Статья опубликована в № 3886 от 03.08.2015 под заголовком: Карусель для вкладчиков

Тайная жизнь Мособлбанка

За что суд арестовал бывшего владельца банка Анджея Мальчевского и его активы

Чуть больше месяца назад, 22 июня, Измайловский районный суд Москвы приговорил к шести годам лишения свободы бывшего предправления Мособлбанка Виктора Янина. «Ведомости» ознакомились с текстом приговора бывшему банкиру, а также с судебными материалами по делу других экс-совладельцев банка. В них подробно описано, как были организованы схемы по хищению средств частных вкладчиков в банке, переданном на санацию «СМП банку» Аркадия и Бориса Ротенбергов с 21 мая 2014 г. Масштаб этих схем оказался удивительным даже для экспертов.

Поиски виноватого

После того как ЦБ объявил о санации Мособлбанка «в связи с угрозой интересам их кредиторов и вкладчиков» и нашел в организации огромную финансовую дыру, прежние владельцы – Анджей Мальчевский и его партнеры, а также топ-менеджеры банка – не раз успели заявить, что их вины в случившемся нет.

В течение года казалось, что единственным, кто ответит за потери Мособлбанка, будет Янин, занимавший пост предправления банка до его санации. Он был арестован в июле 2014 г. по ходатайству следственного департамента МВД, занявшегося расследованием хищений в Мособлбанке. Правда, обвинялся он в присвоении небольшой суммы по сравнению с общим размером исчезнувших средств. Следствие считало, что за несколько дней до смены владельцев банка Янин по фиктивным договорам перевел себе 580 млн руб. из средств, якобы внесенных вкладчиками Мособлбанка. Потом большую часть средств Янин перечислил фирме «Ида», входящей в «Финхолком» Мальчевского, а та погасила реальный долг перед Мособлбанком.

Когда 6 мая МВД России объявило о выделении в отдельное производство дела о хищении «более 70 млрд руб.» у Мособлбанка, предупредив, что вопрос об уголовном преследовании Мальчевских рассматривается следствием, Мальчевский-старший не собирался не то что скрываться или прятать активы, но даже молчать. В интервью своему порталу horse-park.ru он заявил, что его компания «Финхолком» «всего 19–20 дней» была «косвенным акционером» Мособлбанка и «такие масштабные цифры, как 70 млрд, вызывают недоумение»: «За столь короткий срок читать-писать научиться невозможно, не то чтобы там какие-то схемы применять, ущерб нанести».

Как уходили деньги

Технически списание средств со счетов вкладчиков Мособлбанка, по версии следствия, велось так. Ежедневно, когда в программе появлялся отчет с остатками по клиентским счетам, сотрудник «вип-отдела» выделял счета с крупными суммами, нажимал клавишу «Ок» – и программа списывала средства с выбранных вкладов и «переводила» их на кассу допофиса. Это была фиктивная проводка, в реальности же данные по таким счетам просто перемещались в особую зону программы, видимую только для сотрудников «вип-отдела». Им оставалось подготовить выписку по счету и расходный ордер, по которому вкладчик якобы снял деньги в кассе. И хотя документы были фиктивными, наличные из банка уходили вполне реальные. Не все, конечно: именно за счет таких средств расплачивались с клиентами-невидимками, которым потребовалось снять деньги. Тогда «вип-отделу» для отчетности приходилось готовить уже приходный ордер – якобы средства были вновь внесены в кассу, откуда они потом «зачислялись» на счет вкладчика.

Двадцать второго июня Янин получил шесть лет колонии общего режима, кроме того, суд арестовал его активы (см. врез). Правда, приговор еще не вступил в силу – защита подала апелляционную жалобу.

Как следует из текста приговора, копия которого есть у «Ведомостей», Мальчевский и в разговорах со следователями, и в суде настаивал, что ничего плохого для банка не делал. По его версии, за счет истории с «Идой» банк получил не ущерб, а прибыль – за счет восстановления резервов. Как сообщал Мальчевский, новым собственникам переданы «все максимально ликвидные активы», обязательства перед ними исполнены и передавать активы «Финхолкома» он им не собирался.

Тем не менее суд 18 июня арестовал по обвинению в организации хищения у Мособлбанка 76 млрд руб. самого Мальчевского и бывшего зампреда правления банка Юлию Зедину, а его сына, экс-главу банковского холдинга РФК, объединявшего финансовые активы Мальчевских, Александра Мальчевского и Дмитрия Васильева объявили в федеральный розыск как соучастников. В середине июля по ходатайству следствия были арестованы и их активы.

Версия экс-владельцев

Кого же считают виноватым в проблемах Мособлбанка его бывшие владельцы и топ-менеджеры?

Янин, не признавший своей вины в хищении средств Мособлбанка, судя по тексту, попавшему в приговор, обвиняет Центробанк: по его логике, с 2009 г. регулятор «препятствовал нормальной деятельности банка путем проведения многочисленных проверок», его предписания и ограничения – в основном по максимальному объему частных вкладов – были направлены на дестабилизацию работы банка, так как «были невыполнимы и могли повлечь отток денежных средств из банка и его банкротство». Из-за чрезмерных и неправомерных санкций ЦБ банку пришлось отдельно – «за балансом» – учитывать вклады, выходившие за пределы разрешенной регулятором суммы, – вовсе не в целях хищения, а для того, чтобы не нарушать предписания и сохранить лицензию, объяснял Янин следствию и суду.

В показаниях Мальчевского, утверждавшего, впрочем, что он ничего не знал о двойной бухгалтерии в Мособлбанке, также слышатся упреки в адрес ЦБ. По его оценке, банк именно из-за предписаний ЦБ «нес серьезные расходы по содержанию» – по 1,2–1,5 млрд руб. в месяц, «что создало за период действия предписаний ЦБ (около четырех лет) недостаточность ликвидности в размере от 56 млрд до 72 млрд руб».

Но «данный дисбаланс», по выражению Мальчевского, «покрывается активами и проектами, которые должен был реализовать банк в ближайшем будущем». Какими – в показаниях не уточняется. По оценке компании «Делойт и Туш СНГ», которая также приводится в приговоре, к началу санации Мособлбанка 85% его корпоративного кредитного портфеля (а это основная часть активов банка) приходилось на «технические кредиты, выданные на невозвратной основе», а справедливая стоимость принадлежавшей банку недвижимости оказалась на 30–40% меньше балансовой.

Как исчезали деньги

Следствие уверено: экс-менеджеры и бывшие владельцы были причастны к хищениям в Мособлбанке, следует из рассказов людей, знакомых с материалами дела.

«Банк занимался руками своих работников финансовыми махинациями с деньгами вкладчиков. Я бывший непосредственный исполнитель... Все вклады свыше 500 000, а позже чуть ли не свыше 50 000 в день открытия исчезали из программы [проведения средств по счетам банка]. Снятие с них (если в договоре прописана такая возможность) составляло целый геморрой: сначала нужно было дозвониться в так называемый особый отдел, который рисовал ордер (иногда крайне бездарно, он явно отличался от типового, мы плакали) и присылал нам по почте. Время дозвона все росло! Позже <...> последовал запрет звонков, был создан модуль взаимодействия с особым (перепиской)» – такой отзыв о работе в Мособлбанке, подписанный неким Алексеем, можно обнаружить сразу на нескольких сайтах про работодателей. Выдумки? Очень похожее, хотя и менее эмоциональное описание этой схемы можно найти в материалах, представленных суду в обоснование ареста Мальчевского и Зединой. Следствие их считает организаторами схемы.

С чем может расстаться Виктор Янин

Измайловский районный суд Москвы постановил взыскать с Виктора Янина в пользу Мособлбанка похищенные им 580 млн руб. Для возмещения причиненных убытков оставлена без изменения обеспечительная мера в виде ареста, наложенного ранее постановлением Тверского райсуда, на денежные средства, недвижимость и транспортные средства, принадлежащие Янину. В список арестованного имущества попали 204 млн руб. на счетах Янина в Мособлбанке, жилой дом площадью 379 кв. м и земельный участок в 1044 кв. м в Пушкине, два машино-места в Москве на Цветном бульваре общей площадью 22,7 кв. м, красный Land Rover Range Rover Sport 2009 г. выпуска, черный Mersedes-Benz Vito 2013 г., наличные в рублях и иностранной валюте на общую сумму около 3 млн руб. по нынешнему курсу ЦБ. «Упомянутого в резолютивной части приговора имущества недостаточно для покрытия убытков, – сообщил «Ведомостям» управляющий директор банка Дмитрий Римашевский. – В ходе исполнительного производства будет вестись розыск иного имущества». Исполнение приговора, в том числе реализация арестованного имущества, возможно только после вступления в законную силу приговора, т. е. после рассмотрения его судом апелляционной инстанции, поскольку защита Янина подала апелляционную жалобу на приговор, объяснил он.

СвернутьПрочитать полный текст

Из материалов, представленных суду, следует, что не позднее января 2010 г. в Мособлбанке был создан специальный отдел якобы по работе с вип-клиентами, рассказал «Ведомостям» адвокат банка Роман Головкин. «По данным следствия, официально этого отдела не существовало, но именно его сотрудники совершали расходные операции с вкладных счетов клиентов-физлиц без их ведома с целью хищения средств банка, – отмечает он. – Сотрудники «вип-отдела» изготавливали фиктивные первичные кассовые документы, якобы подтверждающие выдачу наличных средств клиентам банка – физлицам, а впоследствии – якобы поступление на счет клиента суммы, которая соответствовала ранее похищенной» (подробнее про схему см. врез. – «Ведомости»). Хищение денежных средств также велось путем их перечисления со счетов вкладчиков на счета структур контролируемого Мальчевскими холдинга РФК – в частности, ООО «РИК» и ОАО «Рамфин». Средства им обычно перечислялись на покупку ценных бумаг (как правило, векселей и акций Мособлбанка), говорит человек, близкий к следствию.

Получалась своего рода пирамида – ведь приток депозитов нарастал, за счет новых вкладчиков, по сути, расплачивались со старыми, пожелавшими снять свои деньги.

В начале работы особого отдела в нем трудилось несколько человек, в конце – уже несколько десятков сотрудников, которые размещались в допофисе «На Ткацкой», сообщил человек, близкий к следствию.

Головкин подтвердил, что данные об этом есть в материалах, представленных в суд.

Результат работы особого отдела известен: к началу мая 2014 г. за пределами официальной отчетности Мособлбанка оказались вклады на 76 млрд руб.

Вернулись эти миллиарды на баланс банка еще более поразительным образом.

Большая часть «пропавших» вкладов пришла на счета в Мособлбанке 5 мая буквально за одну минуту, следует из текста приговора Янину. В 23.59 на расчетные счета 22 компаний, входивших в РФК Мальчевских, Мособлбанк перечислил 57 млрд руб. по кредитным договорам от 23 апреля. В 23.59 эти же компании перевели на счет Янина 53,93 млрд руб. по договорам займа от 5 мая. В тот же миг деньги четырьмя переводами на сумму 53,8 млрд руб. со счета Янина ушли на внутрибанковский счет «Требования», а затем на счет «Обязательства перед клиентами». А с него – и опять-таки в 23.59 – были перечислены почти на 69 000 расчетных счетов физических лиц с основанием платежа «Приход средств на вклад».

Почему деньги вернулись именно в этот день? Янин объяснил это так: в связи с проверкой банка Агентством по страхованию вкладов он принял решение о восстановлении отчетности 5 мая – когда заканчивался срок очередного предписания ЦБ. Он ожидал новых санкций и понимал, что данные о привлечении вкладов фиксируются на дату введения ограничений.

Кредиты в никуда

Объем выданных 5 мая кредитов в 1,5 раза превышал сформированный к этому моменту кредитный портфель Мособлбанка. В реальности банк располагал суммой в пределах всего 10–15 млрд руб., указано в приговоре. Суд также признал фиктивным протокол заседания кредитного комитета банка: члены комитета заявили, что в реальности оно не проводилось.

Мнение руководства
Мнение руководства

Анджей Мальчевский
основатель и бывший совладелец Мособлбанка, председатель совета директоров ООО «Финхолком»
Заявил следствию, что о санации Мособлбанка узнал 21 мая 2014 г. из СМИ
Александр Мальчевский
бывший совладелец Мособлбанка
Заявил следствию, что не знал о сути предписаний, выносимых регулятором Мособлбанку. Из-за плохого самочувствия узнал о продаже Мособлбанка после совершения сделки
Виктор Янин
бывший председатель правления Мособлбанка
Заявил следствию, что на момент выдачи кредитов банк не обязан обладать достаточной ликвидностью, а должен ею обладать на момент предъявления банку требований заемщика по переводу средств в другие банки или по выдаче наличных денежных средств
Из показаний всех троих следствию, оглашенных во время суда над Виктором Яниным

«Банк не имел ограничений на предоставление кредитов, наличие средств на счетах банка не имело значения, денег для предоставления кредита в банке было достаточно», – объяснял в своих показаниях Янин. По его словам, все 22 компании, получившие в этот день кредиты, были реально действующие, имели недвижимость и другие активы.

Руководители 22 компаний, как следует из приговора, в приказном порядке оформляли кредиты и займы – иногда даже под угрозой увольнения, следует из текста приговора. Всем раздали шаблон платежки и готовый комплект документов по кредиту с просьбой никаких вопросов не задавать. «Так надо для интересов РФК и банка» или «это распоряжение сверху» и «решение руководства» – так руководство РФК объясняло цель финансовых операций.

Личные займы Янину эти компании выдавали под залог акций РФК. Он с ними и рассчитался, отдав эти акции (всего получилось 23,5% акций РФК) по соглашению об отступном. Этими же акциями, по версии Янина, компании должны были расплатиться по кредиту с Мособлбанком. «Иного способа погашения кредита у организаций-должников не было», – признавал он.

С банком никто расплачиваться не собирался, следует из других показаний, приведенных в приговоре Янину. В конце мая 2014 г. Янин собрал всех директоров и бухгалтеров компаний холдинга РФК в конференц-зале и сказал, что все будет в порядке, пришли новые собственники, которые будут принимать самостоятельные решения по каждой компании холдинга, рассказывал экс-директор одной из таких компаний. «На вопрос <...> относительно кредитных обязательств, которые образовались у компаний, Янин ответил, чтобы никто <...> не переживал, поскольку существует вероятность того, что все операции по выделению кредитных линий каким-то образом отменятся и никто никому ничего должен не будет. Однако этого не произошло», – говорил менеджер.

Итак, компании акции РФК Мособлбанку не передали, кредиты не обслуживают. Да если бы и передали, бумаги вряд ли бы улучшили финансовую ситуацию в Мособлбанке. Эксперты оценочной компании ООО «Мастер-диалог» определили справедливую стоимость 100% акций ОАО «РФК» на 12 мая 2014 г. равной минус 93,5 млрд руб., следует из текста приговора.

Действия такого масштаба и цинизма вызывают тревогу за то, в какой системе координат находятся банкиры, участники финансового рынка, говорит партнер ФБК Алексей Терехов. «Мы уже привыкли к выводу денег через покупку несуществующего имущества, ценных бумаг и других активов, махинациям с вкладами через дробление, кредитованию несуществующего бизнеса через технические компании, совершению сделок по нерыночным ценам, – отмечает он. – До такой степени привыкли, что это отражается в нормативных документах ЦБ». Но то, что творилось в Мособлбанке, – не типично исходя из масштаба нарушений, их системного характера и количества вовлеченных людей, указывает Терехов: «Аналоги неизвестны». Зато хорошо известен итоговый результат. По отчету «Делойт и Туш СНГ», представленному суду, на 21 мая 2014 г. чистые активы Мособлбанка находились «в зоне отрицательных значений»: их справедливая стоимость составляла минус 94,2 млрд руб.