Статья опубликована в № 2990 от 28.11.2011 под заголовком: «Роль комсорга сейчас мне привычна», - Михаил Абызов, председатель совета директоров группы Ru-Com

Михаил Абызов: «Роль комсорга сейчас мне привычна»

В интервью «Ведомостям» координатор Общественного комитета сторонников Дмитрия Медведева Михаил Абызов впервые рассказал о работе комитета и о том, чем будет заниматься после выборов «большое правительство»
А.Астахова
1998

заместитель председателя совета директоров «Новосибирскэнерго», в том же году назначен членом правления и начальником департамента инвестиционной политики и бизнес-проектов РАО «ЕЭС России»

2003

председатель совета директоров ОАО «Российские коммунальные системы»

2005

занял пост генерального директора ЗАО «УК «Кузбассразрезуголь»

2006

председатель совета директоров Ru-Com

«Приход Прохорова в политику – для России это позитивно»

Еще один предприниматель недавно, как и Абызов, соприкоснулся с властью, правда в качестве молодого политика, – Михаил Прохоров. В итоге он со скандалом покинул «Правое дело», заявив, что, «пока внутренней политикой командует Сурков, никакой политический процесс в стране невозможен». Абызов считает, что «приход Прохорова в политику – для России это позитивно»: «Впервые за восемь лет в России крупному бизнесмену представилась возможность войти в большую политику. Это крайне важно, так как бизнес – это большая часть современного общества. Пример Михаила показал, что мало получить ключи от машины – надо уметь ее водить. И в этой связи предпринимателям для того, чтобы играть активную роль в политической жизни, надо многому научиться. И еще один положительный момент – власть понимает, что предприниматели должны быть вовлечены в общественную и политическую жизнь, а их опыт должен быть востребован в том числе в вопросах формирования и развития общественного устройства».

Группа Ru-Com

группа компаний. консолидированная выручка – около $5 млрд. Базовый актив – ОАО «Группа Е4» (инжиниринг, промышленное и энергетическое строительство). в группу также входят ОАО «СИБЭКО» (энергетика), ОАО «Дальмостострой» (мостостроение, дорожное строительство), ООО «КоПИТАНИЯ» (агропромышленный сектор), ОАО «НПО «Элсиб» (энергетическое машиностроение), ОАО «Разрез Сереульский» (угольная отрасль), ОАО «Мой коммунальный стандарт» (управление многоквартирными домами и коммунальными активами), ОАО «Е2» ( решения в сфере энергоэффективности и ресурсосбережения), Фонд венчурных инвестиций Bright Capital и Технопарк Digital October.

Выбор Абызова

«Я пойду [на выборы 4 декабря] и буду голосовать за Дмитрия Медведева, который ведет «Единую Россию» на выборы. Медведев – человек близких мне взглядов, я разделяю ценности, которые он декларирует, а главное, поддерживаю то, что он делает. Кроме того, это рационально. Чем больше наберет «Единая Россия», тем увереннее Медведев будет реализовывать свою программу как глава кабинета министров».

Михаил Абызов теперь частый спутник президента Дмитрия Медведева в его поездках. Недавно на удивление многим он возглавил Общественный комитет сторонников (ОКС) Дмитрия Медведева. Удивление вызывает не сам факт того, что Абызов решил стать, по сути, неформальным чиновником – он уже трудился на благо родине в РАО «ЕЭС России». Выбивая деньги из должников, он действовал жестко и решительно. Уйдя из РАО, он занялся собственным бизнесом, который, по его словам, в этом году принесет выручку примерно в $5 млрд. Удивительно другое: образ этого бизнесмена никак не вяжется с его новым амплуа. В его кабинете в отличие от кабинетов многих других предпринимателей нет фотографий Дмитрия Медведева и Владимира Путина. «Мой кабинет – мое личное пространство, здесь, как вы видите, много фотографий, но это фотографии моей семьи – жены и детей», – говорит Абызов. Он рассказывает, что работа в комитете отнимает сейчас все его время, но ему эта работа нравится. У него действительно загораются глаза, когда он начинает рассказывать о работе комитета, о том, как много всего в стране надо менять и как это можно сделать. Но многие считают, что Абызов трудится не бескорыстно, его цель – попасть в министры нового правительства, которое будет сформировано после выборов. О личных мотивах работы в комитете, ситуации в стране и «большом правительстве» Абызов рассказал «Ведомостям».

– Когда появился ОКС, первое, о чем все подумали, – что он станет кадровым резервом для нового правительства. Вы будете готовить рекомендации по кадровым решениям?

– Комитет – это не клуб претендентов на посты в кабинет министров. Но будет хорошо, если люди, задействованные в этой работе, окажутся востребованными в исполнительной власти на различных уровнях.

– Как вы сами, Михаил, оказались в этой лодке? Вы известный предприниматель, прославились тем, что действовали очень жестко, решая проблемы неплатежей в энергетике. У вас образ такого брутального, жесткого бизнесмена. И тут вдруг вы выступаете в каком-то совершенно не свойственном вам амплуа – этакого комсорга. Что вас вдруг сподвигло на общественную работу? Есть версия, что вы не просто так занимаетесь всем этим, а рассчитываете в будущем получить пост в профессиональном правительстве – руководителя одного из министерств, как минимум.

– В последние годы среди основных направлений моего бизнеса – инвестиции в высокие технологии, создание первого в России частного технопарка «Цифровой Октябрь» (Digital October), фонда венчурных и hi-tech инвестиций Bright Capital и др. В подобных проектах не жесткость определяет эффективность, а творческий подход, анализ рисков и кооперабельность, т. е. командность. Поэтому роль комсорга, организатора творческого процесса сейчас для меня привычна. Что касается моих планов, то я не собираюсь работать на госслужбе, и, соответственно, личных карьерных интересов у меня нет. Я – бизнесмен с критическим взглядом на многое из того, что происходит в стране, особенно когда простые и нужные вещи, не требующие гигантских ресурсов и затрат, не реализуются годами. И когда мне с коллегами предложили принять участие в решении этих проблем, то у меня даже не было сомнений – конечно, соглашаться. Но исключительно в форме общественной работы.

– А как вам это предложение поступило?

– На встрече сторонников Медведева. Накануне на подобной встрече президент предложил подумать о дополнительных механизмах совершенствования системы управления и взаимодействия между обществом и властью и выступил с инициативой «большого правительства». Очевидно, что проблема построения современных инструментов прямой и обратной связи и учета мнений активных граждан при работе правительства и власти в целом давно назрела. Поэтому я предложил создать комитет, который бы уже сейчас начал работу над этими вопросами.

«ЭТО ХОРОШЕЕ НАЧАЛО»

– Так что же такое Общественный комитет сторонников?

– Сегодня ОКС – это люди, приглашенные Дмитрием Анатольевичем к открытому диалогу и совместной работе над наиболее актуальными вопросами общества. В нем люди разных профессий, фактически представляющие реальный срез общества. Это яркие, активные и профессиональные люди, неравнодушные к тому, что происходит в стране. В дальнейшем их предложения, как и предложения, собранные «Большимправительством.рф», могут быть использованы в работе нового правительства.

– По стране сторонников у Медведева может быть множество, а кто и как отбирал «сторонников», которые попали на встречу с ним, а потом и вошли в состав комитета?

– В ОКС были приглашены люди, которые в течение четырех лет пересекались с президентом по роду их деятельности. Многих из участников этой встречи Медведев лично хорошо знает и персонально приглашал. Эти люди с симпатией относятся к Медведеву и к тому, что он делает, именно поэтому у нас атмосфера драйва и заинтересованности. Но при этом ОКС не закрытый клуб, состав его участников должен меняться и расти. В этом залог того, что работа комитета будет результативной.

– Какие задачи сегодня решает ОКС?

– ОКС готовит предложения президенту по реализации современных моделей взаимосвязи общества и власти. Одновременно проводится анализ существующих программ развития и вырабатываются предложения по возможным приоритетам работы кабинета министров и системы исполнительной власти на ближайшую перспективу. Важно уже сейчас определить основные острые вопросы в экономике и жизни общества, начать открытую дискуссию по ним. Таким образом мы сможем превратить идею формирования эффективной обратной связи и взаимодействия общества и власти из теории в практику. И, кроме того, необходимо дать толчок реализации тех программ, которые уже разработаны, но по тем или иным причинам, в том числе бюрократическим, так и не реализуются.

– Есть какие-то практические результаты работы Общественного комитета?

– С момента, когда президентом впервые была озвучена идея «большого правительства», прошло девять встреч с участием членов Общественного комитета. На них обсуждались вопросы транспорта, инноваций, перспектив интернета, ипотеки и доступного жилья, проблемы малых и моногородов, жизни людей с ограниченными возможностями, децентрализации и повышения экономической самостоятельности регионов, оборонно-промышленного комплекса, малого и среднего бизнеса, вопросы семьи и образования. По итогам даны 22 поручения правительству – например, приняты решения по расширению участия частного бизнеса в обустройстве и обслуживании автодорог на конкурентной основе, обеспечению равных условий гражданам по определению льгот на авиаперелеты, решения, обеспечивающие доступность жилья для социальных и профессиональных категорий (учителя, работники здравоохранения, инженеры), по развитию Дальнего Востока и Крайнего Севера, межрегиональному транспортному сообщению и др. Все они были внесены на портале http://большоеправительство.рф. При этом количество одобренных и прорабатываемых решений измеряется десятками. Это хорошее начало.

«ИНАЧЕ ВСЯ ИДЕЯ ТЕРЯЕТ СМЫСЛ»

– Как будет работать «большое правительство» и почему идея его создания появилась сейчас?

– Идея появилась сейчас, потому что появилась ясность в будущей политической конфигурации. Медведев хочет сделать работу будущего кабинета министров открытой и эффективной, в том числе за счет реализации своих взглядов на управление. У президента есть понимание, что действенных механизмов связи общества и исполнительной власти недостаточно. «Большое правительство» (БП) – это один из возможных способов (но не единственный) создать такое взаимодействие. В идеале БП есть не что иное, как интегратор или открытая социальная сеть, объединяющая активных граждан, экспертов, профессиональные, социальные сообщества и группы, которые готовы предложить решение задач, стоящих перед страной, и участвовать в их решении. Многие из этих групп уже существуют, в том числе в интернет-пространстве, но из-за отсутствия реального взаимодействия с властью их идеи не находят реализации. Одним из отличий БП от других общественных институтов может стать использование механизмов crowdsourcing и open government, опыт применения которых есть в других странах. Это сложно, поскольку опыта и культуры реализации подобных проектов в России нет.

– Вам уже ясна структура и, главное, система работы «большого правительства» и его взаимодействие с кабинетом министров?

– Слово «структура» в привычном понимании к идее «большого правительства» не совсем применимо. Да и сам термин БП не является идеальным. Возможно, что определение «открытое правительство» более четко отражает суть и идею. Система БП как социальной платформы не должна быть статичной и жестко зафиксированной. Она должна подстраиваться под острые вопросы и проблемы. БП неправильно дублировать кабинет министров, и нет смысла формировать в БП свои «большие министерства». БП может выполнять роль современного интерфейса между гражданским обществом и исполнительной властью. Представьте себе профессиональный кабинет министров, а вокруг него активная социальная среда, условно – «большое правительство», включающее различные модули. Один из модулей – экспертное сообщество, компетентное в профессиональных вопросах управления и исполнительной власти: экономики, промышленности, образования, здравоохранения, культуры и др. Другой модуль – социально-общественный, который должен интегрировать во взаимодействии с НКО сообщества людей, занимающихся определенными темами, – например, экологов, педагогов, медиков, борцов с пробками на дорогах и т. п. Их профессиональную и общественную позицию нужно доводить до правительства и отстаивать ее.

В этих модулях будут сформированы группы по отдельным темам и модераторы, которые бы координировали их деятельность и обеспечивали публичное обсуждение проблематики и взаимодействие с кабинетом министров.

Формы взаимодействия возможны различные, например представители БП могут входить в специальный экспертный совет при премьере или участвовать в заседаниях правительства. Для этого они будут взаимодействовать с экспертами, общественными организациями, анализировать существующие программы по темам. Важно, чтобы связь между БП и кабинетом министров была системной и непрерывной, иначе вся идея потеряет смысл. Механизмы взаимодействия с кабинетом министров могут предусматривать обязательность рассмотрения предложений БП, что, скорее всего, потребует внесения изменений в законодательство.

– «Ведомости» писали, что сейчас при участии членов комитета готовится программа для нового кабинета министров.

– Программа работы кабинета министров – это профессиональный документ, к подготовке которого следует приступать по результатам утвержденных приоритетов. На уровне некоторых членов Общественного комитета было лишь неформальное обсуждение целей такой программы.

«НАША ЗАДАЧА – ЗАПУСТИТЬ ПРОЕКТ»

– Какова ваша роль в этом процессе и чем вы лично будете заниматься?

– Наша задача – запустить проект. Люди, которые работают в ОКС, – настоящие профессионалы, и предложения, которые прорабатываются и реализуются, в большей степени их инициатива. Свою роль вижу в качественном модерировании и отстаивании их инициатив. А в будущем хотел бы заниматься проблемами предпринимательства, малого и среднего бизнеса, а также вопросами безопасности личности и общественной безопасности.

– Кто сейчас финансирует мероприятия, связанные с деятельностью ОКС? И каков объем финансирования?

– Сегодня работа в комитете ведется на общественных началах, у комитета нет постоянного офиса, для работы используется, в частности, инфраструктура «Цифрового Октября». А затраты, составившие на данный момент несколько миллионов рублей, в основном связаны с разработкой, запуском и работой интернет-портала «Большоеправительство.рф». Финансирование идет от нескольких человек из состава комитета, в том числе и от меня.

– Когда начнется реализация проекта «Большое правительство», расходы на обеспечение его деятельности значительно возрастут. Кто их будет покрывать: бюджет или частные лица?

– Не считаю правильным, чтобы это были бюджетные деньги. Есть риск, что тогда эта платформа не будет независимой и объективной. Как вариант, может быть использована форма некоммерческого партнерства.

– А где гарантии, что БП не станет очередным лоббистским органом, а вырабатываемые им предложения по решению какой-то конкретной проблемы будут соответствовать пожеланиям россиян?

– Гарантировать это может только активность и вовлеченность самих граждан, профессионализм экспертов, порядок выработки решений. Дискуссии по вопросам следует проводить максимально широко и открыто – в формате работы в регионах, с экспертами, представителями социальных сообществ плюс широкое обсуждение в интернет-сообществе и на сайте «Большоеправительство.рф». Поэтому профессиональное участие, активность граждан и открытость – единственный рецепт объективности. Что касается лоббирования, то лоббировать хорошие идеи и предложения нужно и не постыдно.

«НУЖНЫ НОВЫЕ ЛИЦА»

– Что вам нравится и не нравится из того, что сделал Медведев, будучи президентом?

– Не нравится, что не была модернизирована система исполнительной власти, в результате вертикаль работает неэффективно, каждый решает свои задачи. Слаженной работы по цепочке для достижения целей нет, поэтому трудные задачи не решаются. Не нравится и то, что не удалось добиться значимых результатов в борьбе с коррупцией, что является реальным тормозом в развитии страны. Огромным историческим результатом считаю гуманизацию законодательства. Общество и государство должны быть справедливыми и гуманными по отношению к своим гражданам, даже к тем, кто нарушил закон. Нравится также и то, что Медведев дал импульс процессу модернизации и инноваций. Я, как бизнесмен, раньше представить не мог, что буду инвестировать в развитие новых технологий, сейчас значимая часть моей работы связана именно с этим.

– Помимо экономической модернизации Медведев инициировал и политическую, но эффекта пока нет: реальной конкуренции на нынешних выборах не видно.

– Реальная конкуренция на политическом поле появится тогда, когда повысится компетентность и профессионализм оппонентов «Единой России». А сейчас, работая в регионах, я вижу: у «Единой России» альтернативы нет. Нет реальных контрпредложений. Действующие участники политического процесса устарели. Зюганов, Жириновский, Явлинский – заслуженные ветераны политического труда. На их фоне тандем – молодые специалисты. Нужны новые лица. Поэтому надо создать условия для возникновения новых партий. Это главное направление, по которому должна идти модернизация политической системы. Для этого нужно упростить процедуру регистрации партий и снизить проходной барьер до 3%. У нас должно быть больше партий, принимающих участие в выборах и делящих места в парламенте.

– Сейчас все обсуждают децентрализацию бюджетно-налоговых полномочий. Должна ли политическая модернизация стать частью этого процесса?

– Крайне важно, чтобы децентрализация бюджетно-налоговых полномочий сопровождалась повышением ответственности граждан в вопросах организации местного самоуправления, что возможно только за счет прямых и открытых выборов глав местных администраций и последующей вовлеченности граждан в управление своим городом, поселком, деревней. Без этого децентрализация будет означать лишь механический передел бюджетного пирога, который не приведет к улучшению качества управления и уровня жизни граждан. Это приведет лишь к замене не всегда эффективных федеральных чиновников на региональных.

«НАДО МЕНЯТЬ ИДЕОЛОГИЮ»

– Что вы думаете о практике назначения сити-менеджеров?

– Необходимо максимально повысить градус политической конкуренции, прежде всего на муниципальном уровне. Развитие России, будь то модернизация или совершенствование системы управления, происходит не в каком-то абстрактном федеральном центре, а в конкретном городе, поселке, где живут люди. А для этого нужно, чтобы местные органы формировались на принципах реального народовластия, т. е. исключительно по мажоритарному принципу, а главы муниципалитетов, от поселковых до региональных столиц, должны только избираться. Практика назначения сити-менеджеров в том формате, в котором она сейчас применяется, развитию не способствует, и ее надо пересматривать.

– А в связи с этим стоит вернуть выборность губернаторов?

– В нынешней ситуации вопрос о выборности губернаторов считаю неактуальным и даже вредным. Со временем к нему можно вернуться. Но сейчас уже поздно, так как это только навредит. Политическая конкуренция на региональном уровне и на муниципальном по своей сути достаточно сильно отличаются. Конкуренция на региональном уровне сегодня будет абсолютно популистской, в формате, кто предложит больше хлеба и зрелищ. А на муниципальном она все еще остается конкуренцией за то, кто лучше управляет городом, чинит канализацию, убирает мусор и снег.

– Если региональная система управления неэффективна, ее надо менять. Как?

– Прежде всего надо менять идеологию системы исполнительной власти, включающую в себя иерархию «федерация – регион – муниципальная власть». Такая идеология безнадежно устарела. Мэры и губернаторы сегодня сами испытывают дефицит взаимодействия с федеральной властью и нуждаются в открытом правительстве, во-вторых, такие механизмы должны быть перенесены на муниципальный и региональный уровни. А сегодня в результате построения так называемой вертикали власти мы сформировали систему управления, которая может функционировать исключительно в ручном формате. Это система, при которой цели и задачи значат гораздо меньше, чем выполнение процессов и процедур. Процессное управление для такой огромной страны неэффективно. Итогом стало то, что руководители не всех, но большого числа регионов стали фактически порученцами. Количество показателей, по которым оценивается и администрируется деятельность региональной власти, – более 400. Для любого управленца понятно, что если таких показателей 400, то за что тебя выпорют – абсолютно неважно, потому что такой показатель точно найдется. В результате в своей деятельности руководители регионов руководствуются качеством выполнения отдельных поручений, которые в целостную программу развития и управления не укладываются. Проблема еще в том, что в жестко иерархических системах управления, хотим мы этого или нет, происходит копирование и трансформация систем управления по всей цепочке сверху вниз. И зачастую региональные элиты копируют худшее, что есть наверху. В результате сакральность и недосягаемость власти у нас переносится и на региональный уровень, где целый ряд руководителей живут, варясь в собственном соку и набухая от величия. Сегодняшнюю систему управления в некоторых регионах я бы назвал ответственной безответственностью.

«СТРУКТУРА ПРАВИТЕЛЬСТВА ТРЕБУЕТ ПЕРЕЗАГРУЗКИ»

– Дмитрий Медведев активно проводил ротации региональных руководителей. Это эффекта не дало?

– Сам факт масштабной (а президент Медведев сменил более 60 губернаторов) смены региональных руководителей является абсолютно позитивным. Например, назначение мэром столицы Сергея Собянина привело к кардинальному улучшению системы управления огромным мегаполисом.

Однако в ряде регионов это не привело к кардинальному улучшению ситуации, в том числе потому, что кадровой конкуренции нет. Радикальное обновление управленцев – важнейший вопрос. Отсутствие конкуренции и неработающие лифты ведут к застою. Простых, линейных решений не существует. В целом на систему государственного управления нужен новый взгляд, свежие решения. В частности, следует активизировать работу над использованием института кадрового резерва.

– Что, по вашему мнению, нужно менять в правительстве, его структуре?

– Модель управления в XXI в., где скорость обмена знаниями и принятия решений на порядок возросла, жить в режиме старой модели управленческих схем – значит обрекать страну на неконкурентоспособность. Мое личное мнение – структура правительства требует перезагрузки и критерием этого должно стать управление по целям. При совершенствовании структуры кабинета нужно, образно говоря, не кубики переставлять, разделять или соединять министерства, перераспределяя функции, а исходить из понимания, что мы строим – бомбоубежище или небоскреб.

– Но многие не хотят жить в России. Ряд предпринимателей сейчас уезжают из страны. Насколько остра эта проблема?

– Такая проблема есть, ее не стоит преувеличивать, но ее нельзя и игнорировать. В современном мире идет жесткая конкуренция за человеческий капитал. Страны и корпорации борются за активных и талантливых людей, работают над улучшением условий их жизни и труда. Россия – часть глобального мира и глобальной конкуренции. И нам необходимо создавать механизмы и институты, привлекательные для людей. Человеческий капитал в России гораздо ценнее, чем нефть. Для его сохранения и роста крайне важна успешность таких проектов, как «Сколково» и международный финансовый центр.

– Вы полагаете, подобные проекты изменят пессимистические настроения?

– Должны изменить, ведь многие испытывают ностальгию по эпохе энтузиазма, ощущению пусть трудной, но интересной перспективы, духу вовлеченности в большие дела и главное – востребованности. Эти настроения нужно возродить через участие молодых людей в формировании и реализации актуальных задач. Драйвером роста в стране может стать сейчас только свободный и социально активный человек. Человек дела, нужный стране.

«СТАТЬ НАЧАЛЬНИКОМ ГИБДД»

– С 2011 г. должна была пройти либерализация энергорынка. Этого не произошло, чиновники еще более ужесточили условия работы на энергорынке. Некоторые иностранные инвесторы уже сказали, что не вложили бы денег в российскую электроэнергетику, если бы знали, что такова будет ситуация. И говорят, что сократят инвестпрограммы, а это значит, что будут сокращены стройки, т. е. это может ударить по вашему бизнесу?

– Энергореформа станет результативной, когда рынок будет способствовать притоку новых инвестиций, а надежность и современность энергокомплекса повысится. Инвестпрограммы в рамках текущих обязательств энергетических компаний в целом выполняются, так как есть эффективный стимулирующий механизм их реализации – договор о предоставлении мощности, по которому часть объектов уже введена, а часть в работе. «Замораживание строек» неэффективно для энергетических компаний – и тем более не в интересах государства. Кроме того, портфель заказов бизнес-группы Ru-com сконцентрирован не только на инжиниринге и энергостроительстве, мы хорошо диверсифицированы.

– Достигнута договоренность о вступлении России в ВТО. Какие последствия это может иметь для вашего бизнеса, в частности сельскохозяйственного?

– Вхождение в ВТО – правильный шаг. Россия может и должна получить преимущества от режима свободной торговли и доступа на новые рынки. В целом для экономики России более плотная интеграция в международный рынок – благо. Для нашей экономики это как расширение возможностей на внешних рынках, так и вызов – быть конкурентоспособными с импортом. Для агропромышленного дивизиона группы Ru-com повышаются риски уже осуществленных инвестиций. Объем инвестиций в модернизацию производственной базы агрохолдинга «КоПИТАНИЯ» составляет около 20 млрд руб. Инвестировали мы в одних условиях, а сегодня, при вступлении в ВТО, ситуация резко меняется. По нашим оценкам, только снижение или отказ от таможенных пошлин на свинину и продукты переработки приведут к ежегодным потерям российского свиноводства в размере десятков миллиардов рублей. А отказ от льготного налогообложения увеличит финансовую нагрузку и сократит инвестиционные ресурсы наших компаний. Выход – в усилиях самой отрасли, которая должна снижать затраты.

– В начале нашей беседы вы сказали, что Медведев сделал предложение возглавить ОКС и вы согласились. А если будущий премьер скажет: Михаил, вы так нужны стране, станьте министром! Сможете отказать?

– Мои друзья знают, что единственное, на что я могу сгодиться на госслужбе, – это стать начальником ГИБДД... Чтобы ее упразднить. Мне кажется, это назрело – и в прямом, и в переносном смысле. Правительство не должно быть спрятавшимся в кустах гаишником.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать