Статья опубликована в № 2946 от 26.09.2011 под заголовком: Как раздать миллиард

Увлечение политикой обошлось Михаилу Прохорову в 1 млрд руб.

Один из самых удачливых инвесторов в России – Михаил Прохоров попробовал себя в политике. По расчетам «Ведомостей», это удовольствие могло обойтись ему не так уж и дорого – примерно в 1 млрд руб., часть которых уже освоена благодарными помощниками
  • Наталья Костенко,
  • Ирина Резник,
  • Юлия Таратута,
  • Ирина Мокроусова
  • / Ведомости
Михаил Прохоров не прошел в большую политику
А.Махонин

«Люди встревожены»

Сразу несколько источников в «Правом деле» рассказали «Ведомостям», что штабы Прохорова не только раздавали деньги, но и пытались их собирать – за места в партийном списке. «Список партии поделен на региональную и федеральную части. Люди, которые стоят на первых местах в списке, – лидеры региональных списков – должны были перечислять деньги из расчета $1,5 за избирателя. Например, в твоем регионе 2,5 млн избирателей, умножаем их на $1,5 и получаем $3,75 млн», – рассказывает один из регионалов. Правда, уточняет он, эти деньги требовали не от всех лидеров региональных списков, а от тех, кто по количеству избирателей точно проходил в партийный список. «Эту сумму ты должен собрать сам и перечислить на счет, указанный Шайхутдиновым. Тот обещал, что деньги вернет [на избирательную кампанию]. Кто-то отказывался, кто-то перечислял – от полмиллиона до двух», – рассказывает глава одного из региональных штабов. Деньги нужно было отдавать в три места: перечислять на официальный счет партии, на счет регионального отделения и еще часть – наличными. «Это подавалось как сбор денег на кампанию. Теперь люди должны требовать деньги назад. Люди встревожены», – отмечает один из собеседников «Ведомостей». Шайхутдинов это опровергает. «Когда говорят, что мы с местных кандидатов хотели деньги собрать, это не соответствует действительности. Нам нужно было, чтобы они хотя бы частично финансировали собственные избирательные кампании», – говорит Шайхутдинов, уверяя, что он с руководителями отделений и кандидатами про деньги не разговаривал. По словам Шайхутдинова, штаб вообще не занимался финансовыми вопросами, а все деньги проходили через партийный счет. «Партия не может и не должна продавать места, – заключает Шайхутдинов. – Мы рассчитывали, что берем успешных людей на местах и на них делаем ставку».

Прохоров исключен из президентской комиссии

Указом президента Дмитрия Медведева в его комиссии по модернизации произведена ротация. Из ее состава исключены Михаил Прохоров, Леонид Рейман и Николай Федоров. Включены Олег Бударгин, Виктор Вексельберг, Наталья Касперская и Юрий Урличич. Интерфакс

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Политическая карьера Прохорова продолжалась четыре месяца – с середины мая до середины сентября (см. врез-хронику на стр. 16). Прохоров нанял политтехнологов с Украины, ранее работавших в штабе кандидата в президенты этой страны Арсения Яценюка, сделал фактическим руководителем штаба «Правого дела» депутата Госдумы от ЛДПР Рифата Шайхутдинова, запустил газету «Правое дело», развесил рекламные щиты про «силу» и «правду», провел два съезда и два политических учения, подготовил несколько вариантов манифеста и начал приводить в порядок обветшавшую партсеть в регионах. За все это уже уплачено, причем в некоторых случаях, возможно, выше рыночной цены.

Это была личная кампания Прохорова – официальная кампания «Правого дела» еще не стартовала. Всеми денежными вопросами занимались финансисты из прохоровского инвестфонда «Онэксим» – главным распорядителем денег был ревизор «Онэксима» Николай Морозов (об этом говорят все источники «Ведомостей» в «Правом деле»; связаться с Морозовым не удалось). За четыре месяца Прохоров потратил на продвижение правой идеи более 350 млн руб. Из чего складывается эта сумма, «Ведомостям» рассказал представитель Прохорова.

Деньги на штабы

Около 100 млн руб. ушло на финансирование региональных штабов – по 1,5–1,8 млн руб. на регион. «Сюда входят средства на аренду, на зарплату сотрудникам и на канцелярские принадлежности», – рассказывает представитель Прохорова.

«Прохорову партия досталась в тяжелом состоянии, она восемь лет не была в парламенте, – объясняет Шайхутдинов. – Мог ли он опираться на региональные отделения? Мы провели инвентаризацию, чтобы понять, что за актив достался, и выяснили, что только несколько отделений были полностью дееспособны. Остальные были дееспособны частично или вообще разрушены, у многих были долги, где-то работали мертвые души, а иные существовали только на бумаге. В Питере, например, вообще было два отделения «Правого дела», которые конфликтовали между собой. В общем, многие беспомощные региональные отделения не только деньги не могли собрать, но и провести избирательную кампанию».

Поэтому, продолжает Шайхутдинов, Прохоров «решил, что параллельно создаем технологические штабы, а потом посмотрим – может быть, объединим их с региональными отделениями».

Сотрудникам штабов назначили хорошие зарплаты, рассказывает источник в «Правом деле»: кураторам и инструкторам – по $5000 в месяц, замначальника штаба – $10 000, начальнику штаба по федеральному округу – $15 000, члену креативной группы – $20 000. Но денег этих не платили, говорят Шайхутдинов и представитель Прохорова: сотрудники штабов были волонтерами, а зарплату они должны были начать получать с момента начала агитационной кампании, т. е. после съезда и регистрации списков в ЦИК.

«Меня пригласил в предвыборную кампанию «Правого дела» Прохоров, и я лично вообще ничего от него не получил, – говорит Шайхутдинов. – Я работал бесплатно. Это был мой политический выбор и политическая ставка. А коллегам, которые пришли со мной (политтехнологам), было сказано, что они получат контракты только тогда, когда начнется предвыборная кампания. Они много работали эти два месяца, и я думаю, что что-то им Михаил выплатит, но это уже не я буду решать. Они сами сядут за стол с Михаилом и будут договариваться». «Сейчас решается вопрос, как сделать так, чтобы те, кто что-то делал, получили свои деньги», – говорит представитель Прохорова.

Источники «Ведомостей» в «Правом деле» утверждают, что сотрудники федерального штаба все-таки зарплату получали – в конвертах, расписываясь в ведомости за «скрепки» (доллары) и «карандаши» (рубли). Но представитель Прохорова это опровергает.

Деньги на щиты и съезды

Суровые рекламные щиты про «силу» и «правду» обошлись в 120 млн руб. (100 млн руб. за август и 20 млн руб. за сентябрь), рассказывает представитель Прохорова. Это было 1400 билбордов по всей России (из них в Москве – 50, в Подмосковье – 400). Реклама разрабатывалась штабом совместно с BBDO. По словам представителя Прохорова, размещением большей части рекламы занимались агентства BBDO, News Outdoor и Gallery. Кроме того в ряде регионов размещали местные компании.

По данным гендиректора «Эспар-аналитик» Андрея Березкина, поверхностей было 1547. «Прохоров был самой рекламируемой маркой в августе, обойдя «Билайн» и «МТС коннект», – говорит он. – В августе билборды Прохорова были размещены в 29 крупнейших российских городах. В основном использовались поверхности 3 х 6 м». Но вот примерную цену размещения Березкин называет совсем другую: 21 млн руб. за август.

В 120 млн руб. входит все: дизайн, печать, размещение, объясняет представитель Прохорова. В Москве, по его данным, плакаты обошлись в 60 000–75 000 руб. в месяц, в Петербурге и Нижнем Новгороде – в 35 000–45 000, в Новосибирске и Екатеринбурге – в 25 000–35 000 руб.

Березкин говорит, что реальные расценки гораздо ниже: стоимость размещения одного щита в регионе в среднем – 15 000 руб., в Петербурге – 30 000 руб., в Москве – 45 000 руб. «И это без скидок. А в августе, конечно, скидки действовали», – добавляет Березкин.

По оценкам нескольких рекламщиков, в среднем печать одного плаката стоит 1300 руб., доставка – 150–160 руб. Таким образом, затраты на печать 1500 плакатов – около 2,2 млн руб. Остальное – креативная составляющая.

«Многие восприняли рекламу как политическую, – сожалеет представитель Прохорова. – Поэтому рекламные щиты стали снимать во многих городах, хотя в некоторых билборды были оплачены до 30 сентября».

«В Тюмени щиты «Правого дела» никто не трогал, – рассказывает Владимир Богоделов, гендиректор медиагруппы «101» (Тюмень). – И Прохоров, и наш губернатор [Владимир] Якушев входят в одну федерацию биатлона, у них личные отношения нормальные. И поэтому не было команды подрисовывать Прохорову кошачьи усы на плакатах. Некоторые щиты до сих пор висят».

Съезды и партийные учения «Правого дела» тоже оказались недешевым удовольствием: два съезда обошлись примерно в 40 млн руб., а два учения – в 2,5 млн руб.

Учения и первый съезд проводились в гостинице «Космос». Оплата проходила наличными, рассказывает источник в «Правом деле». Расплачивался украинский штабист. После чего партийцам якобы пожаловался директор «Космоса», от которого этот штабист якобы потребовал откат.

Это недоразумение, утверждает Шайхутдинов: «С историей про «Космос» я разбирался конкретно. Это была провокация: с замдиректора гостиницы договаривались, что пройдет несколько мероприятий, но организаторы не знали, сколько именно людей приедет на учения. Договорились, что оплатят все номера, но за те, которые не будут заняты, деньги гостиница вернет. Но к тому моменту, как пришли за возвратом денег, замдиректора уехала в отпуск, а ее подчиненные ничего не знали».

Деньги на газеты и сувениры

Газета «Правое дело» обошлась Прохорову в 7,6 млн руб., говорит его представитель. Всего вышло три номера совокупным тиражом 1,2 млн экземпляров.

«Невозможно рассуждать об этом как о проекте, – считает бывший главный редактор «Правого дела» Сергей Мостовщиков. – Это была попытка выпустить газету, содержание и необходимость которой никому не были ясны, что сильно смахивало на саму политическую кампанию. Это было очень похоже на то, что происходило с Прохоровым и с «Правым делом». Вот есть издательский дом (медиагруппа «Живи»), с которым Прохоров привык иметь дело, там люди надежные и проверенные. А вот есть штаб, у которого свои взгляды на жизнь, и им кажется, что журналисты должны писать ахинею, а журналисты не хотят. Требуется время, чтобы устаканить эту ерунду, но в середине этого хозяйства все грохнулось к чертовой бабушке».

Для газеты, по словам Мостовщикова, были взяты 5–6 человек из редакции «Живи». Им платили «обычные гонорары» – от 3000 до 5000 руб. за статью, говорит редакционный директор Юрий Кацман.

При таких тиражах и формате, как у газеты «Правое дело», стоимость производства и распространения не может превышать 2 руб. за экземпляр: «1 руб. – печать вместе с бумагой, и пусть 1 руб. – распространение, хотя это и весьма дорогая логистика», считает управляющий директор «Ведомостей» Глеб Прозоров. Получается на круг примерно 2,5 млн руб. «Остается грубо еще 5 млн руб. – редакционные расходы на три выпуска по восемь полос: тексты, картинки, редактура, корректура, макет, верстка – можно озолотиться!» – заключает Прозоров.

30 млн руб. Прохоров потратил на сувенирную продукцию (ветровки, футболки, ручки с символикой «Правого дела»).

Еще в 13,5 млн руб. обошлись 1000 палаток, где планировалось хранить агитационные материалы в непогоду.

С агентством «Михайлов и партнеры», которое, по словам его партнера Юлианы Слащевой, оказывало партии услуги по коммуникационному и аналитическому сопровождению, заключили договоры на 30 млн руб. Эти деньги, объясняет Слащева, покрывают социологические исследования (где основные работы делали ФОМ и ВЦИОМ), мониторинг и анализ информационного поля, консультации по взаимодействию со СМИ и экспертным сообществом, коммуникационное сопровождение крупных мероприятий партии (съезды 25 июня и 14–15 сентября, всероссийская пресс-конференция на 500 журналистов со всей России, пресс-брифинги лидера партии и ведущих членов партии (Александра Любимова, Евгения Ройзмана). Слащева говорит, что эти работы пока не оплачены.

Гонорары, которые «Правое дело» платило за экспертные материалы, составляли от $8000 до $15 000, говорит один из авторов таких материалов. Это доклады размером до 50 печатных страниц. Всего партия получила порядка 20 аналитических докладов, т. е. потратила порядка $300 000, или 9 млн руб.

И наконец, за 4 млн руб. компания «Ваша марка. Креативные решения» разработала для «Правого дела» бренд-бук. Символика партией пока не оплачена, хотя уже активно используется, говорит представитель Прохорова.

Деньги на счет

Кроме тех денег, что уже потрачены, есть деньги, которые собраны и лежат на счету «Правого дела», – порядка 840 млн руб., рассказывает источник в ревизионной комиссии партии.

10 пожертвований поступило от юридических лиц и 184 – от физических. Благотворители, давшие на Прохорова эти деньги, ему не чужие.

Из 10 юрлиц, пожертвовавших 266,6 млн руб., шесть спонсоров так или иначе связаны с Прохоровым (см. таблицу). Пять из них внесли максимальную для юрлица сумму – 43,3 млн руб.

Один из крупных спонсоров – адвокатское бюро «Гриднев и партнеры» внесло около 42 млн руб. Партнеры этого бюро есть и в списке жертвователей-физлиц (четыре партнера перечислили каждый по 4,3 млн руб.), рассказывает источник «Ведомостей».

Тимофей Гриднев говорит, что полностью разделяет политические взгляды Прохорова, часто общался с бизнесменом и обсуждал проблемы развития государства. «Я сам принял решение перечислить деньги и написал заявление о вступлении в партию. Никто меня об этом не просил», – уточнил он. По его словам, деньги, перечисленные адвокатским бюро, – это деньги самого бюро, а не его клиентов, решение было принято коллегиально всеми партнерами.

Всего 184 физлица перечислили «Правому делу» 575 млн руб. Большая часть – 382 млн руб. – пришла от клиентов прохоровского банка МФК, 116 млн руб. – от клиентов бывшего прохоровского Росбанка.

Люди это в основном не бедные: больше половины – 109 – переводов сделано на максимально возможную сумму: 4,3 млн руб. Среди жертвователей много бывших и нынешних менеджеров «Онэксима» и других компаний, к которым имеет или имел отношение Прохоров: «Полюс золото», МФК, Росбанк, «Квадра», «Открытые инвестиции». Эта группа граждан сделала как минимум 79 переводов на 262 млн руб.

Представитель Прохорова рассказывает, что призыв вкладываться в партию транслировал подчиненным менеджмент группы «Онэксим». Но были и добровольцы.

Например, деньги «Правому делу» перечислили первый зампред правления Росбанка Игорь Антонов и зампред правления Сергей Дягтярев, заместители гендиректора «Полюс золота» Елена Булавская, Борис Захаров, Валерий Константинов, Юрий Рындин, председатель правления МФК Оксана Лифар и ее заместители Елена Красавцева и Вячеслав Шабайкин, генеральный и исполнительный директора группы «Онэксим» Дмитрий Разумов и Сергей Лаврухин, заместитель гендиректора «Онэксима» Михаил Сосновский, директор по инвестициям «Онэксима» Валерий Сенько, финансовый директор «Онэксима» Елена Барбашева и ее заместитель Екатерина Сальникова, вице-президент «Онэксима» Александр Перелыгин, гендиректор «Квадры» Григорий Бакаев.

Гендиректор «Полюс золота» Герман Пихоя комментировать информацию о том, что он жертвовал деньги «Правому делу» (4,3 млн руб.), не стал. Но человек из окружения Пихои знает, что топ-менеджер пожертвовал на «Правое дело» по собственной инициативе: «Это естественно – поддержать человека, благодаря которому ты многого добился в жизни».

1 млн руб. перечислил бывший гендиректор «Норникеля» Денис Морозов: «Я поддержал партию в лице Прохорова. У нас с Михаилом Дмитриевичем, конечно, хорошие личные отношения. Но помимо этого я убежден, что у него либеральные ценности уникально сочетаются с огромным управленческим и жизненным опытом, высокой работоспособностью и профессионализмом. Прохоров – прирожденный лидер. Появление в Думе альтернативных сил в его лице привело бы к оздоровлению политической ситуации, Госдума стала бы более работоспособной. В общем, я давал деньги партии, которая ассоциировалась с Прохоровым. Больше не ассоциируется. Поэтому далее поддерживать ее я не собираюсь. Даже несмотря на то, что события 24 сентября в очередной раз продемонстрировали необходимость развития действительно многопартийной демократии».

Формального нарушения законодательства при массовом финансировании «Правого дела» сотрудниками Прохорова и аффилированными с ним структурами нет, считает бывший представитель КПРФ в ЦИК и главный юрист партии Вадим Соловьев. Но, предупреждает он, если появится жалоба от кого-нибудь, то ЦИК должна будет провести проверку, чтобы вскрыть источник происхождения внесенных на партийный счет денег и насколько добровольными были пожертвования. И если выяснится, что применялась серая схема, Минюст может вынести партии предупреждение и ходатайствовать о ликвидации ее по суду.

Член ЦИК Антон Лопатин говорит, что при проверке финансовых отчетов партии за год ЦИК, как правило, обращает на такие вещи внимание – особенно если есть жалобы.

Самого Прохорова, кстати, в списке жертвователей нет. «Он не внес личный взнос, просто потому что на это было еще много времени», – объясняет его представитель.

Деньги назад

Что теперь будет с этими 840 млн руб.? По правилам после регистрации списков партии ЦИК открывает ей специальный избирательный счет и деньги переводятся на него. Но такого счета у «Правого дела» пока нет, говорит член ЦИК Елена Дубровина, списки кандидатов не заверены.

Вопрос, что класть на избирательный счет, остается открытым. Команда Прохорова настаивает на том, что после «рейдерского захвата партии» ее бывший лидер имеет право вернуть хотя бы потраченные на нее деньги. Люди вкладывались в «Правое дело» под имя Михаила, выказывая ему доверие, говорит представитель Прохорова.

Сотрудник ЦИК объясняет, что деньги могут быть возвращены в нескольких случаях: если партия не идет на выборы, если при оформлении платежных документов допущены ошибки или если пожертвование использовано нецелевым образом.

Фактически это означает, что вернуть деньги Прохорову и его сторонникам партия может только по доброй воле. «Правое дело» могло бы перечислить деньги на счет благотворительного фонда Михаила Прохорова, рассуждает представитель Прохорова. Тогда донорам будет предложено оставить деньги в фонде или забрать их себе. Закон о политических партиях это позволяет, указывает Гриднев.

В четверг нынешний руководитель партии Андрей Дунаев заявил, что партия вернет деньги всем жертвователям, которые обратятся с соответствующим заявлением. Как сообщил «Ведомостям» Дунаев, к понедельнику в партию уже пришло около 10 таких заявлений по курьерской почте от физлиц и одно – от юрлица. Теперь граждане должны прийти в бухгалтерию с паспортом лично.

Но назад свои деньги потребуют не все. Например, владелец и гендиректор московской компании «Рост-С» Алисолтан Текеев делать этого не собирается. Его компания пожертвовала «Правому делу» 22 млн руб., а он лично – 4,3 млн руб. Текеев за деньгами не пойдет: «Так не делается: вчера дал, сегодня забрал».

Хождение вокруг власти

Март В прессе обсуждаются возможные кандидаты на роль лидера «Правого дела» – Алексей Кудрин, Игорь Шувалов, Аркадий Дворкович. 16 мая Сопредседатель «Правого дела» Леонид Гозман назвал Прохорова вероятной кандидатурой на должность нового партийного руководителя. Прохоров подтвердил намерение возглавить партию. 21–22 мая Прохоров дважды появился в эфире телеканала «Россия 1» – в программах «Вести в субботу» и «Вести недели». 25 июня Прохоров избран председателем «Правого дела» на внеочередном съезде партии. В интервью RT он заявил, что готов бороться за кресло премьера, если партия добьется успеха. 26 июня Прохоров появляется на «Первом канале» в программе «Познер». 27 июня Президент Дмитрий Медведев встретился с Прохоровым. Июль Прохоров подбирает кандидатов в предвыборные списки. Глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман сообщил 21 июля в блоге, что ему поступило предложение пойти на выборы от «Правого дела». 1 августа Стартует рекламная кампания Прохорова – на улицах российских городов появились билборды с его портретами. 26 августа «Правое дело» опубликовало первую часть предвыборного манифеста, вызвавшую критику экспертов: в манифесте мало экономических целей, программные установки недостаточно либеральны, эклектичны и кажутся левопопулистскими. 29 августа На пресс-конференции в «Интерфаксе» Ройзман заявил, что намерен баллотироваться на выборах в Госдуму от «Правого дела». 4 сентября В эфире программы «НТВшники» Прохоров заявил, что не исключает своего участия в президентских выборах. 12 сентября Прохоров заявил «Коммерсанту» о давлении, оказываемом на региональных лидеров партии в связи с включением Ройзмана в избирательный список. Представитель Прохорова сказал, что тот Ройзмана «не сдаст» и в худшем случае «уйдет вместе с ним». 13 сентября Прохоров разместил в своем блоге новый вариант предвыборного манифеста. 14 сентября Начал работу предвыборный съезд «Правого дела». По итогам первого дня Прохоров объявил об исключении из партии группы оппонентов и роспуске исполкома. В прессе появились сообщения о возможном уходе Прохорова с поста лидера партии. 15 сентября Съезд отстранил Прохорова от руководства «Правым делом». Прохоров объявил о выходе из партии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать