Статья опубликована в № 4025 от 01.03.2016 под заголовком: ЦБ ускорит надзор

ЦБ меняет подход к надзору за банками

Он сосредоточится на оценке рисков, чтобы быстрее реагировать на проблемы
  • Анна Еремина,
  • Дарья Борисяк

Мы проанализировали ситуацию и пришли к выводу о необходимости реорганизации банковского надзора. Мы не разгоняем надзор, не увеличиваем штат, а проводим реорганизацию, связанную с нашими возможностями», – заявил первый зампред ЦБ Алексей Симановский (цитата по Banki.ru). В департаменте будет создано подразделение, которое займется оценкой рисков банков и будет информировать о них региональные подразделения регулятора, это позволит принимать более точные и быстрые решения, надеется Симановский. Больше информации о банках ЦБ намерен предоставлять и правоохранительным органам, добавил он.

«Это разумно, ЦБ создал подобный департамент по оценке залогов, и он эффективно работает», – говорит председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. Британский регулятор порой направляет в банк для оценки рисков команды по 40 человек сразу, рассказывает он, но предотвратить все риски это все равно не помогло. Вьюгин советует ЦБ в части надзора продолжать работать над повышением квалификации проверяющих, а также ужесточать их ответственность – как административную, так и персональную (см. врез).

В последнее время надзор стал эффективнее, однако до идеала еще далеко, считает аналитик Fitch Александр Данилов. Основная проблема, по его мнению, – это нехватка квалифицированных кадров среди проверяющих и, возможно, связанный с этим излишне формалистский подход, когда смотрится соблюдение формальных критериев, а не сама суть банковских операций. Кроме того, надзор осуществляется преимущественно на неконсолидированной основе, без должного внимания остаются небанковские активы, а также иностранные «дочки» банков, продолжает он.

«У банка «Траст» мы отозвали рейтинги шесть лет назад с преддефолтного уровня – уже тогда было понятно, что у него большие проблемы в активах, – вспоминает Данилов. – Но превентивных действий регулятора не было, банк существовал потому, что у него не было оттока депозитов, а когда он произошел в декабре 2014 г., банк пришлось спасать с большими издержками для государства». «Траст» использовал специально разработанный софт, позволяющий создавать видимость рефинансирования просроченной задолженности заемщиков, следует из отправленного в марте 2015 г. ответа (есть у «Ведомостей») Симановского на депутатский запрос о «Трасте». «В связи с фальсификацией банком данных отчетности выявить реальный уровень просроченной задолженности (сейчас – 22 млрд руб.) в ходе инспекционных проверок Банка России не представлялось возможным», – следует из письма.

Виноватых нет

ЦБ проводит служебное расследование в отношении ситуации во Внешпромбанке, сообщил Симановский. «Пока ответственных нет», – добавил он, такие расследования проводятся после всех громких банкротств (цитаты по ТАСС). Лицензия Внешпромбанка отозвана в январе 2016 г. Банк побил рекорд по размеру дыры – 187,4 млрд руб. при заявленных в отчетности активах в 275 млрд – и имел аномально высокую долю вип-вкладчиков. В банке была построена «система фальсификации отчетности», сообщал ЦБ. Президент и совладелец банка Лариса Маркус арестована. ЦБ проводил проверки во Внешпромбанке в 2011, в 2013–2014 и 2015 гг., сообщил Симановский, последняя проверка и выявила, что творилось в банке. Нормативные документы, которые позволили ЦБ предъявить требования к Внешпромбанку, были приняты после проведения первых проверок, поэтому до 2015 г. ЦБ не мог ничего предпринять, объяснял Симановский.

Регулятор движется в правильном направлении, но он не в состоянии за всем уследить, считает президент Аудиторской палаты России Александр Турбанов, в 2004–2012 гг. – гендиректор Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Проблемы обостряются в кризис, продолжает он: банки на грани выживания прикрываются недостоверной отчетностью. Турбанов считает, что если оценивать систему госрегулирования и контроля, то в банковской сфере она наиболее эффективна.

Традиционные меры надзора не помогают. Банки, которым был ограничен прием вкладов, все чаще продолжают привлекать средства в обход предписаний регулятора, сообщил заместитель гендиректора АСВ Андрей Мельников. «В прошлом году такие факты мы выявили в 27 банках, в обход запретов было привлечено почти 20 млрд руб.», – сказал он (цитата по Banki.ru)

В ноябре 2015 г. ограничения на прием средств населения имели 78 банков, говорил зампред ЦБ Михаил Сухов.

Руководитель практики инвестиционного консультирования ФБК Роман Кенигсберг описывает схемы обхода ограничений ЦБ: банки продавали людям векселя вместо привлечения их средств во вклады – либо напрямую в отделениях, либо через третьи банки; другой способ – учет средств физлиц на счетах юрлиц или фондов; совсем криминальные случаи – средства не вносились в кассу и выводились за баланс. Обходить ограничение можно и через межбанк: банк без ограничения привлекает средства населения и размещает депозит в банке, который такой возможности лишен, описывает Кенигсберг.

Если ЦБ установил ограничение по объему средств на определенную дату, можно договориться с вип-вкладчиками – снять часть вкладов, переоформив их в векселя, сертификаты, ноты, рассказывает финансист, и можно будет привлечь на эту же сумму новые вклады. Можно предлагать вкладчикам акции банка при открытии депозита: на акционеров банка ограничение не распространяется, говорит собеседник «Ведомостей», а можно и не исполнять предписание.

Способов множество, резюмирует человек, близкий к надзорному блоку ЦБ. Бороться, похоже, можно одним способом – сводить и хранить базы данных банков в одном ЦОДе, заключает он.