Статья опубликована в № 3646 от 06.08.2014 под заголовком: Заграница не помогает

Российские компании перестали брать международные кредиты в долларах, евро и франках

Российские компании не взяли в июле ни одного кредита в долларах, евро и швейцарских франках. Международные банки перестраховываются
  • Екатерина Кравченко
Доллар становится все менее доступным для российских заемщиков
Д. Гришкин / Ведомости

В июле российские компании не взяли на международном рынке ни одного кредита в евро, долларах или швейцарских франках, гласят данные Bloomberg. Такая ситуация складывается впервые за пять лет. В прошлом году россияне взяли на международном рынке $59,2 млрд кредитов. Причем 78% их займов пришлось, по данным Morgan Stanley, на европейские банки, а 13% - на американские.

Масштабы кредитования на международных рынках начали резко сокращаться с обострением противостояния Запада и России из-за Украины. По данным Bloomberg, в первой половине 2014 г. российские компании заняли у западных банков в 3,9 раза меньше, чем годом ранее, - $6,7 млрд, в том числе сырьевые корпорации - $3,5 млрд (на 82% меньше), это минимум с 2009 г.

Из-за политики и санкций большинство иностранных банков ужесточили позицию в отношении заемщиков из России - и предприятий, и банков, и частных лиц, знает старший партнер Macro Advisory Крис Уифер. Зная это, большинство компаний даже не подавали заявки на кредиты, ожидая натолкнуться на невыгодные условия или отказ, продолжает он, на политическом уровне «займы не блокировали, ограничения США и Европы не столь жестки», это собственная инициатива западных банков. Банки не отказываются выдавать кредиты россиянам, но требуют большую премию за риск, считает Тина Форэм из Citi. По данным Bloomberg, во II квартале 2014 г. синдицированные кредиты обходились российским заемщикам в среднем на 2,87 п. п. дороже, чем рынку в целом, тогда как годом ранее разница составляла только 1,94 п. п.

Чем более жесткими становятся санкции, тем интенсивнее западные банки станут сокращать деловые связи с Россией, стремясь предотвратить потенциальные потери и штрафы, которыми чреват бизнес с нежелательным партнером, считает Марк Дубовиц из Foundation for Defense of Democracies. Ни в Европе, ни в США банки не хотят идти наперекор политике правительств - они хорошо помнят, как во время кризиса 2008-2009 гг. им понадобились масштабные государственные вливания, отмечает Уифер.

Параллельно международные банки сокращают вложения в российские активы. Например, Bank of America, по данным Комиссии по ценным бумагам и биржам США, в первой половине 2014 г. cократил кредиты для российских клиентов на 41% (к уровню годичной давности) до $3,9 млрд, а Сitigroup в апреле - июне 2014 г. - на 5,3% до $8,9 млрд. Британские банки Lloyds и Royal Bank of Scotland также пообещали сократить операции в России. Политическая нестабильность в России и на Украине - главная причина беспокойства инвесторов по поводу российских активов и ведения бизнеса в стране: многие опасаются, что санкции сильно ударят по российской экономике и будут введены новые ограничения, пишут аналитики Сiti в отчете.

Конечно, санкции заставляют быть более осторожными, солидарен партнер Pinsent Masons Том Стокер, банкам дорого обходится неверная трактовка политических требований или неполиткорректность. Последний крупный штраф за нарушение санкций против Судана, Ирана и Кубы - $8,9 млрд - был наложен американскими регуляторами на BNP Paribas. Участники финансового рынка опасаются, что грядет долгая и холодная геополитическая зима, считает Джулиан Эммануэль из UBS. «Во время консультаций мы предупредили [американских] бизнесменов, что, если Россия не сменит позицию по Украине, то последуют новые санкции», - говорит сотрудник минфина США. Бизнес опасается санкций по сценарию Ирана, признают два западных банкира. В 2010 г. американское правительство пригрозило наложить санкции на любую компанию, из какой бы страны она ни была родом, если она продолжит сотрудничать с иранскими контрагентами, а в 2012 г. санкции были расширены на иранский центробанк. Эта мера дала минфину США экстерриториальный охват: фактически компаниям пришлось выбирать, хотят ли они продолжать вести бизнес с США или сотрудничать с Ираном.

Российский рынок на время перестал быть тем местом, где бизнесу хорошо, констатирует Филип Хэнсон из Chatham House. Фонд Market Vectors Russia в июле зафиксировал самый большой отток средств с февраля 2014 г. - $91 млн. По данным Bloomberg, индекс ММВБ самый дешевый среди соответствующих индексов 21 развивающегося рынка: бумаги торгуются с коэффициентом 5 от ожидаемой прибыли компаний против 5,8 в январе 2014 г. Российским компаниям пока не о чем беспокоиться: Центробанк обещал обеспечить их необходимой ликвидностью, пишут аналитики Prosperity Capital. Краткосрочные потребности российских заемщиков правительство закроет, а до анализа долгосрочных проблем, вызванных санкциями, дело пока не дошло, отмечает Дмитрий Полевой из ING. Кроме того, российские компании все активнее обращаются в азиатские банки - из Гонконга, Сингапура, ОАЭ и т. д., диверсифицируя портфели кредитов, говорит Уифер.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать