Статья опубликована в № 3991 от 12.01.2016 под заголовком: «Allianz заинтересован в российском рынке»

«Allianz заинтересован в российском рынке»

Почему немецкая страховая компания решила отказаться от розничного бизнеса в России, рассказывает член правления Allianz SE Аксель Тайс

Немецкая страховая группа Allianz работает в России с 1990 г. и до сих пор верит в привлекательность российского рынка, несмотря на то что многие ее глобальные конкуренты разочаровались в России и свернули бизнес в стране. Не избежал проблем в России и Allianz: в 2013 г. Россия стала единственным регионом, где Allianz отчитался об убытке от страховой деятельности, в январе – сентябре 2014 г. он вырос до 155 млн евро (около 7 млрд руб.): компания столкнулась с ростом выплат в автостраховании.

Убытки привели к смене топ-менеджмента «дочки» Allianz в России, СК «Альянс»: в начале 2014 г. компанию «по взаимному согласию» покинули ее гендиректор Хокан Даниельссон, председатель совета директоров Мануэль Бауэр и финансовый директор Кристиан Мюллер. Новым гендиректором СК «Альянс» в марте 2014 г. назначен Николаус Фрай, председателем совета директоров стал ранее работавший в «Альянсе» россиянин Олег Пятаков, финансовым директором - Конрад Козик, который пришел из "Юникредит банка". Осенью 2014 г. новое руководство решило полностью свернуть розничный бизнес в России, переориентировавшись на работу в корпоративном сегменте. И это сразу принесло результат: по итогам девяти месяцев 2015 г. российский бизнес Allianz вновь стал прибыльным.

С сентября 2015 г. у Allianz в России новый куратор – член правления Allianz SE Аксель Тайс, отвечающий в группе за глобальный бизнес по индустриальному страхованию. О своих впечатлениях, планах на будущее и о том, на чем сосредоточится Allianz на российском рынке при новом руководстве, он рассказал «Ведомостям».

– Вы недавно стали курировать бизнес Allianz в России. Как вы оцениваете российский страховой рынок и каким сейчас видите место Allianz на нем?

– Я бы сказал, что страховой рынок России стал хорошо развитым за достаточно короткий срок. Он не был таким еще пять или восемь лет назад. По моему мнению, российский рынок интересен для Allianz ввиду его размера и того факта, что страхование – это важная часть любого индустриально развитого государства. Здесь работает большое количество иностранных инвесторов и компаний, их тысячи. Более того, существует очень долгая традиция деловых отношений между Россией и Германией. Вот почему я убежден, что Allianz может быть очень и очень успешен в России.

– Российский бизнес в последние годы приносил Allianz рекордные убытки. В чем причина?

Аксель Тайс
Член правления Allianz SE
  • Родился 13 января 1958 г. в Берлине. Имеет степень кандидата наук в области права Университета Эберхарда и Карла (Тюбинген)
  • 1986
    Начал карьеру в Allianz
  • 2000
    Член прав­ления Allianz (Австралия)
  • 2001
    Член правления Allianz Versicherungs
  • 2004
    Генеральный директор Allianz Global Risks Ruckversicherungs
  • 2006
    Генеральный директор Allianz Global Corporate & Specialty
  • 2015
    Введен в правление Allianz SE. С 1 сентября 2015 г. также отвечает за страховой бизнес в России и Австралии

– Для этого было несколько причин. Во-первых, экономический кризис осложнил условия для ведения бизнеса в стране. Во-вторых, прежняя команда менеджеров руководствовалась больше ростом, нежели прибыльностью, что привело к неверной оценке направления развития компании, которую необходимо было исправить.

Это и произошло, и новая команда под руководством генерального директора Николауса Фрая проделала большую работу по репозиционированию и реструктуризации компании. После успешной реализации проекта по оптимизации все процессы находятся под контролем и вновь стали прибыльными. Теперь наша задача – вместе с Ником и его командой построить надежную бизнес-модель для прибыльного роста на годы вперед, когда экономическая ситуация улучшится. У нас есть очень важная поговорка, для меня это своего рода мантра: «Прибыльный рост – это одно слово».

– А почему группа решила отказаться от розничного бизнеса в России? В нем невозможен прибыльный рост сейчас?

– В теории прибыльный рост возможен где угодно. На практике же люди иногда неправильно понимают, что это значит. После стольких лет присутствия в России мы извлекли урок из своих ошибок. Мы пришли к выводу, что покажем лучшие результаты, если сконцентрируемся на корпоративном бизнесе, а именно на корпоративном страховании имущества и ответственности, на комплексных решениях по страхованию жизни и здоровья сотрудников, в частности на Employee Benefit Solutions. Поскольку Allianz присутствует более чем в 70 странах мира, мы можем использовать эту глобальную сеть, например, в рамках региональных программ для российских клиентов, у которых есть активы за рубежом, и, наоборот, для международных клиентов с инвестициями и активами в России.

Полагаю, что в этой области мы можем внести большой вклад в развитие российского страхового рынка: привнести на корпоративный рынок значительный опыт и экспертизу в части инжиниринга по контролю за убыточностью, управлению рисками стихийных бедствий, но и также предоставить комплексное страхование строительно-монтажных и технических рисков.

– В декабре прошлого года СК «Альянс» должна была сдать лицензию на ОСАГО или исполнить предписание Центробанка и возобновить свой бизнес на этом рынке. Что решила компания?

– Сейчас мы еще находимся на стадии обсуждения этого вопроса с Центробанком, обязательно объявим о своем решении, когда получим согласование регулятора.

– Какие задачи Allianz сейчас ставит перед российской «дочкой»?

– Мои ожидания в отношении российской команды достаточно просты. Во-первых, я хочу быть уверенным в том, что во время нашего следующего интервью нам не придется говорить о рекордных убытках прошлого года. Во-вторых, нам необходимо построить надежную и прибыльную бизнес-модель, включающую клиентские сегменты, которые я только что описал: корпоративное страхование имущества и ответственности для крупного и среднего бизнеса, медицинское страхование и страхование жизни с особым фокусом на комплексные страховые решения.

2016 год будет своего рода переходным периодом, когда нужно еще будет исправлять ошибки прошлых лет, но при этом уже будет уверенность, что все готово к дальнейшей успешной работе. Мы надеемся, что экономика и вместе с ней Allianz в России вернутся к росту в 2017 г. Сейчас мы уверены, что выбрали правильную стратегию, но, конечно, мы регулярно следим за происходящими изменениями на рынке. В конце концов, все сводится к тому, чтобы создавать потребительскую ценность для наших клиентов.

– А в каком году компания может выйти в прибыль?

– Все компании Allianz в России уже вновь стали прибыльными. По итогам девяти месяцев 2015 г. совокупные страховые сборы Allianz в России составили 13,3 млрд руб., из них 10,47 млрд руб. собрала СК «Альянс» и 2 млрд руб. – СК «Альянс жизнь». В целом все ключевые для нас линии бизнеса – корпоративное страхование имущества и ответственности, медицинское страхование, страхование жизни – показали плановый результат и стабильные сборы. Операционная прибыль по группе Allianz в России составила 1,1 млрд руб. Мы ожидаем сохранения прибыльности в 2016 г. и надеемся, что, возможно, сможем даже улучшить свои показатели.

Вообще, у нас с Ником есть четкое понимание целевых показателей по прибыли. Могу лишь вас заверить, что управление бизнесом может приносить радость, только если ваше дело приносит деньги. Мы с Ником нацелены вести успешную работу здесь в России.

Санкции и бизнес

– Как глобальный Allianz переживает общемировой кризис?

– В этом году Allianz празднует свое 125-летие, и за это время компания пережила немало кризисов. В нашей компании генетически заложена устойчивость к кризисным ситуациям. Мы проводим так называемые стресс-тесты. Не только те, которые мы получаем от регулятора, но и те, которые создаем сами, чтобы удостовериться, что все наши активы достаточно сильны, чтобы выстоять в кризис, и платежеспособность находится на ожидаемом уровне. Портфель Allianz таков, что группа может получить крупные убытки в каких-то странах присутствия, но все равно будет способна продемонстрировать ожидаемые результаты и принести прибыль акционеру.

– А какова сейчас стратегия Allianz на Украине? Там тоже компания свернула розничный сегмент...

– У нас есть небольшой бизнес на Украине. И это позволяет нам поддерживать наших международных клиентов с активами в этой стране. Поэтому для нас имеет смысл продолжать вести этот небольшой бизнес, даже если эффект от него достаточно невелик в масштабах всей группы Allianz.

– Как международные санкции против России сказались на отношении руководства Allianz к региону?

– Cейчас во всем портфеле российского Allianz есть только один договор, который подпал под санкции. В то же время Allianz – это европейская компания с большим количеством активов в США, и мы должны соблюдать не только санкции ЕС, но и санкции США, нравится нам это или нет.

О пользе чисток

– Как кризис в России сказывается на местном страховом рынке?

– Зачастую кризис может привести к оздоровлению рынка. Кроме того, регулятор в лице Центробанка сейчас устанавливает новые четкие рамки для деятельности страховщиков, требует более консервативного подхода к управлению капиталом, более рациональных бизнес-практик. Некоторые игроки сейчас критично относятся к реформам ЦБ, поскольку они требуют много инвестиций в новые IT-системы и иногда административных расходов. Но все эти меры в итоге приведут к улучшению бизнес-среды.

– Сколько вам нужно инвестировать в IT-системы, которые необходимы для перехода на новый план счетов?

– Мы оцениваем инвестиции в данный проект в сумму около 200 млн руб.

– Насколько подобные траты своевременны в текущий момент?

– По моему мнению, хорошо функционирующий страховой рынок очень важен для благополучия страны и ее экономики. Довольно часто так происходит, что вы вынуждены инвестировать средства в не самое подходящее время. Но это следует сделать для своего лучшего будущего.

Какие иностранные страховщики ушли из России

В 2014 г. российский страховой рынок покинуло сразу несколько зарубежных страховых групп: швейцарская Zurich продала розничный бизнес российской инвестиционной группе «Олма», голландская Achmea продала «Оранту» страховой компании «Компаньон» (обе компании уже обанкротились и лишились лицензий), а Allianz и американская AIG свернули розничный бизнес в России, сосредоточившись на корпоративных клиентах. В конце 2015 г. британская RSA объявила о продаже «Интач страхования» страховой «дочке» НПФ «Благосостояние».

Я считаю, что, если компания не в состоянии понести такие траты во имя улучшения бизнеса, обеспечить эту базу для будущего развития, тогда для нее весь дальнейший путь будет трудным и опасным, поскольку велика вероятность, что в один прекрасный день она обанкротится.

– ЦБ сейчас активно чистит рынок, еженедельно отзывая лицензии у страховщиков. Как вы относитесь к такой практике?

– В общем-то сама природа человека такова, что мы действуем зачастую только тогда, когда нас подгоняют, верно? Без этого никакие перемены не произойдут. Только представьте: солнце ярко светит, все зарабатывают деньги и мир выглядит прекрасно – и вдруг вам говорят, что вы должны поменять общие принципы ведения бизнеса, инвестировать в IT-систему, выполнять новые требования к капиталу и проч. И что скажут люди в ответ: «Зачем нам это делать? Все и так прекрасно!» Поэтому, когда во время кризиса обнаруживаются страховые компании, которые потенциально могут не выжить и обанкротиться и их клиенты могут потерять деньги, встает вопрос: а не легче ли сразу очищать рынок от таких слабых игроков?

В конце концов, чистка должна привести к функционирующему страховому рынку, где люди могут быть защищены надлежащим образом и в случае убытка получить страховое возмещение.

Пять направлений роста

– На какие тренды сейчас ориентируется глобальный Allianz, определяя свой путь развития?

– С нашим новым гендиректором (в мае 2015 г. Оливер Бете сменил Михаэля Дикманна на посту гендиректора Allianz SE. – «Ведомости») мы начали внедрение программы «Инновации и преемственность», в которой фокусируемся на пяти темах, где, по нашему мнению, Allianz может улучшить свои показатели. Первая из них – это настоящая клиентоориентированность. Мы должны удостовериться, что везде, где мы работаем, мы создаем ценность для наших клиентов.

Вторая – дигитализация по умолчанию. Мир меняется, меняется и способ ведения бизнеса, что означает, что мы должны внимательно изучить наши процессы и дигитализировать их в как можно большем объеме. Также мы не должны забывать, что многие наши клиенты хотят общаться с нами посредством смартфонов, заявлять убытки или даже покупать полисы с помощью своих гаджетов.

Третья тема касается отраслевого превосходства: необходимо удостовериться, что в нашей компании работают лучшие люди и мы располагаем отличным фундаментом для управления бизнесом, будь то страхование имущества и ответственности, страхование жизни и здоровья или управление инвестициями.

Четвертая тема – это точки роста. Нет такого бизнеса, который нельзя было бы еще больше усовершенствовать. Прибыльный рост – это источник жизнедеятельности любого бизнеса. И мы должны быть уверены, что компания фокусируется на правильных сегментах и географических направлениях, чтобы обеспечить такой органический и неорганический рост.

Пятая тема – это поддержка и развитие талантливых и способных сотрудников, своеобразная меритократия – современная модель лидерства.

– Мировые страховщики в 2016 г. начнут переход на новую модель расчета капитала Solvency II. Много ли игроков может покинуть рынок, не справившись с ее требованиями?

– Некоторым компаниям, но только самым маленьким, предоставляются послабления на переходный период. Игроки, которые не справятся с новыми требованиями, либо будут вынуждены продать свой бизнес, либо их поглотят другие компании, что приведет к консолидации рынка.

– Что это значит для вашей группы?

– Откроются новые возможности для слияний и поглощений. На рынках, где мы не на первом, втором, третьем или пятом месте по размеру сборов и прибыльности, мы ищем возможности для построения такой бизнес-модели, которая привела бы нас к лидирующей позиции. Также мы всегда рассматриваем крупные страховые рынки, такие как США, и развивающиеся рынки, даже те, которые переживают сейчас экономические проблемы. Мы убеждены, что растущий рынок будет развиваться дальше из-за демографических факторов и инвестиций, которые имеют место. Мы очень внимательно изучаем наше положение в России, посмотрим, какие возможности перед нами откроются здесь в ближайшие годы.

– То есть в принципе вы не исключаете какие-то сделки M&A в России?

– Как гласит главное правило бизнеса: «Никогда не говори никогда!» Но это не случится так скоро, поскольку для начала нам нужно удостовериться, что мы как следует наладили свой бизнес в регионе.

– Некоторые российские страховщики уверены, что в ближайшее время Allianz вообще уйдет из российского региона, как вы можете это прокомментировать?

– За долгую историю существования Allianz не раз удивлял рынок, и мы продолжаем эту традицию. Allianz заинтересован в российском рынке! Возможно, для кого-то это плохая новость... (Смеется.) В 2015 г. Allianz отметил 25-летие своего присутствия в России, и мы намерены остаться здесь намного дольше. Да, время и рынок сейчас непростые, но мы видим здесь большой потенциал и смотрим с оптимизмом в будущее Allianz в России.

Модели для перестрахования

– Cкоро в России появится государственная перестраховочная компания, которая будет перестраховывать риски санкционных клиентов, оказавшихся отрезанными от западного рынка. ЦБ хочет обязать всех страховщиков передавать в эту компанию 10% от всех рисков, которые они перестраховывают. Как вы считаете, верная ли это модель и есть ли какие-то другие варианты выхода из ситуации, когда невозможно перестраховать риски?

– Это решение логически обосновано. Мы уже знакомы с подобными моделями на других рынках. Конечно, безусловно, я бы предпочел, чтобы все операции осуществлялись в рамках свободной экономики. Но, полагаю, мы прекрасно справимся с нововведением, даже если будет обязательная цессия в 10%. Если же будут говорить, например, о 50%, то это уже усложнит ситуацию.

– Вообще это верная модель? Действительно ли нужна такая государственная компания или можно было бы обойтись без нее?

– Это своего рода государственный резервный фонд, и это та модель, которая должна сработать. Я помню, что несколько лет назад, после событий 11 сентября 2001 г., когда остро встала террористическая угроза (а обычно риск терроризма исключается из традиционного страхового покрытия), в Германии был учрежден такой фонд. Была создана страховая, а также перестраховочная компания, акционерами которой являлись все немецкие страховщики, и эта компания подписывала определенный процент рисков терроризма, а все остальное покрывалось за счет немецкого государственного резервного фонда.

– Насколько вообще интересен российский рынок с точки зрения перестрахования? Принимает ли Allianz риски из России?

– У нас есть перестраховочная компания Allianz Re, которая преимущественно перестраховывает внутренние риски местных компаний Allianz. Поэтому Allianz Re не принимает на перестрахование риски других страховщиков из России и подобных планов на будущее у нее нет.

Операции, близкие к классическому перестрахованию, осуществляет Allianz Global Corporate & Specialty (AGCS, подразделение Allianz, которое специализируется на страховании крупных индустриальных рисков. Работает в России в рамках СК «Альянс» с 2012 г. – «Ведомости»). Изначально выбирается конкретный объект страхования: авиакомпания, крупное здание или турбина и проч. Если первоначальный страховщик не может взять на себя все риски по договору, тогда создается пул страховщиков, разделяющих между собой в соответствующих пропорциях эти риски.

Управление рисками

– Как в России Allianz отбирает корпоративные риски, в которых готов участвовать?

Allianz SE
Allianz SE

Финансово-страховая группа
Акционеры (данные Bloomberg): 100% акций в свободном обращении, крупнейший инвестор – Blackrock (6,28%). Капитализация – 69,9 млрд евро.
Финансовые показатели (девять месяцев 2015 г.):
выручка – 95,5 млрд евро,
чистая прибыль – 5,2 млрд евро,
активы под управлением – 1,3 трлн евро.
СК «Альянс» входит в Allianz, одну из крупнейших финансово-страховых групп в мире, созданную еще в 1890 г. Акционером ОАО «СК «Альянс» является Allianz New Europe Holding GmbH, подразделение Allianz SE в Центральной и Восточной Европе.
На российском рынке Allianz работает с 1990 г., когда была создана дочерняя компания группы – «Ост-вест альянс» (с 2004 г. – САК «Альянс»). В 2001 г. группа приобрела 45,47% акций страховой компании «Росно», в 2007 г. – 100% компании «Прогресс-гарант», доля в «Росно» в том же году была доведена до 100%. В 2012 г. эти компании были объединены в ОАО «СК «Альянс». Российские активы Allianz включают также страховые компании «Альянс жизнь», «Росно-МС», «Медэкспресс» и медицинские учреждения «Моя клиника» и «Прогресс-мед». По итогам девяти месяцев 2015 г. СК "Альянс", по данным ЦБ, занимает на российском рынке 12-е место по страховым сборам, составившим 10,47 млрд руб. Общие сборы по группе Allianz в России за указанный период составили 13,3 млрд руб.

– У нас нет ограничений, по которым мы, к примеру, не страхуем мосты или подземные работы. Однако мы можем сказать, что риск не управляется должным профессиональным образом, поэтому мы не можем его взять на себя, так как наши риск-менеджеры не удовлетворены результатами произведенной оценки.

Мы берем на страхование те риски, которые мы можем просчитать и для управления которыми у нас достаточный аппетит и финансовые возможности.

– У Allianz, например, был негативный опыт по страхованию и перестрахованию ГЭС «Русгидро»...

– То, что у Allianz был негативный опыт, вовсе не означает, что мы никогда больше не будем страховать подобные риски. Мы страхуем гидроэлектростанции во многих местах по всему миру, и если имеет место убыток и он обоснованный, то мы производим выплату страхового возмещения. Иногда андеррайтеры ошибаются, или ошибаются эксперты на местах, или договор перестрахования не совпадает полностью с положениями договора первичного страхования и присутствуют расхождения, которые могут привести к негативным последствиям в случае наступления убытка, – вот что я имею в виду, когда говорю, что риск не управляется надлежащим образом.

Но если у нас был убыток в конкретной стране, в конкретном регионе, в конкретном сегменте и по конкретному риску, это не означает, что мы не будем страховать такой риск в будущем. Это было бы глупо. Такова природа страхования. Вы страхуете от рисков, и, если наступает убыток, вы выплачиваете страховое возмещение.

– Это ваш первый визит в Россию?

– Я уже приезжал в Россию несколько раз, поскольку ранее возглавлял AGCS. AGCS начала свою деятельность в России около пяти лет назад, поэтому я бывал здесь регулярно. Более того, бабушка моей жены, наполовину русская, любила готовить блюда национальной кухни и они мне нравятся.

– Каковы ваши впечатления от России?

– За долгие годы работы в Allianz я много путешествовал по миру. Мне лично нравятся разные культуры и люди из разных стран. Что я могу сказать о России? Я думаю, что русские очень доброжелательные и коммуникабельные. Увы, я не говорю по-русски, поэтому всегда общаюсь либо через переводчика, либо с русскими, которые знают английский язык. Мне нравится русская культура, русская история. И я убежден, что, несмотря на любые политические факторы, вести бизнес с вашей страной необходимо. И я бы хотел, чтобы Allianz продолжал свою успешную деятельность в России. Поэтому я здесь.

Исправленная версия. Первоначальный вариант можно посмотреть в смарт-версии "Ведомостей"

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать