Статья опубликована в № 4160 от 14.09.2016 под заголовком: Актив уйдет – банкир останется

Путин остановит бегство банкиров за границу

Руководители банков с признаками вывода активов не должны далеко уйти

Путин пообещал председателю Центробанка Эльвире Набиуллиной, что поручит правительству и правоохранительным органам рассмотреть вопрос об ограничении выезда за рубеж руководителей банков с признаками вывода активов. Вчера Набиуллина рассказала президенту, что часто причиной падения банков служат не экономические, а криминальные действия, а сами банкиры нередко скрываются за границей, куда вывели активы. По ее словам, в 70% случаев при отзыве лицензий у банков одним из оснований было нарушение закона о борьбе с отмыванием денег. Нужно законодательно продумать эту тему, призвала она: граждан, которые не платят за услуги ЖКХ или штрафы ГИБДД, за границу могут и не выпустить, а «банкиры с такими огромными суммами долгов спокойно выезжают».

Размер операций с признаками вывода средств из страны снижается (в 2013 г. – 1,7 трлн руб., в 2014 г. – 800 млрд, в 2015 г. – 500 млрд, за первое полугодие 2016 г. – 110 млрд), но есть уникальные случаи, рассказала президенту Набиуллина. Некоторые банки брали деньги у граждан и не заносили это в документы, т. е. воровали в момент, когда принимали средства. «Мы это не можем найти, потому что в документах это не отражено», – объяснила она, заметив, что «поставить препоны» можно только вместе с правоохранительными органами. «Нужно быть очень аккуратным, конечно, чтобы не ограничивать свободу людей, но нужно гарантировать и государство, и общество, и вкладчиков банков от криминальных проявлений. Давайте я соответствующее поручение тоже дам и правительству, и правоохранительным органам и вместе с вами подумаем», – ответил Путин.

Проблемы вывода активов и выезда руководителей и владельцев рухнувших банков за рубеж, безусловно, существуют, подтверждает гендиректор Агентства по страхованию вкладов (АСВ) Юрий Исаев: «Приходя в банк как ликвидатор, мы сталкиваемся с тем, что реальная величина активов сильно отличается от данных, которые банк предоставлял регулятору».

Ограничение на выезд может стать действенной мерой, поскольку отсутствие неотвратимости наказания провоцирует некоторых граждан на мошенничество, считает Исаев: «Мы много раз эту проблему поднимали на разного рода совещаниях и обсуждениях, но сталкивались с тем, что правоохранительная система не может закрыть границы для таких лиц – нужна санкция суда или возбуждение уголовного дела».

А пока госкорпорация идет по следам исчезнувших активов и начинает судиться, эти активы уплывают все дальше, продолжает Исаев.

«Для нас важно как можно быстрее арестовывать активы, – говорит Исаев. – Лондонский суд арестовал по заявлению АСВ активы основателя Межпромбанка Сергея Пугачева, но в России это сделать не удавалось: закон не позволяет арестовать активы третьих лиц». Для пополнения конкурсной массы должна появиться возможность арестовывать имущество, даже если оно де-юре принадлежит другим лицам, а уже после, если АСВ не сможет доказать, что активы были выведены, имущество может быть разморожено, а его владельцам компенсированы издержки, считает он.

В декабре прошлого года директор экспертно-аналитического департамента АСВ Юлия Медведева предлагала ввести раннее оповещение правоохранительных органов о планируемом отзыве у банка лицензии: «Мы обладаем достаточным понятийным аппаратом для того, чтобы сказать, что здесь есть основания для возбуждения уголовного дела». Должен быть изобретен какой-то механизм воспрепятствования отъезду банкиров – «красный флажок» на таможне, который будет тут же срабатывать, призывала она.

Правоохранительные органы порой сначала дают возможность банкирам беспрепятственно скрыться, а потом сетуют на несовершенство законов, говорит партнер Westside Advisors Сергей Водолагин. «Если и нужна дополнительная мера по ограничению выезда за рубеж руководителей банков, то она должна быть процедурно отлажена, чтобы не допустить злоупотреблений со стороны правоохранителей. Например, вполне соответствовала бы нашему правовому контексту обеспечительная мера, которую мог бы принять суд, рассматривающий дело о банкротстве банка по заявлению АСВ», – полагает он. Если у АСВ есть основания требовать привлечения контролирующего банк лица к субсидиарной ответственности по обязательствам банка, то суд мог бы запретить выезд такого лица за рубеж до рассмотрения соответствующего заявления, говорит Водолагин, это было бы эффективно, поскольку лишило бы недобросовестных банкиров доступа к выведенным за рубеж активам.

Банкиров такая перспектива не радует. «На первый взгляд это противоречит Конституции, которая гарантирует человеку свободу передвижений. К тому же сразу виден риск того, что нас всех поставят в один ряд: некоторые товарищи выводили активы, а другие увязли в убытках, и есть ощущение, что ЦБ не будет эти случаи разделять, ведь под понятие вывода активов может подпадать и кредитование связанных сторон, и финансирование проектов акционеров, да и просто убыточные вложения», – размышляет предправления банка из топ-100.

«Непонятно, как запретить выезд за границу без судебного решения, какой механизм может быть до того, как установлено, что вывод активов точно был», – говорит председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин, бывший первый зампред ЦБ. Иногда ЦБ до отзыва лицензии знает о таких операциях банка, а иногда все это выясняется уже только после отзыва, размышляет он, как делить тех банкиров, что не справились с принятыми рисками, и тех, кто выводил активы преднамеренно.

Представитель ЦБ вчера на вопросы «Ведомостей» не ответил.

В подготовке статьи участвовали Анна Еремина и Ольга Петрова