Статья опубликована в № 3921 от 21.09.2015 под заголовком: Бумажный банк

Почему владельцы группы «Лайф» не смогли найти общий язык с ЦБ

Бенефициары Пробизнесбанка уверяют, что не выводили из банка активы, но маскировали понесенные потери
  • Светлана Петрова

История с лишившимся в августе лицензии Пробизнесбанком, головным банком финансовой группы (ФГ) «Лайф», развивается нетипично. Впервые в истории банковских банкротств дыра в капитале после проверок не выросла, а уменьшилась сразу на 40%.

Почему же ЦБ не стал санировать банк, на что, по оценке его бывшего руководства, понадобилось бы вдвое меньше средств, чем регулятор планирует выделить на санацию региональных банков группы?

Большие надежды

Отзыв лицензии у Пробизнесбанка, занимавшего 53-е место по размеру активов в России, стал неожиданностью и для его клиентов, и для руководства.

Еще в июле, когда до отзыва лицензии у Пробизнесбанка оставались считанные недели, руководители и рядовые работники ФГ «Лайф» оживленно обсуждали в корпоративном блоге предстоящее объединение московских офисов группы и переезд примерно 1000 сотрудников в арендованные на 10 лет помещения семиэтажного бизнес-центра «Верейская плаза III». Спорили о транспортной доступности, вместительности верейских шаттлов, ценах на парковку и общей экономической целесообразности объединения. Переезд, который должен был сэкономить группе 40% затрат на аренду столичных офисов, планировался на ноябрь.

31 июля совет директоров Пробизнесбанка одобрил стратегию развития банка и ФГ «Лайф» на 2015–2017 гг. с «основным упором» на «повышение эффективности и рентабельности портфеля бизнесов группы, существенную оптимизацию затрат».

Нельзя сказать, что положение Пробизнесбанка к тому моменту было безоблачным. С одной стороны, у него были все атрибуты солидного финансового учреждения: международный аудит отчетности за 2014 г. от Deloitte, известные иностранные инвесторы (крупнейший из которых – фонд East Capital Financial Fund AB с 19% акций), уполномоченный представитель ЦБ (контролирующий текущую деятельность банка), лидерство в рейтингах банковских технологий и продуктов. Агентство по страхованию вкладов (АСВ) с 2008 по 2014 г. доверяло Пробизнесбанку санацию трех банков и вплоть до этого года – выплату гарантированных государством средств вкладчикам обанкротившихся банков.

Сколько должен Пробизнесбанк

Суммарные обязательства Пробизнесбанка на дату отзыва лицензии, по данным АСВ, составили 148 млрд руб., из них 24 млрд – перед частными вкладчиками (эти обязательства переданы в Бинбанк). Требования остальных кредиторов (в том числе ЦБ по репо), по последним данным регулятора, составляют 94,3 млрд руб. На что могут рассчитывать кредиторы, во многом «зависит от прежних владельцев и руководителей банка, их действий по восстановлению стоимости активов», говорит представитель ЦБ. В день отзыва лицензии зампред ЦБ оценивал ликвидные активы Пробизнесбанка менее чем в 63 млрд руб.

Маленькие странности

Радужную картину несколько портили цифры в отчетности: по итогам 2014 г. «Лайф» получил убыток в несколько миллиардов рублей, у его головного Пробизнесбанка, по данным «Интерфакс-ЦЭА» на 1 апреля 2015 г., просроченные кредиты физлицам превышали 18% портфеля, а предприятий – 24%. Это почти в 3 и 5 раз выше средних показателей для 100 крупнейших российских банков.

Кроме того, Пробизнесбанк, привлекая через «дочек» дорогие пассивы – частные вклады, инвестировал в основном в низкодоходные активы – ценные бумаги, в том числе иностранные. Эти-то бумаги и стали формальной причиной его дальнейших проблем.

Сначала, в декабре 2014 г., рейтинговое агентство Fitch из-за них отозвало рейтинги Пробизнесбанка. «У нас вызывал вопросы тот факт, что Пробизнесбанк держал основную часть ценных бумаг в иностранных депозитариях, что не давало возможности рефинансироваться под них в ЦБ», – объясняет управляющий директор Fitch Ratings Джеймс Уотсон. По данным Fitch, банк держал 47 млрд руб. – почти половину своих активов – в ценных бумагах и большая часть этого портфеля хранилась в кипрских депозитариях. Агентство попыталось оценить качество этого портфеля, его обременения, чтобы понять, может ли он служить источником ликвидности. «Однако полученную от банка информацию мы сочли недостаточной для дальнейшего поддержания рейтингов», – объясняет он.

Проблемы на бумаге

Претензии к бумагам появились и у регулятора, но руководство банка надеялось их решить.

В конце 2014 г. ЦБ закончил комплексную проверку Пробизнесбанка, составив по ее итогам «нормальный» акт, уверяет один из руководителей группы «Лайф». «Начислили копеечные резервы (около 600 млн руб.)» и «обнаружили ряд нарушений, которые мы должны были исправить», вспоминает он, не рассказывая о сути этих нарушений.

«В марте 2015 г. нас пригласили в ЦБ, чтобы сказать, что нарушения устраняются медленно, что нам дают полгода и каждый месяц надо докладывать, – продолжает собеседник «Ведомостей». – Мы начали закрывать проблемы. Но в ЦБ не стали дожидаться, и через три месяца начали заваливать запросами. Потом нас пригласили в ЦБ и сказали: вы должны все ценные бумаги перевести из иностранных депозитариев в российские».

«Мы говорим: о’кей, мы готовы перевести все российские бумаги, но с американскими US Treasuries это невозможно, поэтому мы не будем и не хотим их переводить. Российские бумаги мы все перевели до копейки, хотя я считаю, что это не их [ЦБ] дело, где они хранились, – это предпринимательство, и ЦБ не имеет права вмешиваться», – рассказывает бывший топ-менеджер Пробизнесбанка. Перевод ценных бумаг казначейства США на хранение в российские депозитарии принципиально невозможен, подтверждает гендиректор УК «Спутник. Управление капиталом» Александр Лосев.

В июле регулятор вынес банку еще одно предписание, потребовав перевести оставшиеся облигации в российские депозитарии, доначислить небольшие резервы, ограничить привлечение вкладов и работу с ценными бумагами, продолжает собеседник «Ведомостей» из группы «Лайф»: «Мы не стали спорить и все выполнили, кроме пункта о переводе бумаг. А утром 7 августа к нам вышла временная администрация».

ЦБ не раскрывает содержание своих предписаний, особенно пока банк не признан банкротом, сказал «Ведомостям» зампред Банка России Михаил Сухов. Но из его слов следует, что помимо доначисления небольших резервов регулятор требовал от Пробизнесбанка документы, подтверждающие качество его активов.

Всем банкам дается возможность улучшить состояние активов, чтобы не заниматься их оздоровлением или не отзывать лицензии, говорит Сухов: «На момент отзыва лицензии мы действительно не получили от менеджмента документарного подтверждения о существовании ценных бумаг. Это не позволяло нам сделать вывод о наличии этих бумаг в распоряжении банка и отсутствии каких-либо обременений в отношении некоторых других активов, в частности межбанковских операций».

У регулятора возникло твердое убеждение, что акционеры Пробизнесбанка «исчерпали возможности» улучшить его финансовое положение, «поэтому потребовалось наше вмешательство», объясняет Сухов.

Как падал банк

«Все произошло молниеносно», – уверяет один из руководителей группы «Лайф». 7 августа в Пробизнесбанке появилась временная администрация АСВ. Основной владелец Пробизнесбанка – президент этого банка и всей ФГ «Лайф» Сергей Леонтьев в обращении к сотрудникам объяснил такой поворот событий «снижением нормативов». И заверил, что это временная мера, а после комплексной проверки будут разработаны мероприятия по финансовому оздоровлению банка, продолжающего работу в обычном режиме. Но все оказалось сложнее.

«Утром 7 августа к нам высадилась временная администрация примерно из 30 человек, которая практически сразу блокировала всю работу банка, – вспоминает бывший топ-менеджер Пробизнесбанка. – Нам отключили доступ к корсчету, естественно, все платежи остановились, и у клиентов началась паника».

Бенефициар исчез сразу

Крупнейший бенефициар Пробизнесбанка Сергей Леонтьев практически сразу после введения временной администрации выехал за пределы страны, знает бывший сотрудник банка. А 12 августа, после известия об отзыве лицензии, Леонтьев написал в корпоративном блоге: «Видимо, время «Лайфа» в этой стране еще не пришло. Поэтому в ближайшие 50 лет я буду делать «Лайф» в других частях земного шара» (цитата по порталу «Банки.ру»). Это нетипично для Леонтьева, он же «стайер – бегун на длинные дистанции», недоумевает Солодкий: «Мне тяжело представить более честолюбивого человека. Но у него всегда были железные нервы. Я никогда не видел, чтобы Леонтьев повышал голос или позволял какую-то резкость, хотя ситуации были разные. Он всегда сдержан на эмоции. Должно было случиться что-то такое, что вывело его из себя, чего мы не знаем». Знакомые Леонтьева говорят, что он уехал в Сингапур или Европу. «Я здесь [в Сингапуре] Леонтьева не видел и вообще не общался с ним давно. Хотя он и акционер фонда, но никогда не вмешивался в оперативный контроль», – утверждает Солодкий.

«Утром, как обычно, я пошел завтракать в ближайшее кафе Pies and coffee, – вспоминает Владислав Солодкий, управляющий партнер сингапурского венчурного фонда Life.Sreda, созданного на личные средства Леонтьева. – А когда попытался расплатиться карточкой Пробизнесбанка, она не сработала. Думал, это случайность, может быть, она размагнитилась». Солодкий позвонил сотрудникам фонда, попросил прийти и заплатить за него. У них тоже не сработало. «Так по цепочке мы обнаружили, что карточки заблокированы у всех. А потом выяснилось, что у некоторых наших российских компаний застряли деньги, зарплата, не оплачены счета – как и у всех клиентов банка. Это было после ввода временной администрации – так я об этом узнал», – продолжает он.

На следующий день процессинг заработал, рассказывает Солодкий: «Я думал: раз включили – не выключат ведь. И снял всего 100 сингапурских долларов (около $70. – «Ведомости»), на которые потом очень долго и жил. Все сотрудники собирали кэш по сусекам и делились остатками. Мы ведь привыкли платить по карточкам, поэтому наличными были какие-то копейки».

Представитель ЦБ утверждает, что в приказном порядке остановить платежи невозможно. «Корсчет никто не блокировал. Платежные поручения не исполнялись из-за того, что не хватало ликвидности на корсчете Пробизнесбанка», – заявил он «Ведомостям».

12 августа ЦБ лишил Пробизнесбанк лицензии. Временная администрация выполнила требования предписаний по формированию резервов, в результате чего утрата капитала была отражена в отчетности и нормативы снизились до уровня, когда ЦБ отзывает лицензию, объяснил «Ведомостям» представитель регулятора.

20 августа ЦБ подал в Арбитражный суд Москвы иск о признании Пробизнесбанка банкротом. В этот же день Бинбанк Микаила Шишханова выиграл конкурс АСВ по выбору приобретателя части имущества и обязательств Пробизнесбанка перед более чем 330 000 вкладчиков. Сейчас в Бинбанк переданы все обязательства перед вкладчиками на 24 млрд руб. и часть имущества Пробизнесбанка на эквивалентную сумму в виде прав требования по кредитным договорам, аккредитивов, ценных бумаг, объектов недвижимости и денежных средств, сообщил представитель АСВ.

«Я смог вытащить личные деньги, только когда Бинбанк начал расплачиваться с вкладчиками», – говорит Солодкий.

Неудавшаяся санация

«До 12 августа мы вели переговоры о санации всей группы, все шло к этому. Обсуждали с ЦБ, сколько на это нужно денег, называлась цифра 100 млрд руб. Отзыв лицензии был как гром среди ясного неба. Все основные активы (процессинг, колл-центр, центральный бэк-офис, центральное казначейство) находились на Пробизнесбанке. Они убили все хорошее, оставили барахло и теперь дают 87 млрд руб. (заемного финансирования на санацию региональных банков группы. – «Ведомости»)», – возмущается один из руководителей ФГ «Лайф».

По оценке собеседника «Ведомостей» из ФГ «Лайф», для санации группы достаточно было 40 млрд руб., поскольку «реальная величина проблем» – всего 20 млрд руб: «Это связано с убытками прошлых лет, с ростом курса доллара (валютной позицией, которую мы занимали), с невозвратными кредитами, которые тянутся еще с 2008 г., – их нереально взыскать. Все это маскировалось различными операциями, в том числе через перекредитовку. Но проблем у группы было не больше, чем у других, а то и меньше».

Жилье как у всех

Основной структурой группы «Лайф», инвестирующей в девелопмент, была компания «Пробизнес-девелопмент». Сейчас на ее сайте перечислено пять проектов по строительству жилой недвижимости: два коттеджных поселка и два жилых дома в Подмосковье и поселок в Иванове. Активные продажи идут только в подмосковном поселке «Фирсановка лайф» и ивановском «Гринвилль парке», остальные объекты уже почти полностью реализованы. Нельзя сказать, что «Пробизнес-девелопмент» сильно выделялся на фоне других подмосковных девелоперов, говорит гендиректор компании «Гео-девелопмент» Максим Лещев. У «Пробизнес-девелопмента», как и у многих, были маркетинговые ошибки, но в целом он работает достаточно успешно, говорит Лещев. Другие консультанты по недвижимости объяснили про ошибки: например, «Пробизнес-девелопмент» построил в отличном месте рядом с пансионатом «Сосны» на Николиной Горе многоэтажный жилой комплекс (на фото справа вверху). Квартиры в нем медленно продавались, приходилось давать скидки, потому что в этом месте покупатели предпочитают покупать не квартиру в высотном доме, а коттедж или таунхаус. Малоэтажный комплекс «Фирсановка лайф» (на фото справа внизу) удобно расположен – всего в 14 км от МКАД, но прямо над ним летают самолеты в «Шереметьево», что тоже осложняет продажи. Просмотры квартир в «Фирсановке» и «Гринвилле» идут полным ходом, убедился корреспондент «Ведомостей». Ситуация с отзывом лицензии Пробизнесбанка на деятельности девелопера никак не отразилась, уверяет менеджер по продажам «Пробизнес-девелопмента»: «Наши объекты оформлены на отдельные юридические лица, дома построены, сделки нормально совершаются». Действительно, застройщиками проектов компании значатся структуры, не связанные напрямую с Пробизнесбанком или группой «Лайф». Их крупнейшими конечными бенефициарами являются физлица и кипрские офшоры.

СвернутьПрочитать полный текст

Регулятор же считает проблемы банка очень серьезными. Обязательства Пробизнесбанка, по предварительным расчетам, превышают стоимость его активов как минимум на 67 млрд руб., объяснял Сухов в день отзыва лицензии порталу «Банки.ру». Причина такого дисбаланса – активы с признаками фиктивности: ценные бумаги в иностранных депозитариях, финансовые требования на иностранный псевдобанк, необеспеченные аккредитивы, срочные сделки и другие операции, характер которых не позволяет определить действительную стоимость активов, объяснял он.

Оставшиеся активы составляют менее 63 млрд руб., говорил Сухов в день отзыва лицензии. При этом, по данным АСВ, суммарные обязательства Пробизнесбанка на дату отзыва лицензии составили 148 млрд руб. (см. врез).

Сейчас Сухов оценивает дыру в капитале Пробизнесбанка уже в 40 млрд руб. «Цифра изменилась под влиянием оценок, сделанных временной администрацией, – объясняет он. – Но сути это не меняет. При принятии решения о санации мы рассчитываем ее экономическую эффективность – исходя из соотношения дыры в капитале банка и объема застрахованных вкладов населения. В Пробизнесбанке даже с цифрой в минус 40 млрд руб. разрыв несопоставим с 20 млрд руб. страховой ответственности. Понятно, что ни о какой экономической эффективности оздоровления при таких обстоятельствах не может быть и речи. Я лично санацию ни с кем не обсуждал и, думаю, [другие] представители ЦБ тоже никому ее не обещали».

«Одна большая фальсификация»

Бывшие руководители Пробизнесбанка и группы «Лайф» подчеркивают, что деньги из банка не выводились – речь идет о неудачных инвестициях и последующих попытках замаскировать потери. «Вывода активов не было, дыра образовалась из-за ошибок кредитования, а прикрывать ее стали недостоверной отчетностью», – говорит человек из руководства группы. «Это был обычный коммерческий риск. И фальсификация отчетности», – подтверждает другой топ-менеджер «Лайфа».

Как рассказывает его коллега, швейцарский банк Falcon кредитовал девелоперские проекты группы через фидуциарные сделки с Пробизнесбанком. При прямом кредитовании проектов Пробизнесбанку пришлось бы создавать огромные резервы, объясняет он. Проекты кредитовали и другие сторонние организации – под залог иностранных ценных бумаг, продолжает он.

«На Falcon они формировали 20% резервов, тогда как нужно было 100%, а это называется фальсификация отчетности», – подчеркивает Сухов.

Своровали или плохо инвестировали – с точки зрения регулятора, это выглядит абсолютно одинаково, отмечает он: «Какая-то фиктивная ценная бумага, иностранный банк [Falcon]. На основе каких документов регулятор может оценить качество инвестиции? Информацию о наличии обременения могут получить только органы управления банка, чем сейчас и занимается временная администрация. Если результат не будет получен гражданско-правовыми методами, то, возможно, прежние контролеры банка будут следователям показывать, где зарыты активы, деятельно раскаиваясь».

«Мы увидели признаки совершения правонарушений, в том числе вывод средств за периметр группы, за пределы отчетности через кредитный портфель и ценные бумаги», – говорит Сухов. Прежние руководители банка раньше настаивали на отсутствии обременения ценных бумаг, напоминает он: «Если ценными бумагами прикрывали кредитование девелоперских проектов, пусть покажут и раскроют объекты, куда эти средства вложены. Это будет только приветствоваться в конкурсном производстве». Центробанку менеджмент Пробизнесбанка не раскрыл, что стоит за ценными бумагами, добавляет он.

В международной консолидированной отчетности Пробизнесбанка за 2014 г. «Ведомости» нашли упоминания о девелоперских проектах на сравнительно небольшую сумму – менее 4 млрд руб. Это в основном жилая недвижимость в Подмосковье, по большей части уже распроданная (см. врез).

Прямое кредитование банками девелоперских проектов несет высокий риск, потому ЦБ, защищая интересы вкладчиков, создает для банков определенные обременения, напоминает Сухов. По его словам, если Пробизнесбанк действительно вкладывал размещаемые у него средства вкладчиков в девелоперские проекты, значит, «было нарушено законодательство, не выполнены требования, предъявляемые к владельцам банковской лицензии, получение объяснений станет дополнительным доказательством фальсификации отчетности», отмечает зампред ЦБ. Собеседники «Ведомостей» в группе «Лайф» не уточняли, в какую именно недвижимость инвестировал Пробизнесбанк.

Из банка сделали одну большую фальсификацию, резюмирует Сухов. Пробизнесбанк как юридическое лицо был основным местом, где копились проблемы банков группы «Лайф», считает он. «Дыры из других банков перевешивались на головной банк, из него сделали одну большую фальсификацию», – объясняет он.

Региональные банки привлекали деньги с рынка и в разной степени развивали бизнес, связанный с местными клиентами, либо передавали средства головной структуре, объясняет Сухов, поэтому вся группа была убыточной. «Можно, конечно, разбираться, когда и какие проблемы возникали. Но скорее всего часть потерь в банках – накопленные проценты, которые выплачивались по привлеченным средствам. Это были преимущественно частные вклады. Деньги группа предположительно могла размещать в разные виды бизнеса, но реальные доходы (если они были) в банк не поступали, увеличивая тем самым масштабы фальсификации. Это была пирамида, которую в конечном итоге мы остановили», – резюмирует Сухов.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)