Статья опубликована в № 4216 от 02.12.2016 под заголовком: Равнение на президента

Могут ли все рынки ошибаться в отношении Трампа?

История показывает, что первая реакция инвесторов на итоги выборов в США не всегда оказывается верной
Джеймс Макинтош, обозреватель рынков The Wall Street Journal

Рынки не всегда идеально следуют постулатам экономической теории, но у них есть внутренняя логика. Работает она и в ситуации с избранием Дональда Трампа президентом США.

Спустя три недели после выборов практически все площадки отражают следующие ожидания инвесторов: ускорение экономического роста и инфляции в США, отсутствие ошибок во внешней политике и ответных шагов со стороны развивающихся стран на импортные пошлины, которые может ввести Трамп.

Подтверждений таких ожиданий множество, стоит только взглянуть на рынки акций, облигаций, золота, промышленных металлов и курс доллара. Может ли такое количество инвесторов, работающих с такими разными классами активов, ошибаться?

Вполне. Опасность в том, что инвесторы принимают решения, исходя из собственных суждений и предпочтений, а потом находят им подтверждение в действиях других участников рынка. В то время как динамика рынков, определяемая такими движущими факторами, может быть внутренне устойчивой, этого может оказаться недостаточно для продолжения роста, если рынки неправильно оценили общую картину. Между тем, именно так зачастую происходит с экономической ситуацией и в еще большей степени — с действиями очередного президента.

Период после выборов 8 ноября оказался слишком динамичным, но на самом деле это просто развитие уже сформировавшегося тренда. Участники рынка почувствовали признаки возвращения к росту еще летом, и с тех пор количество «медвежьих» позиций постепенно сокращалось.

Наиболее ярко эту тенденцию демонстрируют казначейские облигации США. Доходность 10-летних бондов (которая находится в обратной зависимости от цены) достигла очередного исторического минимума в 1,32% в начале июля и с тех пор растет. К выборам она поднялась до 1,86%, а после них подпрыгнула до 2,33%. Инвесторы, сохранявшие позиции в этих бумагах, с начала июля потеряли 7,4%. Это самые значительные потери за сравнимый отрезок времени со времен паники 2013 г., вызванной заявлением Федеральной резервной системы о готовности начать сворачивать программу денежного стимулирования.

На рынке акций сложилась аналогичная ситуация. По мере роста доходности облигаций акции компаний, чувствительных к экономическим циклам, стали обгонять так называемые защитные бумаги (ими обычно считаются акции коммунальных и потребительских компаний, бумаги с высокой дивидендной доходностью и пр.). Это было хорошо заметно еще до президентских выборов, а после них «циклические» акции взлетели невероятно высоко. Одновременно растут цены на промышленные металлы, отражая ожидания увеличения инвестиций в инфраструктуру, а золото потеряло для инвесторов всю свою привлекательность.

Рынки часто неверно интерпретируют макроэкономические тренды. Достаточно вспомнить панику в 2013 г., связанную с заявлением ФРС (когда сворачивание программы денежного стимулирования в итоге не привело в дальнейшем к ухудшению экономической ситуации), или в 2010 г., когда инвесторы рассчитывали на быстрый посткризисное восстановление экономики, – чтобы затем запаниковать, когда его не произошло.

Можно надеяться, что Трамп получил уже восстанавливающуюся после долгих лет медленного роста экономику и сможет еще больше подстегнуть ее, и тот, кто воспользовался восходящей динамикой рынка, окажется прав, даже если изначально действовал, исходя из ошибочных предположений. Но как показывает история, рынки часто неверно судят о новых президентах. Да и сами президенты не так уж важны для рынка акций. По подсчетам Birinyi Associates, худшая динамика котировок американских акций наблюдалась в период между выборами и инаугурацией Франклина Рузвельта, Ричарда Никсона и Барака Обамы (перед его первым сроком), а также накануне избрания президентом Линдона Джонсона в 1964 г. Тем не менее, после вступления Рузвельта и Обамы в должность рынок показал феноменальный рост, да и при Никсоне с Джонсоном демонстрировал отличную динамику (см. диаграмму).

При этом участники фондового рынка совершенно неверно оценили потенциал президентства Герберта Гувера. В период между его избранием и инаугурацией акции росли рекордными темпами, но собственно президентский срок Гувера ознаменовался началом в 1929 г. Великой депрессией, и ни при одном президенте фондовый рынок не понес таких потерь.

Редким исключением был Дуайт Эйзенхауэр: рынки приветствовали его избрание ростом, который сохранился и после.

Рост индекса S&P 500 более чем на 3% после избрания Трампа уже превосходит подъем рынка в период между избранием и инаугурацией Рональда Рейгана в оба его срока. Может быть, на этот раз рынок не ошибается, и нас ждет новый бум. Что ж, может быть.

Перевела Надежда Беличенко

Мнения экспертов банков, инвестиционных и финансовых компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов