Статья опубликована в № 3110 от 28.05.2012 под заголовком: В путинских согласья нет

Как враждуют друзья Путина

Друзья Владимира Путина далеко не всегда ладят друг с другом. Когда речь заходит о деньгах, в ход идут обычные российские средства – внезапные проверки и заявления в прокуратуру
из архива The New Times
Гражданин мира Тимченко. Владимир Путин широко известен своими призывами не заглядывать за бугор и не шакалить у иностранных посольств. Но это когда речь об оппозиции. Когда речь о друзьях, президент мыслит вполне по-европейски.

«Я гражданина Тимченко знаю давно, с периода работы в Петербурге. Он работал со своими друзьями и коллегами в «Киришинефтеоргсинтезе», такая компания есть, Киришский нефтеперерабатывающий завод. И когда пошел процесс приватизации, они отделили свою часть, которая занималась экспортом нефти, нефтепродуктов. Просто сделали частную компанию, где-то в самом начале 1990-х гг. И вот постепенно начали эту компанию развивать. Он пришел в бизнес не вчера, не позавчера – с первого шага, когда была разрешена приватизация. И уверяю вас (я знаю, что много пишут по этому вопросу), абсолютно без всякого моего участия, они просто создали компанию и работали. И когда объемы стали такими, что потребовалось, чтобы кто-то из них обязательно был на той стороне границы, организовывал эту работу. Вот как я себе представляю, они и выбрали его для того, чтобы он переехал туда и там продолжил корпоративную работу. И, насколько мне известно, действительно принял это финское гражданство, но он является гражданином России, насколько мне известно, тоже», – рассказывал Путин на встрече с писателями, отвечая на вопрос Захара Прилепина. Все дело в отсутствии безвизового режима с Европой. «Невозможно организовывать работу должным образом. И такая проблема у многих представителей бизнеса. Только процентов 90 скрывают, что имеют грин-карты или гражданство, а он нет, вот и всё», – добавил Путин. Отстаивая право Тимченко иметь двойное гражданство, Путин сказал: «Я считаю, что нормально, когда в современном мире человек может выбрать любое место жительства и чувствовать себя связанным со своей родиной. Это абсолютно цивилизованная позиция... Это цивилизованный подход. Повторяю еще раз: насколько мне известно, г-н Тимченко является гражданином Российской Федерации, а всё, что связано с его бизнес-интересами там, это его личное дело, я никогда туда не лез и лезть не собираюсь. Надеюсь, что и он в мои дела никогда нос совать не будет». Тимченко живет в Швейцарии, в особняке, расположенном на берегу Женевского озера в предместье Колоньи (этот домашний адрес указан при регистрации фирм Тимченко в Люксембурге – Carring Finance SA и Maples SA – в Сборнике Великого герцога Люксембургского об обществах и ассоциациях). Интересно, что, судя по данным СПАРК, Тимченко гражданин не только России и Финляндии, но и Швейцарии. Его швейцарское гражданство указано в СПАРК в сведениях о владельцах петербургского ООО «Успех» на 2010 г. Представитель Тимченко говорит, что у бизнесмена нет швейцарского гражданства.

Путин о единстве

«Самое главное, на мой взгляд, в том, что у нас в результате этой [предвыборной] борьбы, которая совершенно очевидно имела место, произошла консолидация внутри самого нашего общества. И это очень важный, мне кажется, самый главный результат: когда подавляющее большинство наших граждан осознало, что нужно принять решение... Хочу сказать, что это была важная работа не только для победы конкретного кандидата на выборах... но еще важнее эта консолидация общества и понимание – понимание того, что событие, которое будет проходить, оно важно. И еще важнее – единство» (Владимир Путин на мартовской встрече со сторонниками). Сайт правительства РФ

Шамалов VS. Горелов

Большие охотничьи угодья с землями, домами и обслуживающим персоналом – так там уже всех кабанов посчитали по головам. Отношения разрушились» – так, с грустью, один питерский предприниматель говорит о конце многолетней дружбы двух знакомых Путина – Николая Шамалова и Дмитрия Горелова.

Они прославились как строители «дворца Путина» в декабре 2010 г. Тогда их бывший партнер Сергей Колесников, предусмотрительно уехавший из России, написал в открытом письме Дмитрию Медведеву, как Шамалов и Горелов зарабатывали миллиарды на закупках медоборудования для больниц, собирали деньги с олигархов и строили дворец для Путина.

Горелов и Шамалов – оба с медицинским образованием и оба, по словам их знакомых, имели отношение к госбезопасности – давно входят в ближний круг Путина. В 1991 г. Путин возглавил комитет по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Для закупок медоборудования город учредил компанию «Петромед», где Горелов стал гендиректором (а Колесников – его заместителем). Шамалов работал в комитете по внешним связям, занимался медицинскими закупками, а впоследствии возглавил петербургское представительство одного из основных поставщиков – Siemens.

После того как в марте 2000 г. Путин стал президентом, перед Гореловым и Шамаловым открылись новые горизонты. «В начале 2000 г. г-н Н. Т. Шамалов, представитель компании Siemens по Северо-Западу, обратился к «Петромеду» с предложением от бывшего на тот момент президентом Путина предоставить финансирование для ряда крупных контрактов в сфере государственного здравоохранения <...> – писал Медведеву Колесников. – Шамалов сказал, что Путин вызвал его к себе домой для обсуждения некоей деловой возможности, связанной с тем, что он, Путин, стал президентом. Как позднее объяснил Шамалов, условием финансирования этих контрактов Путин сделал перевод «Петромедом» 35% от суммы контракта на зарубежные счета. Нам было сказано, что эти контракты будут финансироваться олигархами, готовыми делать благотворительные взносы, чтобы помочь новому президенту. А деньги, накопленные на зарубежных счетах, будут возвращаться и инвестироваться в российскую экономику под непосредственным присмотром Путина». Первый взнос, пишет Колесников, поступил в 2001 г. от Романа Абрамовича – он предоставил $203 млн, затем последовал взнос на $14,9 млн от Алексея Мордашова.

Часть денег Шамалов и Горелов потратили на покупку акций банка «Россия» и «Согаза», а для инвестирования «в российскую экономику» создали фирму «Росинвест». Самый известный проект «Росинвеста» – черноморский «дворец Путина», о котором рассказал все тот же Колесников. Но были и менее скандальные: например, строительство модульных медицинских центров, которые по нацпроекту «Здоровье» возводила группа компаний «Модуль»; ее совладельцами были Горелов, Шамалов, Колесников и их московский партнер Вадим Можаев. Этот проект знакомый партнеров оценивает в несколько десятков миллиардов рублей. «Росинвест» также инвестировал в ООО «Приморская верфь» на базе Выборгского судостроительного завода – это был проект верфи для строительства крупнотоннажных судов и нефтяных платформ, который оценивался в 38 млрд руб. ВЭБ должен был обеспечить 60% финансирования. Совладельцами «Приморской верфи» были Шамалов, Горелов и Колесников. Наконец, у «Росинвеста» было 40% в ООО «Росавиаинвест», которое, как рассказал «Ведомостям» источник, близкий к «Росавиаинвесту», инвестировало в бизнес-терминал в аэропорту «Пулково-2». Кстати, у Шамалова и его партнеров есть около 100 000 га охотничьих угодий в Приозерском районе Ленинградской области – правда, вряд ли это можно считать инвестпроектом.

Почему друзья начали делить кабанов?

«На окологосударственных проектах все партнеры зарабатывали, как могли, и так получилось, что затраты были большие, а результаты не очень, – объясняет близкий к Горелову источник. – Кризис [2008 г.] усугубил положение. Когда сверху поинтересовались, что сделано, обнаружилось, что не так много. А дальше получилось, как в известном высказывании: у победы много отцов, а поражение – сирота. Нужно было определить, куда делись деньги. Этот вопрос для дружбы самый сложный. Собрались четыре друга [Шамалов, Горелов, Колесников и Можаев] и начали разбираться с финансами, и у самого незащищенного [Колесникова] не выдержали нервы».

Колесников говорит, что если бы он решил уехать позже, то мог бы оказаться под арестом. Можаева в ноябре 2010 г. арестовали по делу о вымогательстве $1 млн у представителей Toshiba (в марте этого года он получил три года условно). В декабре 2010 г. Колесников, обосновавшийся в Штатах, выступил со своими разоблачениями. Все эти события могли катализировать «межличностный конфликт» Шамалова и Горелова, утверждает источник, близкий к последнему.

Проекты решили закрывать, а «Росинвест» – ликвидировать. В марте 2011 г. знаменитый «дворец Путина» был продан Александру Пономаренко исходя из оценки завершенного объекта примерно в $350 млн (тогда он был построен на 70–80%). Выборгский судостроительный завод продали государственной Объединенной судостроительной корпорации за 1,8 млрд руб. в феврале 2012 г. «Приморскую верфь» признали банкротом в январе 2012 г. 40% «Росинвеста» в «Росавиаинвесте» оказались у фирмы «Инвестверитас», на 25% принадлежащей Шамалову. Он же владелец 30% «Авиа групп норд», купившей центральное здание терминала «Пулково-2» (еще 70% – у Геннадия Тимченко).

Но мирно поделить наследство «Росинвеста» не получилось.

В декабре 2011 г. Горелов написал заявление в прокуратуру Санкт-Петербурга (текст есть у «Ведомостей», подано заявление или нет, в прокуратуре выяснить не удалось). В нем сказано, что входившая в группу «Модуль» компания «Росмодульстрой», где у Горелова 25%, подверглась «рейдерскому захвату» – «преднамеренному банкротству и отчуждению активов по явно заниженной цене». Для этого, по версии Горелова, сначала была создана «искусственная задолженность» (339,3 млн руб.), а затем в счет задолженности «кредитору» были переданы активы компании (завод по производству модулей) стоимостью 1,1 млрд руб. Это решение было принято на внеочередном собрании участников общества, о котором, как пишет Горелов, он «не был надлежащим образом уведомлен». По мнению Горелова, «действия по преднамеренному банкротству» «Росмодульстроя» осуществляла «группа лиц во главе с председателем совета директоров [«Росмодульстроя»] Владимиром Васильевым и генеральным директором Соколовым».

«Изначально все были настроены на то, что нужно довести по проекту все, что положено, до конца и закрыть проект, а что касается завода [по производству модулей] – понять его целесообразность. И если он не нужен – продать, – рассказал близкий к Горелову источник. – Г-ном Шамаловым было предложено, что управленческий процесс по завершению этого проекта возглавит Васильев... Понятно, что Горелов по-человечески обижен... Сказали: давайте будем закрывать проект, а фактически его просто кинули».

«Васильев здесь ни при чем, – защищает Васильева один из его партнеров. – Его привлекли как строителя для этих блочных медцентров и предложили ему за работу 10% «Росмодульстроя». Но когда он работу сделал, эти обещания стали трансформироваться, попросили заплатить денег за эту долю. В итоге он просто вышел из проекта [как совладелец], ему дали то ли технику, то ли что-то еще. Он не является равным партнером, не является идеологом. Начались противоречия между Шамаловым и Гореловым. Причина – деньги».

Васильев и Шамалов проигнорировали запрос «Ведомостей», Горелов отказался от комментариев.

Сечин VS. Ротенберги

В один из осенних дней прошлого года в офис компании «Северный европейский трубный проект» (СЕТП) братьев Ротенбергов на Мичуринском проспекте нагрянули с проверкой сотрудники Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Найти СЕТП удалось не сразу: «Фактический адрес, по которому на самом деле располагалась компания, отличался от юридического, – вспоминает начальник управления контроля промышленности ФАС Максим Овчинников. – Мы нашли ее исключительно благодаря курьеру, который пришел относить почту. Попросили его показать, где они сидят. И так дошли до офиса на Мичуринском проспекте». «В офис нас долго не пускала охрана, представители компании вызвали милицию, но та, проверив наши документы и полномочия, посчитала наши действия законными, – продолжает Овчинников. – И мы в итоге вошли. Кабинеты у всех сотрудников к тому моменту были уже убраны, они были чистенькие, ни у кого не было документов. Сразу в кабинетах выключился свет, сервер стал недоступен, все компьютеры не работали. Но убрать документы из кабинета гендиректора они не успели. В итоге мы провели проверку с выемкой документов».

Владельцы СЕТП Аркадий и Борис Ротенберги из Петербурга познакомились с Путиным на почве дзюдо; Путин до сих пор числится почетным президентом основанного братьями дзюдоистского спортклуба «Явара-Нева». С 2005 г. Ротенберги – основные поставщики труб для «Газпрома», выигрывают подряды монополии на миллиарды долларов (в этом месяце стало известно, что СЕТП выиграл очередной лот на 42,8 млрд руб.).

«Нас заинтересовало отсутствие прямых поставок труб от производителей «Газпрому», – объясняет Овчинников. – Были факты согласования цен, были факты согласования объемов, а прямых поставок не было». По словам чиновника, расследование ФАС проводила полгода, никаких трудностей не возникало.

Почему ФАС заинтересовалась Ротенбергами в 2011 г., хотя их компании – основные поставщики труб для «Газпрома» как минимум с 2005 г.? Овчинников объясняет, что в последнее время «контракты заключали только с СЕТП, а это может быть признаком ограничения конкуренции, что стало основанием для возбуждения дела». Но интереснее другое: проверка, как выяснили «Ведомости», началась после распоряжения тогдашнего вице-премьера Игоря Сечина, а он, как и Ротенберги, входит в ближний круг Путина.

«В 2010–2011 гг. были конфликты металлургов и их потребителей. Трубники пожаловались на металлургов. Они попали в ножницы – цена «Газпрома» была фиксированной, а издержки на сырье росли. Мы получили поручение от вице-премьера Сечина проверить всю цепочку, – объясняет Овчинников. – Когда мы начали проверять эту цепочку на стыке трубники – «Газпром», посмотрели, как проходят тендеры в «Газпроме», то выяснили, что в тендерах участвуют только посредники, а трубники вообще не участвуют. И так шаг за шагом мы пришли к совокупности факторов, которые указывают на наличие возможного сговора между трубными компаниями».

Рассмотрение дела в ФАС должно состояться 29 мая.

К чему может привести проверка?

«Если ФАС выявит факты, подтверждающие наличие картельного сговора между производителями труб большого диаметра, то административная ответственность участников картеля составит 1–15% оборота за прошедший год. Но возможна и уголовная – по ст. 178 УК в виде лишения свободы до семи лет. Материалы антимонопольного дела могут быть переданы в правоохранительные органы для проведения расследования по ст. 178 УК. Если будет доказано, что организатором является посредник, ему грозит только штраф», – говорит Овчинников.

Знакомый Ротенбергов обращает внимание на то, что проверка, затеянная по жалобе трубников, в итоге пришла и к самим трубникам. Он полагает, что если ФАС действительно предъявит претензии, то, учитывая влияние Сечина, это может заставить поменять всю схему, по которой компании Ротенбергов работают с «Газпромом» и с производителями труб. Собеседник «Ведомостей» считает, что Сечин таким образом «портит братьям нервы», но никакой политики в этом нет, а есть «внутриклановые интересы». Он уверен, что российская трубная отрасль вообще не готова к конкуренции в западном ее понимании, а координация со стороны компаний Ротенбергов, которых называют «посредниками», помогла отрасли выжить и развиваться: трубники получали гарантии на будущее, что их продукция будет востребована и вовремя оплачена, а «Газпром» – выполнение графиков поставок.

Сечин и Ротенберги не ответили на вопросы «Ведомостей».

Сечин VS. Тимченко

У Сечина есть разногласия не только с Ротенбергами, но и с еще одним давним знакомым Путина – нефтетрейдером и совладельцем группы Gunvor Геннадием Тимченко. Последнее время Сечин в разговорах с коллегами не скрывал своего раздражения по поводу того, что Тимченко может позволить себе жить «легальным миллиардером», тогда как он «горбатится, как папа Карло, день и ночь».

В прошлом между ними был мир, Сечин даже помогал Тимченко в некоторых вопросах. Они знакомы с 1990-х, когда Тимченко с партнерами экспортировал нефтепродукты Киришского НПЗ, получая от петербургской мэрии квоты на экспорт. Сечин работал в питерской мэрии вместе с Путиным. После переезда в Москву вслед за Путиным Сечин помогал бизнесу Тимченко. Например, как вспоминал бывший глава «Совкомфлота» Дмитрий Скарга, Сечин в 2003 г. просил его посодействовать Тимченко во фрахте танкера. Сечин мог оказать Тимченко поддержку в его разводе с партнерами по нефтетрейдеру «Кинэкс», убедив президента «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова подписать контракт с нефтетрейдером «Сургутэкс» Тимченко, а не с его бывшими компаньонами. Позже Сечин помог Тимченко урегулировать ситуацию в «Транснефти» в 2006 г. По мнению бывшего чиновника правительства, когда у Тимченко возникли разногласия с тогдашним главой «Транснефти» Семеном Вайнштоком по поводу графиков транспортировки нефти, был задействован ресурс Сечина. И в апреле 2006 г. «Транснефть» покинул Сергей Евлахов, отвечавший за транспортировку, учет и качество нефти, а также за экспортные графики. Правда, тогда Вайнштоку, который имел прямой доступ к Путину, удалось Евлахова отстоять, и тот в июне 2006 г. вернулся в «Транснефть», но в 2007 г. компанию покинул уже сам Вайншток.

Разногласия между Сечиным и Тимченко начались в 2008 г., утверждает близкий к Сечину источник: камнем преткновения стало детище Сечина – «Роснефть». Сечин с 2004 г. был председателем совета директоров «Роснефти», благодаря ему эта компания выросла, получив активы, отобранные у ЮКОСа.

«Роснефть» – один из основных контрагентов тимченковского нефтетрейдера Gunvor. И вот в 2008 г. на руководящие должности в «Роснефть» пришли несколько человек, так или иначе связанных с Тимченко.

В феврале 2008 г. вице-президентом компании, курирующим нефтепродуктообеспечение, стал Игорь Ромашов, который с 2003 г. был гендиректором подконтрольного Тимченко «Трансойла» – крупнейшего частного перевозчика нефти и нефтепродуктов по железной дороге.

В марте 2008 г. вице-президентом, отвечающим за маттехобеспечение и закупки, стал Павел Заблоцкий, который раньше возглавлял ЗАО «Пикон лтд», специализирующееся на консалтинге и инжиниринговых услугах для нефтянки. 10% «Пикона» – у Заблоцкого (на 2009 г., СПАРК), а 90% – у шведского предпринимателя Владимира Пинчука – знакомого Тимченко. Пинчук и Тимченко вместе занимаются благотворительностью: шведский предприниматель вместе с подконтрольным Тимченко «Сургутэксом» основали в Ленинградской области благотворительный фонд «Ключ» (на его сайте есть забавная фотография: жителю Женевы Тимченко вручают белые валенки). Кроме того, Заблоцкий в 2008–2009 гг. входил в совет директоров «Стройтрансгаза» Тимченко.

В сентябре 2008 г. вице-президентом «Роснефти» был назначен Эдуард Худайнатов – член совета директоров все того же «Стройтрансгаза». В сентябре 2010 г. он возглавил «Роснефть».

Заблоцкий и Ромашов покинули «Роснефть» в 2011 г. Об этом позаботился Сечин, говорит близкий к нему источник: «Страсти тогда очень накалились. Тимченко негодовал в своей Швейцарии». А Худайнатов, как говорят несколько собеседников, близких к «Роснефти», переориентировался на Сечина. На прошлой неделе Сечин стал предправления «Роснефти», а Худайнатов – его первым заместителем.

Ромашов отказался от комментариев. Связаться с Заблоцким не удалось. Представитель «Роснефти» отверг существование каких-либо противоречий между Сечиным и Тимченко. «Геннадий Тимченко не продвигал кого бы то ни было в компанию «Роснефть». Г-н Сечин не имел и не имеет отношения к бизнесу Геннадия Тимченко», – утверждает представитель Тимченко.

«Путин намеренно создает в своем окружении систему сдержек и противовесов, – полагает руководитель Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. – Поэтому и возникают структуры с дублирующими функциями, пересечения сфер влияния разных людей – принцип «разделяй и властвуй» никогда не перестанет быть актуальным».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать