Статья опубликована в № 4029 от 09.03.2016 под заголовком: Первоапрельский подарок от ЦБ

ЦБ борется с валютными депозитами компаний

С апреля обязательные резервы по ним вырастут, но банки переложат эти расходы на клиентов
  • Дарья Борисяк,
  • Анна Еремина,
  • Мария Каверина

С 1 апреля обязательные резервы по корпоративным валютным депозитам повышаются на 1 процентный пункт – до 5,25%, сообщил в пятницу Центробанк: это мера против роста валютных обязательств. По валютным вкладам населения норматив остается прежним – 4,25%, как и по рублевым вкладам, говорится в сообщении регулятора.

ЦБ предупреждал о таком шаге. «Хотелось бы, чтобы давление на валютные активы и обязательства было и синхронным, и соразмерным, чтобы не было перекоса в какую-то одну сторону», – рассказывал в феврале замдиректора департамента банковского регулирования Алексей Лобанов. В качестве наиболее вероятной меры по сокращению привлекательности валютных депозитов регулятор рассматривает повышение отчислений по ним в фонд обязательного резервирования (ФОР), указывал зампред ЦБ Василий Поздышев. Привлекательность валютных кредитов ЦБ уже уменьшил (см. врез).

На 1 января 2016 г. компании держали в банках более 19 трлн руб. депозитов, из них 55% приходилось на валютные депозиты, следует из статистики ЦБ (годом ранее доля валютных депозитов была чуть более 50%). Исходя из этих цифр повышение ФОР может обойтись банкам более чем в 100 млрд руб. Аналитик Fitch Антон Лопатин называет большую сумму – 150 млрд руб.: «Всего корпоративные валютные пассивы (включая евробонды) сейчас составляют 15 трлн руб.». На ликвидность банков это не повлияет, добавляет он, – ликвидных активов в системе около 14 трлн руб.

Валютный риск вырос

С валютными активами банков ЦБ борется, повышая по ним коэффициенты риска, – это давит на капитал банка: при расчете нормативов достаточности капитала активы взвешиваются с учетом риска. Коэффициент по валютным кредитам, выданным после 1 апреля, вырастет с 1 до 1,1, а для кредитов компаниям на покупку недвижимости – до 1,3.

Обязательные резервы формируются в рублях и каждый дополнительный рубль, размещенный в ЦБ по ставке 0%, означает упущенную выгоду от размещения этих денег в кредиты по ставке 11% и выше, отмечает начальник управления активами и пассивами Райффайзенбанка Александр Овчинников. Таким образом, повышение обязательных резервов на 1 п. п. означает, что себестоимость валютных депозитов компаний для банков возрастет примерно на 0,1% годовых. Эти издержки, вероятно, будут переложены на клиентов. Таким образом, ЦБ делает для корпоративных клиентов чуть менее привлекательным хранение денег в валюте. Зампред правления Промсвязьбанка Владимир Мамакин оценивает, что из-за экономических потерь стоимость денег косвенно вырастет на 0,15–2 п. п. – все банки учитывают стоимость ФОР в расчете предельных ставок привлечения, – добавляя, что банки переложат эти потери на клиентов.

Лопатин не видит дополнительных затрат от повышения ФОР: «Банки в любом случае держат запас ликвидности против клиентских остатков, в том числе валютных, частично – на счетах ЦБ. Валютная ликвидность размещена по низким ставкам, так что никакого материального эффекта от этой меры для банков не будет».

Топ-менеджер крупного банка сомневается, что ЦБ достигнет цели: для клиентов валюта не перестанет быть привлекательной, поскольку их интересует не ставка, а защита от девальвации.

Сейчас банки не испытывают острой проблемы с дисбалансом валютного фондирования, говорит аналитик S&P Сергей Вороненко, – ставки привлечения в валюте уже достаточно низкие. Банкам сейчас не нужна валюта, и поэтому они и так ставят уже запредельные ставки, чтобы дестимулировать приток валютных вкладов: эти средства некуда размещать. Он полагает, что ЦБ может с помощью этой меры превентивно защитить банковский сектор от дополнительных стрессовых сценариев – например, от шока резкого обесценения рубля. «Мы увидим дополнительное снижение ставок по валютным депозитам», – заключает Вороненко.

Выбор редактора