Реформа лизингового сектора должна сделать его более доступным

Вскоре мы сможем узнать и реальный масштаб рынка, и качество его активов
Павел Самиев, управляющий партнер НАФИ

На негативные события в экономике российский лизинг реагирует очень остро, сокращаясь во все кризисы сильнее, чем банковское кредитование, зато и восстанавливается быстро – через год-два темпами под 30–80% (достаточно посмотреть кризисы 2008 и 2014 гг.).

Рынок лизинга в России уже не назовешь маленьким – доля новых сделок в ВВП за 2016 г. составила примерно 1,2%. Хотя мы еще не догнали Францию и Великобританию (1,9% и 2,9% соответственно в 2015 г.), но вполне сопоставимы с развитием рынка в Италии и Испании (у них также около 1,2%). За 20 лет лизинг стал вторым по размеру инструментом финансирования после банковского кредита в стране и является важным источником долгосрочных инвестиций для экономики. В то же время рынок уже пережил ряд кризисов и испытал проблемы как с крупными лизингодателями, так и с крупнейшими лизингополучателями (лизинговые долги обанкротившейся «Трансаэро» превышали 100 млрд руб.).

Экономике, несомненно, необходимо расширение предложения лизинга и его удешевление, что требует ряда инфраструктурных изменений рынка. С одной стороны, это улучшение системы риск-менеджмента лизинговых компаний, их надежности, что удешевит привлекаемые ими заемные средства; с другой стороны – правовая защита самих лизингодателей от мошенников. В 2016 г. Банк России предложил именно такие глобальные изменения, а именно, введение регулирования сектора через механизм СРО, разработка требований к системе риск-менеджмента, корпоративного управления, и ряд других.

Несомненной пользой саморегулирования на рынке (все лизингодатели обязаны будут вступить в одну из созданных СРО) должно стать повышение его информационной прозрачности. Согласно данным ЕГРЮЛ, в стране зарегистрировано почти 3200 юрлиц, имеющих в своем названии слово «лизинг». А есть ведь еще и те, кого по названию не вычислишь (Завод редких металлов, например). Если убрать из списка тех, кто реорганизован или прекратил деятельность (около половины зарегистрированных), останется примерно 2000 действующих «лизингодателей».

Кто они все? За 20 лет исследований рынка в каждом отдельном анкетировании принимали участие не более 170–200 компаний, из них 70% – постоянные участники публикаций. Теневой сектор таким образом – примерно 1700–1800 компаний. По коду ОКВЭД «Финансовый лизинг» поисковые системы находят и того более – свыше 7000 результатов. Конечно, значительная часть этих юрлиц – просто «спящие» заготовки, включившие лизинг в перечень своих видов деятельности в момент регистрации «на всякий случай». Есть, однако, и действующие компании небольшого размера, работающие в рамках небольших региональных холдингов, – таких, наверное, несколько сотен. Кроме того, есть целый пласт небольших компаний (несколько десятков), работающих в отраслях, где существуют программы господдержки, – в сельском хозяйстве, компании по лизингу морских судов и прочие. Относительно распространены и «карманные» лизинговые компании, аффилированные с таксопарками и организациями, занимающимися автоперевозками, как правило, регионального небольшого масштаба. В то же время капитал таких компаний иногда может достигать внушительных размеров – 10 млн руб. и более.

В случае введения саморегулирования все непрофильные и реально не связанные с лизингом компании не смогут им заниматься; таким образом, собранная СРО статистика впервые в полной мере охватит весь объем лизинговых операций в стране.

Кроме масштаба рынка есть еще важный момент. Традиционно при анкетировании лизингодатели показывают достаточно низкую просрочку. Хотя есть основания этому верить (продукт защищен правом собственности лизингодателя, поэтому провоцировать изъятие техники клиенты обычно не заинтересованы и платят вовремя), авторы обзоров не имеют возможности проверить точность данных – доступная отчетность компаний по РСБУ не содержит этой информации. Недавно проведенный Банком России анализ рынка лизинга также выявил низкую просрочку, и хотя респондентам не грозила ответственность за предоставленные данные, стоит полагать, что они проявили максимальную честность. СРО же будут обладать правом проверки данных и применения санкций, что, в принципе, снимет возможные сомнения в собираемых отчетных данных.

Таким образом, вскоре мы узнаем и реальный масштаб рынка, и качество его активов.

Конечным результатом реформы должно стать улучшение информационной прозрачности рынка, повышение качества риск-менеджмента у всех его участников, повышение надежности лизингодателей и снижение для них премии за риск. В итоге экономика и реальный сектор получат рост предложения лизинга при его одновременном удешевлении, а госорганы смогут больше доверять лизингодателям, понимать их роль в поддержке малого бизнеса и шире использовать лизинг в программах стимулирования экономики.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать