Статья опубликована в № 4211 от 25.11.2016 под заголовком: УЭК перевела «Стрелку»

УЭК объяснила срыв сроков проекта «Стрелка» законом об использовании российского софта

Суд стал на сторону компании, сэкономив Сбербанку 1 млрд рублей по гарантии

Универсальная электронная карта» (УЭК), подконтрольная Сбербанку, не успела оснастить все автобусы ФГУП «Мострансавто», работающего в Подмосковье, стационарными терминалами для приема карт «Стрелка». Это нужно было сделать до 1 января 2016 г. По условиям договора Сбербанк, выдавший гарантию, должен был заплатить 1 млрд руб. за срыв сроков, однако суд решил, что у УЭК были уважительные причины, и постановил перенести срок установки терминалов на 1,5 года без уплаты гарантии, говорится в картотеке арбитражных дел.

По условиям инвестиционного договора, заключенного в ноябре 2014 г., УЭК должна инвестировать в проект 3,3 млрд руб., указывается в договоре, размещенном на сайте правительства Московской области. После 2021 г. УЭК должна передать все наработки по проекту, включая права на использование торговой марки, патенты, программное обеспечение, оборудование и другую интеллектуальную собственность правительству Московской области. С 2015 по 2021 г. выручка УЭК за счет участия в этом проекте должна достигнуть 7,9 млрд руб., следует из договора. В 2015 г. выручка УЭК составила лишь 177 млн руб. (по плану – 900 млн руб.).

Несколько сотрудников «Ведомостей», пользующихся «Стрелкой», заметили, что стационарные терминалы в автобусах ФГУП «Мострансавто» так и не появились. Карты «Стрелка» работают, но для учета поездок используются мобильные (находятся у водителя или контролера), а не стационарные терминалы. На сайте «Стрелки» сказано, что сейчас оплатить проезд картой можно более чем в 5000 автобусов «Мострансавто».

Срыв не отменяет награды

В 2015 г. проект «Стрелка» стал лауреатом национальной премии «Формула движения» в номинации «Лучшее решение в области пассажирского транспорта», говорится на сайте «Стрелки». Премия учреждена общественным советом Минтранспорта в 2014 г.

Один из ключевых аргументов, которые использовала УЭК как истец в суде для получения отсрочки (иск подан к правительству Московской области), – вступление в силу в ноябре 2015 г. постановления правительства РФ о реестре отечественного программного обеспечения (ПО). Использование иностранного ПО в проекте противоречит требованиям постановления, указывает суд, а система не может быть передана в промышленную эксплуатацию и в собственность Московской области. Чтобы соблюсти требования, УЭК необходимо переработать программную платформу, говорится в решении Арбитражного суда Московской области, для этого УЭК нужно дополнительно потратить на проект 200 млн руб.

Постановление о реестре отечественного ПО вступило в силу с 1 января 2016 г. и касается закупок и тендеров, проведенных в этом году, ни о каких ограничениях на передачу в промышленную эксплуатацию в нем не говорится, замечает исполнительный директор ассоциации «Отечественный софт» Евгения Василенко. Обратной силы требования постановления не имеют, указывает она. Кроме того, продолжает Василенко, постановление регулирует закупку лицензий на готовые тиражируемые продукты, но не на услуги, разработку и внедрение ПО.

Человек, близкий к одной из сторон, рассказывает, что ПО для стационарных терминалов является российским, его разрабатывала компания «Штрих-М». На ее сайте сказано, что это «ведущий российский разработчик и производитель высокотехнологичных систем автоматизации бизнеса». Представители «Штрих-М» и УЭК на запрос не ответили.

Если бы Сбербанк удовлетворил требование министерства транспорта Московской области об уплате гарантии на 1 млрд, то УЭК была бы не способна удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, что привело бы к нарушению публичных интересов, остановке работы системы обеспечения безналичной оплаты проезда пассажиров, считает суд. В пресс-службе Арбитражного суда Московской области комментировать решение суда не стали. Так же поступил и представитель Сбербанка.

УЭК в июне попросила областное правительство внести изменения в контракт в связи с тем, что у них возникли «объективные причины для переноса сроков исполнения обязательств» по установке стационарных терминалов, говорит представитель министерства транспорта Московской области. Корректировка сроков по инвестдоговору возможна только по решению суда, указывает он. Суд обязал стороны заключить дополнительное соглашение о переносе сроков. Представитель «Мострансавто» на вопросы не ответил.

Госконтракт может изменить уполномоченный орган (в данном случае правительство Московской области) только по ограниченному списку оснований, рассказывает партнер юрфирмы «Надмитов, Иванов и партнеры» Александр Надмитов. Последствия неисполнения госконтракта таковы, что исполнитель попадает в реестр недобросовестных поставщиков, происходит выплата по гарантии, говорит партнер Tertychny Agabalyan Иван Тертычный. По его словам, в судах действует принцип состязательности: если одна сторона приводит аргументы, а другая против них не возражает и ведет себя пассивно, то суд не будет выстраивать правовую позицию за нее, в том числе, например, возражать против применимости аргумента об использовании отечественного ПО – это должен был сделать ответчик, если был в этом заинтересован.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать