Статья опубликована в № 2985 от 21.11.2011 под заголовком: Миллионер с ружьем

Бизнесмены и чиновники - владельцы охотничьих угодий под Москвой и Петербургом

Охота в России становится дорогим развлечением для избранных. Наиболее привлекательные охотничьи угодья все чаще уходят к бизнесменам и чиновникам, готовым тратить на их содержание миллионы рублей в год
Smart Money
Охота и политика

«Поскольку охота всегда была удобным для неформального общения местом, она сыграла существенную роль в решении многих проблем мировой политики прошлого и современности», – говорится в аннотации к серии книг «Охота и политика. Десять веков русской охоты». Редактором серии выступил руководитель Федеральной службы охраны Евгений Муров. Первый том выпущен в подарочном варианте тиражом 1000 экземпляров, которые разлетелись в 2010 г. по цене 15 000 руб. Ведомости

«Охота – дорогое и проблемное хобби», – считает источник, близкий к совладельцу банка «Россия» Николаю Шамалову, чье состояние Forbes оценивает в $500 млн. Бизнесмен и три его партнера ежегодно вкладывают в принадлежащие им охотничьи угодья в Приозерском районе Ленинградской области несколько миллионов рублей. Столько же тратят на содержание своих угодий по соседству президент РЖД Владимир Якунин с партнерами и дети губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова, банкир Петр Авен, владелец НЛМК Владимир Лисин. А также чиновники, депутаты и бизнесмены, напрямую или через близкие им структуры арендующие охотничьи угодья в пяти областях, расположенных недалеко от Москвы и Петербурга.

Как поделили

Еще 10 лет назад почти все охотничьи угодья были общественными – в смысле числились за охотобществами. Но потом все изменилось. «Приехали москвичи, поохотились. Им понравились наши места, и они сказали, что хотят забрать участок», – вспоминает сотрудник одного районного общества охотников. «Подали заявку, выиграли конкурс и получили лицензию на участок, который хотели», – неохотно рассказывает московский бизнесмен, один из крупнейших арендаторов охотугодий на Северо-Западе.

Для получения лицензии достаточно было подать заявку и выиграть в безденежном «конкурсе намерений»: побеждал тот, кто обещал больше инвестировать в угодья. Кому присудить победу, решала конкурсная комиссия, состоящая в большинстве своем из местных чиновников. «Естественно, мы видели, кого поддерживали чиновники администрации области», – вспоминает тверской охотник, участвовавший в подобных конкурсах.

Правда, сначала надо было пробить сам конкурс: почти все угодья были в долгосрочной аренде у различных общественных организаций (военные, «Динамо», ветераны разных силовых структур и просто охотники). И общественников надо было еще убедить поделиться, чтобы выставить освободившийся участок на конкурс.

Как это происходило, можно судить по рассказу председателя правления Ярославского областного охотобщества Анатолия Дурандина (стенограмма есть на сайте общества): «Начались бесконечные проверки, в офисе ростовского отделения летом 2006 г. сначала нашли гранаты, позже в доме председателя этого общества – боевые патроны <...> А сотрудник Пошехонской прокуратуры больше года ходил в контору Пошехонского охотобщества как на работу – утром приходил раньше работников общества и ждал, когда откроют дверь». Ярославские охотники в итоге отказались от 600 000 га, которые и были выставлены на открытые конкурсы (правда, у них еще 2 млн га осталось).

Много потеряли военные охотники Ленинградской области, констатирует помощник заведующего охотбазой «Запасное» в Приозерском районе Ленобласти Сергей Большихин. «У нас в основном остались только базы, а своих угодий уже нет», – говорит он.

«Бежецкое районное общество охотников и рыболовов в 2001 г. получило на 10 лет 143 700 га в Тверской области, и все это время от нас постоянно отрезают участки», – жалуется предправления общества Николай Филипович. По его словам, попытки отобрать угодья у бежецких охотников предпринимаются раз в два года – губернатор отменяет свое постановление, Тверьохотуправление аннулирует лицензию, а общество восстанавливает свое право на охоту в суде.

В промежутке между судами бежецкие охотники чуть не потеряли 35 800 га – участок в 2005 г. успели выставить на конкурс, и он перешел к компании «Дубакинское» тогдашнего вице-президента «Лукойла» Алексея Смирнова. Обществу удалось этот конкурс опротестовать в суде. Само «Дубакинское» до 2000 г. принадлежало Военно-охотничьему обществу Московского военного округа, а потом вместе с тверскими угодьями досталось «Лукойлу». В пресс-службе «Лукойла» «Ведомостям» сообщили, что это был личный проект Смирнова, уроженца Бежецка. «Когда «Дубакинское» было у военного общества, это было унылое разоренное предприятие, – рассказал Смирнов. – У меня был вертолет, и когда мы облетели хозяйство и посчитали, сколько в нем лосей, то их оказалось всего 16. Сейчас в «Дубакинском» более 500 лосей». Бывший топ-менеджер «Лукойла» убежден, что государство и общественные организации показали себя неэффективными собственниками.

С 1 апреля 2010 г. вступил в силу закон об охоте, который должен был поменять правила игры: угодья разыгрываются теперь на открытых аукционах за живые деньги. Но большинство арендаторов подготовились к этому заранее – выиграли конкурсы, которые закрепили за ними угодья на 49 лет. Например, в Тверской области тогдашний губернатор Дмитрий Зеленин 30 марта 2010 г. подписал 16 распоряжений о предоставлении на 49 лет «для осуществления пользования животным миром в виде охоты» лесных участков общей площадью 220 085 га. Это право компании выиграли на проведенных незадолго до этого открытых конкурсах. За неделю до этого, 22 марта 2010 г., Зеленин подписал 15 распоряжений о предоставлении 205 514 га. Похожие конкурсы накануне вступления в силу нового закона провели в Ленинградской, Псковской, Ярославской и других областях. Фактически арендаторы таким способом застолбили участки почти на столетие – тот же закон предусматривает, что еще 49 лет они получат потом по преимущественному праву, без аукциона.

Охота не бизнес

Заработать на охотхозяйстве практически нереально, настаивают все опрошенные «Ведомостями» пользователи угодий. «Охотхозяйства не окупаются в России, потому что это не Африка и у нас нет бегемотов. У нас только кабаны, лоси и очень мало медведей», – рассуждает московский предприниматель Владимир Товмасян, чья компания «Вологодская охота» – крупнейший частный арендатор вологодских угодий (218 000 га). По словам Товмасяна, экономика охотхозяйства простая: зарплата егеря составляет 7000 руб. в месяц, а путевку на добычу кабана можно продать за 8000 руб. «Вологодская охота» получает лимит на добычу 12 кабанов в сезон, т. е. на деньги, полученные от продажи всех путевок на кабана, можно выплатить зарплату одному егерю. А их несколько, плюс охотхозяйства должны закупать зерно для подкормки животных, строить вышки, содержать технику.

Лицензию на добычу лося охотхозяйство покупает у государства примерно за 3000 руб., кабана – за 750 руб., рассказывает предправления тверского «Егеря» (600 000 га в аренде) Юрий Полуйко. В частных охотхозяйствах путевка на лося будет стоить уже 30 000 руб. плюс 3000 руб. в день за проживание и питание. Разница идет на покрытие расходов по подкормке животных, содержание егерей и охотоведов, технику. Но денег от путевок не хватает. В «Егере» на путевках смогли заработать в 2010 г. всего 5 млн руб. при расходах в 200 млн руб., говорит Полуйко.

Охотхозяйства держат не для бизнеса, а для отдыха. Поэтому чужих сюда стараются не пускать. «Мы пытались продавать путевки, но это нас не устроило скорее морально. Приезжаешь в свое хозяйство – а там чужие люди, купившие путевки. Были эксцессы, пьяные на охоте. Поэтому сейчас мы держим охотхозяйство только для себя и знакомых по стрелковому клубу», – рассказывает совладелец Кудеверского охотхозяйства в Псковской области Сергей Иванкин.

«Рядовых охотников туда [в угодья Шамалова] не пускают. У нас есть обеспеченные люди, которые готовы заплатить за охоту на кабана и лося, но они не продают путевки. Держат квоты для себя», – рассказывает Большихин. «Для них есть общедоступные угодья (по закону 20% угодий в регионе должно быть доступно для всех. – «Ведомости»)», – объясняет Шамалов. В Мельниковском обществе (здесь охотится Якунин с партнерами) можно купить путевку на утку, но она стоит намного дороже, чем у Военно-охотничьего общества Петербурга, добавляет Большихин.

В «Румелко-спортинге» – тверском охотхозяйстве Лисина – всем желающим разрешено охотиться на зайца или утку, рассказывает директор компании Эдуард Кулишкин. Но путевки на лося и кабана клуб на сторону не продает.

Бежецкие охотники теоретически могут поохотиться на уток и гусей в «Дубакинском». «Но там стоимость одной зорьки – 10 000 руб. У нас таких зарплат нет», – возмущен Филипович. Хозяин «Дубакинского» Смирнов, правда, уверяет, что для бежецких охотников установлены льготы.

Отдых в кругу своих часто идет на пользу делу. «Охота – это способ неформального общения с нужными людьми» – так формулирует эту мысль топ-менеджер московского продовольственного холдинга. В 2008 г. он с партнером взял в аренду более 30 000 га угодий в Тверской области. «В мире охота всегда была местом встреч друзей и коллег, где в неофициальной обстановке можно обсудить разные проблемы. Только в России почему-то к этому относятся негативно и считают коррупцией», – согласен один из владельцев охотхозяйства. «Но это не классическая охота, а что-то другое. Я был один раз в «Завидово», больше туда не поеду. Лучше поохочусь в Белоруссии», – говорит владелец крупной зерновой компании.

Сколько охотнику земли нужно

Петр Авен, президент Альфа-банка

17 000 га Торжокский район Тверской области «Охота привлекательна тем, что забываешь все остальное. Она заставляет сконцентрироваться только на охоте, поэтому не думаешь о банке и обо всем остальном. Это самое главное», – цитирует Авена его знакомый. Авен – увлеченный охотник, но охотхозяйство «Залесье» досталось Альфа-банку случайно, из-за банкротства его прежнего владельца – «Тверьхимволокна». Вместе с Лисиным Авен в 2010 г. купил на аукционе Росимущества еще и ярославское охотхозяйство «Лось» (110 000 га, ранее числилось за ФСБ). Но знакомый банкира утверждает, что компания была отдана ВТБ, который также был в сделке. Представитель ВТБ эту информацию не подтвердил.

Николай Шамалов, совладелец банка «Россия»

100 000 га Приозерский район Ленинградской области «Самая красивая охота – загонная, находишься на номере: снег, природа, тишина, вдруг – треск и выходит зверь. Чистый адреналин! Или стоишь на вышке, уже прицелился, а в темноте в ночной прицел видно, как горят глаза зверя – как лампочки. А за ним еще две маленькие лампочки, и еще две... И ты понимаешь, что это медведица с двумя медвежатами. И тогда убираешь ружье и просто смотришь», – говорит источник, близкий к Шамалову. Угодья, в которых охотятся Шамалов, Вадим Можаев и два их неназванных партнера, оформлены на Приозерское районное общество охотников и рыболовов. Они граничат с угодьями Владимира Якунина. Интересно, что охотничьи партнеры Якунина – Владимир Васильев и Олег Медоев – были соучредителями и директорами компаний, связанных с «Росинвестом» – холдингом, который Шамалов создал в 2006 г. с Сергеем Колесниковым и Дмитрием Гореловым (как утверждает Колесников, под контролем Владимира Путина).

Леонид Ещенко, президент издательского дома «Деловой мир»

600 000 га Тверская и Новгородская области «Ещенко – российский рекордсмен по добытым медведям: более 400. Предыдущий – рекорд у князя Андрея Ширинского-Шихматова, добывшего более 200 медведей», – рассказывает предправления общества «Егерь» Юрий Полуйко. Издатель рекламных журналов Ещенко – рекордсмен среди частных арендаторов охотугодий в Центральной части России. Созданная им Тверская региональная общественная организация «Егерь» за 10 лет существования собрала почти 600 000 га, рассказывает предправления Юрий Полуйко. «Районные охотобщества добровольно делились угодьями с «Егерем», потому что Леонид Николаевич [Ещенко] выбирал самые удаленные медвежьи углы, помогал обществам приобрести технику, деньгами, платил охотникам премии по 5000 руб. за каждого добытого волка», – объясняет Полуйко.

Владимир Якунин, президент РЖД

74 400 га Приозерский район Ленинградской области «Охота дает возможность отдохнуть от субординации. На охоте – как в бане: генералов нет. Могут накостылять по шее за неправильное поведение или упущенного зверя, могут все тебе рассказать – и про политику, и про твою собственную работу», – пишет в своем блоге Якунин. Угодья числятся за Мельниковским обществом охоты и рыбной ловли, среди учредителей которого – Владимир Васильев и Олег Медоев. Эти бизнесмены – партнеры Якунина в компаниях «Настоящая охота» и «Золотая утка», которые по очереди получали в аренду лесные участки в Приозерском районе. Якунин рассказывал, что войти в состав учредителей компании, которая взяла в аренду лес под охоту, его позвал Васильев.

Алексей Смирнов, бывший вице-президент «Лукойла»

33 800 га Бежецкий район Тверской области «Это не проект удовлетворения личных охотничьих пристрастий. «Дубакинское» для меня не бизнес, а один из социальных проектов в Бежецком районе, где я родился и вырос и впервые студентом пошел на охоту. Я часто бываю с друзьями на охоте, но это не мешает охотиться и посторонним – двери открыты для любого желающего». Смирнов считает, что «Дубакинское», которое арендует 33 800 га, – одно из лучших частных охотхозяйств в России. Бизнесмен вложил в его развитие около $5 млн: на эти средства помимо обязательных охотустроительных работ были открыты фазанья ферма, конноспортивный клуб, которым занималась жена Смирнова Татьяна, а также приобретены 3000 га пашни, чтобы было чем кормиться гусям и уткам. Там же, рядом с хозяйством, в д. Бор, Смирнов построил себе дом.

Никита Михалков, режиссер

129 681 га Междуреченский район Вологодской области и Павловский район Нижегородской области «У меня своя компания, я всегда знаю, с кем я еду [на охоту], и нового человека приглашаю только тогда, когда пойму, как он будет себя вести. При этом могу сказать, что вечер, проведенный на тяге весной, на закате солнца, равняется пяти дням отдыха», – из интервью Михалкова «Известиям» в 2008 г. Лично Михалкову, как он сообщил «Известиям», принадлежит 10 га в Вологодской области и 70 га – в Нижегородской. Там он построил усадьбы с конюшнями, шлагбаумом и указателями «Частная территория. Вход воспрещен». Аренда прилегающих угодий оформлена на общественные организации охотников – нижегородское «Темино» (37 000 га) и вологодское «Темино-Северное» (92 861 га), учредителем которых стал Михалков и сотрудники его студии «Тритэ».

Вадим Сомов, вице-президент «Сургутнефтегаза», гендиректор «Киришинефтеоргсинтеза»

301 400 га Киришский район Ленинградской области «Это отношение к жизни и природе, причем здесь личное хобби? В «Кордоне» нет баловства, мы не даем ставить зверя на грань уничтожения. Все делается для общения людей с природой», – говорит Сомов. Некоммерческое партнерство «Кордон» учредили Сомов, «Киришинефтеоргсинтез» и несколько граждан, среди которых уволенный в конце сентября 2011 г. председатель областного комитета по охране, контролю и регулированию объектов животного мира Алексей Кожаев. Территория, полученная в аренду «Кордоном», практически совпадает с границами Киришского района.

Вадим и Денис Сердюковы, владельцы холдингов «Интерсолар» и ТПГ «Капитал»

104 500 га Волховский, Лодейнопольский, Приозерский и Ломоносовский районы Ленинградской области «Охота скорее хобби, чем бизнес. Да я и охотиться не люблю», – признавался в 2006 г. «Деловому Петербургу» Вадим Сердюков. Сыновья губернатора Ленобласти Валерия Сердюкова – состоявшиеся бизнесмены, в сфере их интересов – лесопереработка, производство металлоконструкций, строительство и туризм. С 2006 г. братья разделили бизнес. Были разделены и охотничьи угодья. У Дениса осталось 40 000 га, у Вадима – 64 500 га.

Василий Екимовский, заместитель губернатора Вологодской области

91 000 га Кирилловский и Вытегорский районы Вологодской области «МЧС к охотхозяйствам [созданным бывшим руководителем МЧС в Вологодской области Екимовским] отношения не имеет. У нас может охотиться любой желающий», – уверяет председатель охотобщества «Никольское» Сергей Черкасов. В 2005 г. тогдашний начальник ГУ МЧС по Вологодской области генерал-майор Василий Екимовский вместе с двумя заместителями учредил охотничье общество «Никольское», которое получило 55 000 га в Кирилловском районе, неподалеку от базы МЧС. Второй участок «Никольского» в 36 000 га также оказался рядом с построенным на берегу Онежского озера центром МЧС «Вытегра».

Владимир Лисин, владелец НЛМК

49 300 га Кашинский район Тверской области «Владимир Сергеевич [Лисин] больше любит охотиться на птицу – тетерева и гусей, для этого он недавно завел себе легавую», – рассказывает директор клуба «Румелко-спортинг» Эдуард Кулишкин. «Спортивно-охотничий клуб «Румелко-спортинг» учредили Лисин и адвокаты Николай и Константин Гагарины (входят в советы директоров компаний бизнесмена). Первые 8100 га «Румелко» получила в аренду в 2002 г. Весной 2010 г. клуб победил в конкурсе еще на 41 200 га. Василий Соловьев, бизнесмен, зять губернатора Вологодской области 254 150 га Череповецкий, Усть-Кубинский, Шекснинский и Кирилловский районы Вологодской области «В среднем у меня получается около 60 выездов в год. Так как работы очень много, а свободного времени мало, то большинство моих выездов на охоту непродолжительно по времени», – из интервью Вячеслава Позгалева журналу «Охота и охотничье хозяйство» в 2006 г. Бывший хоккеист клуба «Северсталь» Соловьев женился на дочке Позгалева Марии в 1995 г. Сейчас Соловьев – учредитель более 30 вологодских компаний, занимающихся торговлей сжиженным газом, лесом, строительством и радиовещанием. Две из них также арендуют охотничьи угодья. В «Ареале» (108 450 га) Соловьев владел 25% акций до 2009 г., еще 25% – у областного Фонда региональной поддержки проектов и программ Вологодской области. В компании «Центр 911» (105 700 га) Соловьеву принадлежит 30%. Директор «Центра 911» Михаил Конопский говорит, что Соловьев помощи охотхозяйству не оказывает. Еще 40 000 га в 2008 г. получил Вологодский клуб охотников и рыболовов, среди учредителей которого также числится Соловьев. Одним из самых увлеченных охотников области считается губернатор. В интервью журналу «Охота и охотничье хозяйство» Позгалев хвалился, что в его перечне трофеев 37 медведей, около 40 лосей, более 30 кабанов и т. д. Пресс-служба Позгалева сообщила, что в охотхозяйствах Соловьева губернатор не охотится.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать