Регистрация Подписка




Политолог Екатерина Шульман объясняет, почему законотворческая деятельность депутатов внушает оптимизм9

Запрещенная к ввозу продукция из Евросоюза продолжает поступать на российский рынок1

Стагнация ставит власти перед выбором новой экономической политики

Стагнация затягивается и ставит власти перед выбором новой экономической политики. Либо экономику вернет к росту частный бизнес, что требует реформ и доверия к правительству, либо экономика станет еще более государственной и менее открытой


Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы2
  • В избранное
Чиновники думают, как вытянуть экономику из стагнации
Чиновники думают, как вытянуть экономику из стагнации

Фото: Интерпресс / ИТАР-ТАСС

 
  Эта публикация основана на статье «Экономика на распутье» из газеты «Ведомости» от 04.04.2014, №59 (3563).

Стагнация экономики может быть затяжной, предупредил замминистра экономразвития Андрей Клепач. Прежде министерство ожидало, что стагнация завершится в I квартале или к середине года, но теперь ясно, что этим не ограничится. По итогам 2014 г. рост ВВП может быть «существенно ниже 1% при сохранении текущих тенденций», рассказал замминистра на конференции Высшей школы экономики.

Прежний прогноз Минэкономразвития предполагал рост на 3%, затем был снижен до 2,5%, но и этот прогноз ведомство сейчас корректирует — пока получается цифра, почти неотличимая от нуля, рассказали «Ведомостям» два знакомых с вариантами расчетов чиновника. Но смягчение бюджетного правила способно придать экономике необходимый для роста импульс, уверен Клепач.

пора прикрыться

Экономика оказалась зависима не только от нефтяных цен, колебания которых было призвано сглаживать бюджетное правило, но и от мирового финансового рынка: при стабильной цене нефти Россия в I квартале столкнулась с гигантским оттоком капитала, ростом стоимости займов и в итоге — с инвестиционным спадом, поставившим и так почти не растущую экономику на грань рецессии.

Модель открытой экономики себя исчерпала со сменой притока капитала на отток, считает Клепач: «Мы вступаем в период более жестких отношений — не только с сырьевыми рынками, но и с мировым финансовым рынком. Это не означает, что наша экономика — осажденная крепость, ни в коем случае, — развитие все равно связано с открытой экономикой, но степень открытости и жесткости существенно другая, чем мы предполагали». Это неизбежно потребует изменения макроэкономической политики, считает Клепач.

перелом или разруха

Говорят, что проблема тормозящей экономики не в спросе, для стимулирования которого Минэкономразвития предлагает увеличить расходы, а в предложении, в институтах и реформах — но и у институтов есть своя цена, рассуждает Клепач: 0,5-0,6% ВВП. Столько, по его оценкам, необходимо на реформу здравоохранения, где дефицит финансирования после 2016 г. превысит 300 млрд руб., и на строительство дорог, где тратится на 30-40% меньше необходимого минимума, да и это перетягивается то на Сочи, то на ЧМ-2018.

«Мы предлагаем корректировку бюджетного правила: нам придется идти на увеличение бюджетных расходов, если мы хотим решить задачи развития, главные из которых — новое качество экономического роста и жизни людей», — убежден замминистра. Отсутствие согласованной в этом вопросе политики — одно из главных препятствий и вызовов для экономического роста, сетует он. «Через несколько лет мы должны построить общество, где произошел кардинальный перелом с качеством здравоохранения, образования, дорог, а иначе останемся с бюджетными резервами при полной разрухе в мозгах», — предостерег Клепач.

что-то пошло не так

Рост экономики формируют позитивные ожидания, а их — понятные правила, говорит председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин: формулирование этих правил в начале 2000-х и стало базой бурного роста, а не только нефтяная выручка, большая часть которой на расходы не шла, абсорбируясь в стабфонде. Однако с середины 2000-х экономическая политика постепенно трансформировалась в свою противоположность: задекларированное верховенство права — в принципы целесообразности правоприменения, справедливая конкуренция — в подчинение интересам государства, вместо сокращения присутствия в экономике государства — рост влияния госкомпаний.... Читать целиком

  Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.

В результате вместо экономики, где движущей силой являются частные предприятия, получилась экономика, более половины которой представлено государственными коммерческими компаниями.

Осознание того, что получилось не то, что строили, пришло после кризиса, продолжает Вьюгин, оно и стало причиной стагнации: «Экономика оказалась в ситуации некоего переходного периода, когда нужно что-то поменять в приоритетах. А в ситуации неопределенности инвестиции не приветствуются».

В рыночной экономике власти в таких случаях обычно прибегают к дерегулированию, что перекладывает инициирование экономического роста на коммерческий сектор, рассуждает Вьюгин: государство не способно постоянно наращивать бюджетное стимулирование. Госстимул ускоряет рост на короткий срок, но потом темп снова падает и требуется новая «доза».

пора определиться

«Сегодня мы должны выбрать — мы двигаемся в парадигме рыночной экономики или отказываемся от нее?» — поставил вопрос Вьюгин. Если отказываемся, то альтернатива — мобилизация ресурсов на наиболее важные направления развития, что свойственно плановой экономике, заключает он: «Такой выбор в ближайшее время будет существовать».

Минэкономразвития постоянно говорит, что причина провала экономики — отток капитала, но на самом деле и провал, и отток — следствие одного и того же фактора: неопределенности, считает директор департамента Минфина Максим Орешкин. «Чтобы решить проблему с ростом, надо бороться с неопределенностью», — заключает он.

Бюджетное правило ни при чем — расходы в 2014 г. и так будут больше, чем планировалось, из-за торможения экономического роста, обещает он. Но наращивание бюджетного дефицита может привести к ситуации, с которой столкнулся поздний СССР, тоже нарастивший госрасходы в долг при ухудшении внешней конъюнктуры, напомнил Орешкин. Отток в 2014 г., по оценкам Минэкономразвития, может составить $100-150 млрд, инвестиции только за первые два месяца упали на 5%. Заливать такие провалы бюджетными деньгами вряд ли получится, сомневается Орешкин.

Если не получилась рыночная экономика, можно попробовать вернуться к плановой, мрачно шутит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: «Что делать — зависит от диагноза: стимулировать экономику либо повышать доверие к ней». Главное — с диагнозом не ошибиться, предупреждает он: «Всемирный банк считает, что это кризис доверия, мой диагноз близок к этому». Изменение бюджетного правила, существующего всего год, только еще больше усилит недоверие к политике государства и неопределенность, а проблем не решит, считает Гурвич: «Не думаю, что дополнительный 1% ВВП [расходов] решит все задачи, через год потребуется еще». Стимулирование работает, когда спад краткосрочный — как было в 2009 г.; и сам масштаб стимула заранее ограничен: без роста цен на нефть доходы бюджета в процентах к ВВП будут снижаться.

Чтобы восстановить доверие, нужны реформы, а они утыкаются в политические и политэкономические ограничения, замечает Гурвич.

это надолго

Ситуация неопределенности — и стагнация — может продлиться долго, считает главный экономист «Сбербанк CIB» Евгений Гавриленков. Если не рассматривать кризисный сценарий, возможный при ужесточении международных санкций, то плохой сценарий подразумевает нулевой рост в течение ближайших двух лет, прогнозирует Дмитрий Белоусов из ЦМАКП.

Если затем удастся выползти из ямы, рост в лучшем случае может достичь 3%. Однако накопленный за прошлые годы социальный долг и снижение конкурентоспособности основных производств требуют расходов, которые могут быть обеспечены при росте экономики в 5%, посчитал он: придется выбирать, что финансировать. Сейчас поддержать стабильность можно, только интенсивно развиваясь, что одновременно создает спрос на модернизацию институтов, заключает Белоусов. Альтернатива — латание дыр: социальная стабилизация за счет бюджетной, бюджетная — за счет урезания госинвестиций, макроэкономичес­кая — за счет ослабления рубля.

Развитие событий: Константин Сонин: Границы изменений →

 
1.
Лукашенко «удручает» поведение России в отношении поставок белорусской продукции33
2.
«Ростелеком» будет увольнять по 10 000 сотрудников в год33
3.
ОПЕК решила не менять квоты на добычу нефти40