Статья опубликована в № 4186 от 20.10.2016 под заголовком: Прибыль из мусора

Более $100 млн прибыли принес Goldman Sachs его трейдер Том Малафронт

Он работает с мусорными облигациями и воспользовался падением рынка в начале года

Малафронт в начале года дешево купил корпоративные бонды на миллиарды долларов и продал их с прибылью, когда рынок восстановился, рассказали WSJ люди, знакомые с этой историей. Это было бы обычным делом до кризиса 2008 г., но закон Додда – Фрэнка фактически запретил банкам торговать на собственные средства, чтобы снизить их риски, и заставил их держать больше капитала. Однако регуляторы оставили банкам возможность выступать посредниками между покупателями и продавцами.

Малафронт покупал облигации у клиентов, которые торопились избавиться от них во время распродажи, и искал покупателя, готового купить их дороже. В числе инструментов, купленных Малафронтом, были бонды горнодобывающих Freeport-McMoRan и Teck Resources, переживших снижение рейтинга, и ритейлеров Toys «R» Us, Gymboree и Avon Products, чьи акции дешевели из-за опасений инвесторов о замедлении роста китайской экономики, падения цен на нефть и ситуации со ставками.

Некоторые облигации Малафронт продавал уже в день покупки, другие держал по несколько недель. К концу июня на таких сделках он заработал для Goldman более $100 млн. Были дни, когда на его сделки приходилось до трети оборота всего банка по таким инструментам. «Том превосходно работает с рисками, – говорит его бывший босс Джефф Бал, – на любом мутном рынке, к которым относится рынок мусорных бондов, опытный специалист всегда будет нужен». Малафронту 34 года, до прихода в Goldman в 2013 г. он успел поработать в хедж-фонде Blue Mountain Capital Management и Credit Suisse.

Провести черту между сделками, которые банк совершает в интересах клиентов, и сделками ради его собственной выгоды непросто, говорит профессор Harvard Law School Хол Скотт: «Пока этого никто сделать не смог».

Но поля для маневра стало меньше. Если от сделок с ценными бумагами банк получает значительную прибыль или убыток, это становится поводом для предметной беседы с ФРС и другими регуляторами. Неизвестно, проверяли ли регуляторы сделки Малафронта, но Goldman, как и все крупные банки, сократил допустимые риски. В I квартале дневной лимит риска для его трейдеров составлял $72 млн, во II квартале – $62 млн. В 2007 г. такой лимит превышал $120 млн. В I квартале было лишь три дня, когда трейдеры Goldman зарабатывали ему более $100 млн, во II квартале таких дней было шесть.

«Это не похоже ни на что, что мы видели за последние три года», – говорит о результатах Малафронта старший трейдер хедж-фонда Skylands Capital Томас Хиарден.

Перевела Татьяна Бочкарева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать