Статья опубликована в № 3991 от 12.01.2016 под заголовком: Китай зовет центробанки на войну

Глобальные рынки в понедельник без эмоций реагировали на падение китайских индексов

Но для развивающихся рынков и валют ситуация становится все более неприятной

  • Татьяна Бочкарева

Вчера китайский рынок акций снова падал: индекс Shanghai Composite снизился на 5,3%, Shenzhen Composite – на 6,6%. Но это не вызвало большой паники на глобальных рынках. Европейские индексы вчера снизились на 0,2–0,7%, Dow Jones и S&P 500 к 20.00 мск ушли в минус на 0,1–0,3%. По словам стратега JPMorgan Asset Management Дэвида Стаббса, все смотрят на курс юаня: его ослабление на 1,3% вызвало турбулентность на рынках на прошлой неделе (цитата по WSJ).

«Год начался с волатильности на китайском рынке и сомнений относительно общего курса Китая, что добавляет давления на развивающиеся рынки», – сказал FT стратег NN Investment Partners Мартен-Ян Баккум. Биржевые фонды США (ETF), инвестирующие в развивающиеся рынки, за неделю, завершившуюся 8 января, зафиксировали крупнейший отток за два месяца – $566,7 млн. «Большинство инвесторов сомневаются в скорой стабилизации китайского финансового рынка, с учетом волатильности лучше оставаться в стороне и сохранять ликвидность», – отмечает стратег BDO Unibank Джонатан Равелас (цитата по Bloomberg).

Найти $7,7 трлн

В ближайшие три года китайским банкам может понадобиться $7,7 трлн нового капитала и финансирования, свидетельствуют данные независимой исследовательской фирмы Autonomous. Если правительству придется их спасать, то отношение госдолга к ВВП может вырасти с нынешних 22 до 122%. Активы банков превышают $30 трлн, и за последние 10 лет кредитные портфели росли более чем на 10% ежегодно (в 2009 г. – на 35%). Хотя доля просроченных кредитов составляет не более 2%, потери по безнадежным кредитам в этом году увеличатся на $845 млрд.

Китай девальвирует юань, чтобы помочь экспортерам, но сильная национальная валюта сейчас не нужна и другим странам. За последние 10 лет корпоративные валютные долги развивающихся стран увеличились с $900 млрд до $4,4 трлн (данные Institute of International Finance; см. график). «Проблема с компаниями развивающихся стран помимо большого долга в том, что мы не знаем, насколько они кредитоспособны», – говорит ведущий экономист Oxford Economics Эдам Слейтер (цитата по FT).

Министр финансов Мексики Луис Видегарай полагает, что на девальвацию юаня другие центробанки могут ответить тем же, спровоцировав новую валютную войну. Есть опасения, что некоторые развивающиеся валюты будут нести потери. «Если Китай продолжит лихорадить, мы увидим кризис в Индии», – говорит управляющий директор JM Financial Вишал Кампани. Южноафриканский ранд вчера дешевел к доллару на 9% – максимум с октября 2008 г. Рубль потерял почти 2% (см. статью на стр. 11). «Большой вопрос, насколько центробанки в небольших открытых экономиках могут реально влиять на валютные курсы при помощи интервенций дольше, чем в краткосрочной перспективе», – говорит валютный аналитик Standard Life Investments Кен Диксон. «Центробанкам очень трудно поддерживать искусственный курс валюты продолжительное время, – соглашается стратег Swissquote Bank Петер Розенштрайх, – это было хорошо видно в случае Швейцарии» (цитаты по Bloomberg). Год назад Швейцария отказалась от привязки курса франка к евро и стала бороться с его укреплением интервенциями и отрицательными ставками, но франк по-прежнему стоит на 10% дороже целевого уровня.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать