Статья опубликована в № 3120 от 09.06.2012 под заголовком: Бегство от конфликта

Как связаны новые члены правительства и частный бизнес

Известный пиарщик Михаил Дворкович объявил вчера, что уходит со всех должностей, чтобы никто не мог упрекнуть его брата Аркадия, назначенного вице-премьером, в конфликте интересов. Другие родственники новых министров и вице-премьеров следовать его примеру вроде бы не собираются
  • Роман Шлейнов
Михаил Дворкович
М. Алешковский ИТАР-ТАСС
На одной доске

Зиявудина Магомедова и Аркадия Дворковича связывают не только студенческие годы, но и шахматы. Магомедов спонсировал инициативы Дворковича по развитию шахматного спорта – шахматную гостиную имени Владимира Дворковича, детскую шахматную комнату. Отец Дворковича Владимир Дворкович был гроссмейстером, международным шахматным арбитром, мать Галина Дворкович основала Фонд поддержки шахматного творчества. В феврале 2010 г. Аркадий Дворкович предлагал назначить Магомедова председателем правления Российской шахматной федерации. Близкий к группе «Сумма» источник подтвердил, что Магомедов уже много лет помогает шахматной федерации, но подчеркнул, что с должностью Дворковича это никак не связано.

Козак-младший

Сын Дмитрия Козака был связан с сотрудниками Магомедова. Алексей Козак владел ООО «РЭД», в 2011 г. прекратившим существование. РЭД занималась недвижимостью. Другие совладельцы РЭД – предприниматели Вячеслав Голубин и Дмитрий Глазков владели ООО «СК девелопмент», управлявшим земельными активами «Суммы». «СК девелопмент», как говорит источник, близкий к «Сумме», был создан после того, как группа купила большое количество земли, предполагая заняться ленд-девелопментом. «Этот бизнес достаточно удачно начался в начале 2000-х и практически закончился к 2009 г. «СК девелопмент» создали для управления девелоперским пакетом. А сейчас многое уже сделано и земля удачно продана», – объясняет источник.

Финансово-оборонные системы

Вот какие данные о «Финансовых системах» можно найти в СПАРК, отчетах компаний и на сайте Федеральной антимонопольной службы (ФАС). В 2007 г. фирма «Финансовые системы» владела 7,01% Улан-Удэнского авиационного завода (выручка в 2007 г. – 5,598 млрд руб.). 68,08% завода было у «Оборонпрома», а 5,25% – у ЗАО «Лидер», аффилированного с петербургским банком «Россия» Юрия Ковальчука – знакомого Владимира Путина. В 2007 г. «Финансовые системы» владели 50% созданного тогда же ОАО «Сатурн» (капвложения и производство двигателей и турбин), зарегистрированного по тому же московскому адресу, что и структуры «Оборонпрома». К 2011 г. «Сатурном» владел «Оборонпром». В 2009 г. «Финансовые системы» ходатайствовали перед ФАС о приобретении 50,75% чувашского предприятия «Электроавтомат». В 2010 г. «Финансовые системы» владели 29% ОАО «Электромашиностроительный завод Лепсе», поставляющего электрооборудование для авиатехники. И хотели довести свой пакет до 78,8%, но ФАС отказала. До 2008 г. «Финансовые системы» владели долей в фирме «Резерв-М», отошедшей впоследствии сестре Алины Кабаевой.

«За хризотил!»

Россия – основной производитель хризотилового асбеста в мире (у нас в этой индустрии занято около 400 000 человек) и крупнейший его экспортер в такие страны, как Индия, Китай, Таиланд, Индонезия, Вьетнам и Иран. Напротив, в Великобритании, ЕС, Японии, Австралии, Южной Корее, Израиле, на Тайване, в Сингапуре и многих промышленно развитых странах асбест запрещен. По данным Международной организации труда, от асбестообусловленных заболеваний ежегодно умирает до 100 000 рабочих. Во всем мире асбестовая индустрия с середины 1980-х гг. потратила на лоббистские усилия по сохранению хризотилового асбеста на рынке не менее $100 млн, по данным американского The International Consortium of Investigative Journalists (ICIJ). Представители индустрии говорят, что контролируемое использование хризотилового асбеста безопасно, а международная кампания против него связана с интересами западных производителей альтернативных материалов. В России действует Хризотиловая ассоциация (среди ее основателей была и дочерняя фирма «Ураласбеста» – ООО «Асбест») и движение «За хризотил!». «Мы чувствуем абсолютную поддержку со стороны государства», – заявил ICIJ представитель Хризотиловой ассоциации.

Владимир Путин:

«Он сам руководит, сам своим аффилированным с ним структурам выдает деньги, они зарабатывают прибыль. Вроде бы и законно. Вроде бы! Ну совсем оборзели уже! Извините, просто слов нет других». Ведомости, 2011 г.

Близкие Дворковича

Аркаш! Ты можешь правда сюда приехать?!» – кричит владелец девелопера «Миракс» Сергей Полонский, вырвав трубку у своего советника Михаила Дворковича. Дело было на одной из московских строек, которую Полонский не мог поделить с партнерами – дошло чуть не до рукопашной. Тогда Полонский и обратился к Аркаше напрямую. Этот ролик в прошлом году пользовался большой популярностью на YouTube. Правда, потом Полонский объяснял в своем «Живом журнале», что Аркаша был вовсе не Дворкович.

Михаил Дворкович – разносторонний человек. Он занимался консалтингом и пиаром в разных структурах – от «МДМ банка» и Минэкономразвития до Госдумы и Ассоциации менеджеров России. Был советником Полонского в «Мираксе», советником Артема Аветисяна – президента и владельца оценочной компании «НЭО центр».

В СПАРК можно узнать, что с 2009 г. Дворкович владеет 10% казанского ООО «Спортинтек». «Компания занимается обустройством спортивных объектов, – рассказывает ее основной владелец – зампред партии «Правое дело» Вячеслав Маратканов. – Дворкович помог нам с нуля раскрутить компанию, занимался ее брендингом. В этом деле он суперспециалист, поэтому мы решили без апелляции к его родственным связям взять его в акционерный капитал».

И вот теперь Дворкович уходит из консалтинга, чтобы не мешать брату руководить. В отличие от брата Аркадия Дворковича его жена – Зумруд Рустамова – ни с каких постов уходить не собирается. Она раньше была чиновницей, а сейчас заседает в советах директоров серьезных частных компаний.

Рустамова рассказывала, что с будущим мужем познакомилась в 2001 г. в кабинете Германа Грефа, в том же году они поженились, в 2004 г. она покинула госслужбу – уходила с должности замминистра экономразвития: «Когда я начала искать работу, был ряд предложений, я прекрасно понимала, что это не только потому, что я «талантливый» менеджер. Если ты 10 лет отработал на госслужбе, естественно, у тебя есть какие-то связи и ты умеешь ими пользоваться, но это тоже мой актив». Рустамова приняла предложение хорошего знакомого – президента СУЭК Владимира Рашевского. На должности вице-президента СУЭК она за месяц зарабатывала больше, чем в министерстве за год.

В 2006 г. супруга Дворковича возглавила кипрское представительство «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова, стала заместителем гендиректора в другой компании бизнесмена, «Полиметалла». В том же году Рустамова стала независимым директором ММК Виктора Рашникова, а в 2009 г. вошла в совет директоров «Полюс золота» (компания Керимова и Михаила Прохорова).

«Мой муж назначен вице-премьером, и я не вижу ничего, что в моей жизни должно поменяться, – говорит сейчас Рустамова. – Я не вижу проблем ни для одной из компаний, ни для «Полюс золота», ни для ММК. Нет никаких интересов или вопросов, которые через меня можно было бы решать. «Шереметьево» – единственная госкомпания, в совет директоров которой я вхожу, но Аркадий Владимирович не будет курировать вопросы Московского авиационного узла. Это остается за Игорем Шуваловым. В совет директоров «Шереметьево» я была приглашена Шуваловым, и у меня нет никаких материальных интересов работы в совете, так что не вижу оснований для выхода».

У Дворковича в бизнесе не только родственники, но и друзья. Когда он был только назначен вице-премьером, курирующим промышленность, ТЭК, транспорт и сельское хозяйство, один из его коллег по правительству едко заметил: «Вот теперь мы и посмотрим, как Аркадий Владимирович будет избегать конфликта интересов с Зиявудином Магомедовым и другими бизнесменами».

С Магомедовым, группа «Сумма» которого успешно работает во всех подведомственных новому вице-премьеру отраслях, Дворкович вместе учился на экономфаке МГУ. «Мы с ним [Дворковичем] знакомы со студенческих времен и дружим до сих пор», – рассказывал Магомедов «Ведомостям». Помогает ли Дворкович в бизнесе? «Нет. В бизнесе я сам себе помогаю», – говорил Магомедов.

«Получилось так, что часть отраслей, которые Дворкович курирует, коррелируют с предметом компетенции Магомедова. Как с этим быть? У Дворковича чрезвычайно широкая сфера ответственности, и, разумеется, и Магомедов, и Дворкович сами заинтересованы в том, чтобы эта ситуация не вызывала вопросов», – рассуждает источник, близкий к «Сумме».

Бывшие сотрудники администрации президента утверждают, что во многом благодаря помощнику президента (прежняя должность Дворковича) Магомедов смог найти понимание и поддержку у Дмитрия Медведева. Есть, правда, и другая версия. «Знакомство состоялось через супругу президента Светлану Медведеву, – говорит бизнесмен из окружения Магомедова. – В возглавляемый Медведевой благотворительный фонд социально-культурных инициатив Магомедов делал крупные пожертвования». Сын вице-президента фонда Татьяны Шумовой – Борис Шумов работает у Магомедова советником.

Собеседник, близкий к «Сумме», говорит, что с Медведевым Магомедов познакомился в одной из президентских поездок и ни Дворкович, ни Медведева тут ни при чем. Что до фонда, так туда кроме «Суммы» дают пожертвования десятки компаний. А Шумов был советником Магомедова, поскольку курировал его благотворительный проект – реконструкцию Морского собора.

Есть у Дворковича и собственное дело. Он единственный учредитель автономной некоммерческой организации «Модернизация», которая помогает «выстраивать отношения с институтами развития». «Мы готовы осуществить предварительную экспертизу ваших проектов, оказать консультационную помощь, а также обеспечить сопровождение проектов на всех этапах их реализации», – говорится о «Модернизации» на сайте комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при президенте (Дворкович – ответственный секретарь комиссии).

«Мы сотрудничаем по всему спектру вопросов, – рассказывает о взаимодействии с президентской комиссией руководитель «Модернизации» Никита Одинцов. – «Модернизация» создавалась как раз для того, чтобы помогать тем, кто связан с инновациями, модернизацией и т. д.». По словам Одинцова, государственных денег здесь нет: «Нам этого и не надо». Дворкович, по его словам, в работе не участвует: «Мы работаем, как и другие некоммерческие организации, минуя общение с Дворковичем». О деньгах Одинцов говорить отказался.

Сам Дворкович по вопросу конфликта интересов был краток: «Есть порядок урегулирования конфликта интересов. При возникновении любого риска я должен буду сообщить об этом в соответствующую комиссию, которая рассматривает подобные вопросы».

Близкие Козака

Сын вице-премьера Дмитрия Козака Алексей работает в «ВТБ капитале». Кроме того, он является партнером по бизнесу сотрудников Магомедова. Согласно СПАРК, у Козака-младшего есть доля (15,5%) в подмосковной фирме ЮВА, которая с 2008 г. была аффилирована с Первой горнорудной компанией группы «Сумма» . Еще один совладелец ЮВА, Вячеслав Голубин, – гендиректор магомедовской фирмы «Инвестор». У «Инвестора» есть доли в компаниях, которые входят в группу «Сумма» (есть и другие пересечения, см. врез).

«Голубин и сын Козака знакомы давно, еще до того, как Голубин стал работать с Магомедовым, – рассказывает близкий к «Сумме» источник. – Именно благодаря Голубину состоялось знакомство Магомедова с Козаками».

Дмитрий Козак курирует олимпийские стройки. В Сочи есть бизнес-интересы у бывших партнеров Магомедова – братьев Ахмеда и Магомеда Билаловых. В 1993 г. Магомедов и Билаловы основали компанию «Интерфинанс», которая потом и стала «Суммой» (в 1998 г. бизнес был поделен).

«Красная Поляна» Магомеда Билалова строит неподалеку от Сочи спортивно-туристический комплекс «Горная карусель», в 2007–2009 гг. Магомедов тоже участвовал в этом проекте. «[Сейчас] ни одного олимпийского объекта у «Суммы» нет и сфера деятельности компаний группы не пересекается с той сферой, за которую отвечает Козак», – говорит близкий к «Сумме» источник. Знакомство Магомедова с Козаками не касается коммерции, добавляет он.

Представитель Дмитрия Козака сказал, что Козак с Магомедовым «знаком поверхностно, приятельских, дружеских или деловых отношений у них никогда не было». К Козаку никто и никогда не обращался с просьбами об оказании содействия в бизнесе Магомедову. О «каком-либо сотрудничестве и бизнес-связях» Козака-младшего и Магомедова вице-премьер тоже не слышал. Компания ЮВА, по информации Алексея Козака, никогда не имела каких-либо отношений с Магомедовым. Магомедова и Билалова Козак-старший тоже вместе никогда не видел. «Порядок разрешения конфликта интересов в необходимой и достаточной степени регламентирован. При возникновении конфликта интересов госслужащий должен известить о нем своего руководителя. А в случае несоблюдения этого требования госслужащий подлежит увольнению», – заключает представитель Козака.

Близкие Мантурова

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров начинал свою карьеру в середине 1990-х с экспорта запчастей для вертолетов. Попал он в этот бизнес благодаря своему тестю – Евгению Киселю, который в те годы поставлял вертолеты Ми-8 Улан-Удэнского авиационного завода в Индию, на Шри-Ланку и в Китай. В 1997 г. Мантуров стал заместителем гендиректора Улан-Удэнского авиационного завода, с которым работал его тесть, а в 1998 г. – партнером Киселя в его фирме, торговавшей запчастями для вертолетов.

В 2003 г. Мантуров возглавил государственный «Оборонпром» (сейчас входит в «Российские технологии»). И в том же году появилась фирма ООО «Финансовые системы», гендиректор которой Евгений Максимов работал одновременно с Мантуровым на Улан-Удэнском авиационном заводе также заместителем гендиректора. «Финансовые системы» стали получать доли в оборонных предприятиях. К 2007 г. фирма числилась совладельцем нескольких оборонных заводов и объединений (см. врез).

В 2009–2010 гг. Федеральная антимонопольная служба дважды отказывала «Финансовым системам» в просьбе увеличить свои доли в предприятиях оборонки. И оба раза потому, что «не удалось установить достоверных сведений о действительных владельцах ООО «Финансовые системы».

Кто стоит за этой фирмой? Единственным ее владельцем, согласно СПАРК, является кипрская Monticello Holdings, которая тоже числилась владельцем российских оборонных заводов. Помимо этого Monticello названа владельцем доли в фармацевтической фирме «СМТ-технологии», совладельцем которой числился нынешний руководитель «Оборонпрома» Андрей Реус.

По мобильному телефону, указанному при регистрации «Финансовых систем», «Ведомостям» отказались сообщить их координаты. «Это секрет», – ответил собеседник.

«Ведомости» выяснили, что компания имела отношение не только к оборонке, но и к фирмам, связанным с гостиничным и косметологическим бизнесом Мантурова и его супруги Натальи, а также с родственниками депутата Госдумы Алины Кабаевой.

«Дочка» «Финансовых систем» – ООО «Гостиничные технологии» управляет 4-звездочным отелем в Геленджике – SPA Hotel & Wellness «Приморье», открытым в 2010 г. На сайте отеля, в частности, разрекламирован его ресторан «Трофей» – «творение современных архитекторов и дизайнеров, создавших уникальную атмосферу английского охотничьего дома». Этот ресторан, по словам бывшего работника, раньше относился к геленджикской фирме «Приморье-маэстро», которая сейчас не действует, ее 85% были у Мантурова, а остальные 15% – у «Пансионата с лечением «Приморье» профсоюза «Оборонпрома». По адресу пансионата «Приморье» значится и фирма «Приморье косметология», принадлежащая Наталье Мантуровой. Она специалист по пластической хирургии, владеет клиникой пластической хирургии «Ланцет», которая появилась в конце 1990-х на базе больницы № 1 управделами президента.

Еще одной «дочкой» «Финансовых систем» была московская фирма «Резерв-М», занимавшаяся операциями с недвижимостью. Как рассказала секретарь фирмы, с августа 2008 г. гендиректор компании и ее единственная собственница – младшая сестра Алины Кабаевой Лейсан Кабаева, специалист в области гостиничного бизнеса.

Представитель «Оборонпрома» сообщил «Ведомостям», что Реус не является ни бенефициаром Monticello Holdings и «Финансовых систем», ни деловым партнером Мантурова. Представитель Минпромторга передал «Ведомостям», что все активы, которыми владел Мантуров, при его переходе на госслужбу в соответствии с законом были переданы в доверительное управление. А комментировать деятельность отдельных коммерческих лиц министерство не вправе.

Близкие Топилина

Новый министр труда и социального развития Максим Топилин в социально-трудовой сфере больше 20 лет. А его супруга Мария Топилина связана с асбестовой индустрией, которая запрещена во многих странах как опасная для здоровья (см. врез). В 2005 г. Топилин стал главным государственным инспектором труда, а его супруга – владельцем 20% «Минерал трейдинга», торгующего рудой и химическими веществами. 60% фирмы – у бизнесмена Андрея Есина, входившего в совет директоров крупнейшего российского производителя асбеста – «Ураласбеста» (выручка в 2011 г. – 9,4 млрд руб.). До 2007 г. Есин возглавлял московское представительство компании из южно-африканской группы CJ Petrow Group, поставляющей хризотиловый асбест в развивающиеся страны.

«Я как закончила институт 20 лет назад, так и работаю в этой сфере, – рассказала Топилина. – Искать тут какие-либо связи бесполезно. Мне что, теперь взять и уйти с работы? Я бы с удовольствием не работала, но, к сожалению, не могу себе этого позволить».

По словам Топилиной, ее работа «абсолютно никак» не связана со сферой деятельности ее мужа и ей вряд ли придется что-то менять. «Если вы говорите про этот комбинат [«Ураласбест»], то это градообразующее предприятие и любое государство будет поддерживать градообразующее предприятие, не будет его давить», – говорит супруга министра. «От Министерства труда асбестовая индустрия не зависит, – считает она. – Все, что касается правил, связанных с вредными условиями труда, регламентируется законом. Министерство не устанавливает никаких особенных правил, есть общие правила, здесь никаких привилегий быть не может». По ее мнению, конфликта интересов тут нет: «Всю информацию мы предоставляем. Ничего не скрываем, все есть в открытом доступе».

Будет ли Министерство труда объективно подходить к асбестовой проблеме, учитывая, что супруга министра связана с асбестовой индустрией? «Почти уверена, что да», – отвечает Топилина. «Министерство труда и социальной защиты заинтересовано в том, чтобы российские граждане работали в безопасных условиях. При разработке нормативных документов в области охраны труда министерство намерено руководствоваться научно обоснованными данными о степени опасности тех или иных факторов, т. е. результатами исследований ведущих российских и международных научных организаций. Позиция министерства будет зависеть именно от научно обоснованных данных», – отвечает Топилин. А представитель Минтруда добавляет, что медико-санитарным обеспечением работников отдельных отраслей экономики с особо опасными условиями труда занимается Минздрав, а не Минтруд и что Топилин, работая в Минздраве, не курировал это направление.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать