Статья опубликована в № 4018 от 18.02.2016 под заголовком: Коллекторам здесь не место

Закон о коллекторах существенно облегчит жизнь должникам

Спикеры обеих палат парламента внесли в Думу поправки, которые сделают работу коллекторов невозможной и затруднят кредитование

  • Мария Каверина,
  • Наталия Биянова

Спикеры Совета Федерации Валентина Матвиенко и Госдумы Сергей Нарышкин внесли в Госдуму законопроект, устанавливающий правила взаимодействия кредиторов – коллекторов, банков и микрофинансовых организаций – с задолжавшими людьми (в среду размещен на сайте Госдумы). К этому их подтолкнула серия скандалов и уголовных дел с участием коллекторов, которые угрожали должникам, вторгались в их жилище, следует из пояснительной записки. По данным ЦБ, просроченная задолженность физлиц продолжает расти и к январю достигла 864 млрд руб.

Законопроект повышает требования к коллекторам: взыскание долгов должно быть их основной деятельностью, вводится требование к уставному капиталу – минимум 10 млн руб. Все компании должны будут состоять в реестре, который будет вести государство.

Также ограничивается общение коллектора с должниками – не чаще одной личной встречи и двух телефонных звонков в неделю, в будние дни общение запрещено с 22 до 8 часов, а в выходные – с 20 до 9. Для банков ограничения установит ЦБ.

Проект также запрещает применять к должникам физическую силу или грозить этим, портить имущество, оказывать психологическое давление и проч.

Эти предложения обсуждались давно, а некоторые уже прописаны в других законах. Но все они могут оказаться лишними, если будет реализована главная мера по защите заемщиков.

Законопроект запрещает передавать персональные данные должника без его письменного согласия. Соответствующий пункт в договоре займа не поможет – согласие должно даваться после возникновения просрочки, а данное ранее законопроект признает ничтожным. Получается, коллектор может принять долг в работу только с согласия заемщика, что маловероятно. Но спустя три месяца после наступления просрочки клиент может полностью отказаться от взаимодействия с взыскателями, указано в документе. Все это остановит рынок, говорят банкиры и коллекторы.

Рынок взыскания давно требовалось отрегулировать, признает президент «Секвойя кредит консолидейшен» Елена Докучаева, но некоторые положения документа могут просто остановить рынок: «Клиент не должен иметь возможность безальтернативного отказа от взаимодействия с взыскателем, в любом случае должен быть представитель для переговоров, иначе завтра же мы получим огромное количество не желающих общаться ни с кем, а кредиторам придется обращаться в суды». Суды и приставы и так загружены, тяжбы будут длиться годами, а между тем по долгам будут начисляться проценты, согласен президент ассоциации коллекторов НАПКА Алексей Саватюгин: «Люди считают, что если откажутся от общения с кредитором, то могут не возвращать долги, но это не так».

Докучаеву смущают и ограничения на контакты с должником по телефону: их количество сложно отследить, «что будет считаться состоявшимся контактом, ведь могут быть и технические неполадки».

Необходимость получения дополнительного согласия на переуступку долга убьет рынок цессии, считает Докучаева. Этим могут начать активно пользоваться недобросовестные должники, согласен руководитель общественной организации «Россия без долгов» Денис Калугин. Собирать подписи с людей после, когда они уже допустили просрочку, нереально, признает банкир: «Этих должников сотни тысяч, и сделать так, чтобы их всех объехать или пригласить в банк, чтобы они подписали новую бумагу, невозможно операционно, и ни у кого из них нет желания такое согласие давать». Банки найдут способ получать такое согласие с клиента «заранее» – еще при выдаче кредита, уверен он.

В текущем виде закон однобокий – защищает права только должников, интересы и законные права кредиторов не учитываются, говорит топ-менеджер банка из топ-20. «Если это будет принято в таком виде, это крест на потребительском кредитовании», – убежден он. Банки будут вынуждены поднять ставки, чтобы переложить риски, кредиты станут еще менее доступными. Выдача упадет, при этом банки будут нести потери, потому что взыскание упадет. «Сейчас розничные заемщики и так не платят, столкнувшись со снижением доходов, а если им скажут: «Вы по закону можете избавить себя от общения с кредиторами и коллекторами, если напишете такое заявление спустя три месяца после появления просроченного долга», то у кого сохранится интерес возвращать?!»

Законопроект требует серьезной доработки, заключает Саватюгин, непонятно, почему понадобилось так срочно вносить его. Принятие документа в таком виде не означает смерть рынка взыскания, считает он, «но число коллекторских агентств серьезно сократится».