохо скажется в том числе на нефтяной отрасли. В случае расширения санкций могут сильно измениться перспективы не только отдельных компаний, но и отраслей, условия кредитования ухудшатся не только для бизнеса, но и для населения, пессимистичны в UBS. На затухающее потребкредитование наложится сокращение ипотечного кредитования, а также и корпоративного.

Если санкции продлятся дольше чем год, истощив резервы, напряжение в экономике будет расти, создавая риски политической нестабильности, считают в IHS: ослабление рубля, высокая инфляция повысят недовольство населения и возможности оппозиции воспользоваться этим. Сейчас у России два варианта - деэскалация конфликта на Украине и потепление отношений с Западом либо рост экономической изоляции, считают в Morgan Stanley, пока она идет по второму пути.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать