Статья опубликована в № 3243 от 03.12.2012 под заголовком: Люди Сердюкова

Кто такие люди Анатолия Сердюкова

С тех пор как министр обороны Анатолий Сердюков отправлен в отставку, вокруг него не утихает скандал, в котором то и дело появляются новые имена – Васильева, Елькин, Пузиков... Хочется уже спросить: кто все эти люди?
Анатолий Сердюков
Г.Сысоев / РИА Новости
Кого и в чем обвиняют

Главное военное следственное управление Следственного комитета России расследует два дела в отношении должностных лиц Минобороны и «Оборонсервиса». Первое дело по ч.3 ст.159 УК РФ (мошенничество) сейчас состоит из 10 эпизодов и касается продажи недвижимости, переданной на баланс «Оборонсервиса», с помощью OOO «Центр правовой поддержки «Эксперт», который возглавляла Екатерина Сметанова. По версии следствия, по заниженной цене были проданы следующие объекты: здания, земли и акции ОАО «31-й Государственный проектный институт спецстроительства» (ГПИС) в Москве (занижение на 282 млн руб.), здания главного управления обустройства войск (ГУОВ) в Большом Предтеченском переулке (на 200 млн руб.), гостиницы «Союз» с землей на Университетском проспекте (на 300 млн руб.), коттеджи и земли в поселке Пересыпь (не менее чем на 200 млн руб.) и особняк бывшего магазина «Военная книга» на Арбате (на 25 млн руб.). Также в дело включены продажа по заниженной стоимости акций все того же 31-го ГПИС (на 160 млн руб.) и попытка продажи Центрального экспериментального производственного комбината №43, расположенного на 1-й Фрунзенской улице в Москве, продажа доли Минобороны в ООО «436-й комбинат нерудных ископаемых» (на 14 млн руб.) и продажа акций ОАО «Центральная военная экспериментальная картографическая фабрика №439» (на 51 млн руб.). Кроме того, расследуется эпизод об откате Сметановой в 18 млн руб. за занижение стоимости самарского Военторга на 50 млн руб. – это дело было возбуждено еще в феврале 2012 г., но в августе Сметанова была признана невиновной, в октябре следствие против нее возобновили. Если считать ущербом по этому делу сумму занижения цены при продаже недвижимости, то она составляет не более 1,3 млрд руб., а отнюдь не почти 3 млрд руб., которую периодически называют следственные органы. Возможно, 3 млрд руб. – это сумма фактической выручки плюс предполагаемая сумма занижения цены. По этому делу арестованы Сметанова и ее муж Максим Закутайло, возглавлявший ОАО «Окружной материальный склад Московского округа ВВС и ПВО», которому принадлежал объект в Пересыпи. Экс-начальник аппарата Минобороны и член совета директоров «Оборонсервиса» Евгения Васильева взята под домашний арест. В настоящий момент Васильеву обвиняют в мошенничестве при продаже акций, земли и имущества 31-го ГПИС и объекта в Пересыпи, Сметанову – в мошенничестве при продаже акций, земли и имущества 31-го ГПИС, объекта в Пересыпи, Закутайло – в мошенничестве при продаже объекта в Пересыпи. Второе уголовное дело по той же статье расследуется в отношении арестованных бывшего гендиректора ОАО «Славянка» Александра Елькина, его помощницы Юлии Ротановой и гендиректора ЗАО «Безопасность и связь» (принадлежит Елькину, ранее он был гендиректором) Андрея Луганского. Все они обвиняются пока лишь по эпизоду о хищении 52 млн руб., полученных за фиктивный ремонт здания центрального аппарата Минобороны. Кроме того, за последний месяц в регионах возбуждено более десятка дел о хищениях в филиалах «Славянки» с ущербом более 200 млн руб.

Позиция защиты

«В пятницу, 23 ноября, состоялось решение суда об избрании меры пресечения [Евгении Васильевой] в виде домашнего ареста. Во-первых, мы его обжалуем. Во-вторых, у нас, наверное, встанет вопрос в ближайшем будущем о снятии и изменении некоторых ограничений и запретов, которые наложены при избрании данной меры пресечения, поскольку постановлением суда запрещен контакт с какими-либо лицами, кроме адвокатов, запрещено пользование почтой, связью... У нас проблема, поскольку после перенесенной операции и нахождения в больнице г-жа Васильева нуждается в продолжении лечения – уколах. Она находится под домашним арестом в Москве по месту регистрации, ей нужно просто элементарно вынести мусор, купить продукты... Она просила, чтобы ее родителям разрешили ее посещать, чтобы разрешили выходить в магазины (можно было определить часы, дни), но этого не было. Эти вопросы мы тоже будем решать», – сказала «Ведомостям» адвокат Васильевой Ольга Козырева. Что касается демонстрации в телепрограммах имущества Васильевой: «Конечно, это ужасно неприятно, оказывает психологическое давление. Но она вполне могла себе это [имущество] позволить: у нее достаточно обеспеченная семья. Она спокойно к этому относится. Виновной себя не признает», – говорит Козырева. Адвокат арестованного бывшего однокурсника Васильевой – Максима Закутайло – Ирина Дементьева говорит, что он не признает себя виновным. «Я знаю его как честного, порядочного человека. Я видел, как он работает, к его рукам ничего не прилипло. У него вообще нет недвижимости, даже доли в квартире. Чтобы нанять ему адвоката, деньги собирали всем миром, сегодня мы помогаем его детям. Получается, что оперативники пришли в квартиру Васильевой, впечатлились количеством имущества и драгоценностей, а в следственный изолятор отправили тех, у кого ничего нет», – говорит родственник Закутайло. «Много говорят о Сердюкове, насчитали миллиарды рублей ущерба, а реально под стражей всего-то Елькин с помощницей, Сметанова и Закутайло. Просто назначили людей, которые должны отвечать по этим уголовным делам», – считает родственник одного из арестованных.

Чем занимается «Оборонсервис»

ОАО «Оборонсервис» было создано в сентябре 2008 г. указом президента буквально за месяц до того, как министр обороны Анатолий Сердюков объявил о военной реформе. Задачей «Оборонсервиса» его гендиректор Сергей Хурсевич и чиновники Минобороны называли перевод на аутсорсинг функций, не связанных с боевой подготовкой: питания, уборки территорий, коммунального обслуживания и ремонта зданий воинских частей и военных городков, сложных видов ремонта вооружений. Аутсорсинг широко распространен в современных армиях – ВВС Великобритании арендуют даже услуги самолетов-заправщиков; снабжением американских войск в Афганистане занимается большое количество частных компаний. Сердюков объяснял, что хочет избавить солдат и офицеров от хозработ, чтобы они сосредоточились на боевой подготовке. Отдавая свои функции на аутсорсинг, военные структуры освобождали и недвижимость, говорит бывший чиновник Минобороны. Речь идет о подразделениях бывшего главного квартирно-эксплуатационного управления, военторга, служб бытового обслуживания, базах и складах (эти объекты и фигурируют сейчас в уголовном деле). Часть этой недвижимости Сердюков решил продать, а деньги направить на покупку жилья для офицеров. Однако была и еще одна, неафишируемая статья расходов, продолжает собеседник «Ведомостей», – импорт западных вооружений. Сердюков скептически оценивал способность отечественного оборонно-промышленного комплекса быстро и качественно вооружить армию, поэтому на ремонтных заводах «Оборонсервиса» была развернута сборка итальянских бронеавтомобилей Iveco LMV M65, планировалась сборка израильских беспилотников Aeronautics Defense Systems, было закуплено несколько легких вертолетов Ecureuil для испытаний.

Еще одна версия отставки

В кресле министра обороны Анатолий Сердюков в 2007 г. сменил Сергея Иванова. Как говорит близкий к департаменту военной контрразведки ФСБ источник, Иванов не был согласен с некоторыми действиями Сердюкова – в частности, тот уволил из Минобороны нескольких людей, которых отстаивал Иванов. И военная контрразведка ФСБ начала собирать информацию о Сердюкове. Причем руководитель военной контрразведки докладывал об этой работе лично Иванову, чтобы информация не попала в управление собственной безопасности ФСБ, начальником которого с лета 2011 г. работает бывший помощник Сердюкова Сергей Королев. До поры маaтериалам не давали хода. Удачный момент представился в сентябре, когда у президента Владимира Путина случились проблемы со здоровьем и на силовом хозяйстве остался Иванов. Материалы пошли в активную разработку и легли в основание уголовных дел, а Путину доложили, когда маховик был уже раскручен. Президент принял решение отправить Сердюкова в отставку.

Сердюков о Минобороны

«Когда я пришел в Минобороны, то, откровенно говоря, был обескуражен объемами воровства». Русский Newsweek, октябрь 2010 г.

Путин о Сердюкове

«Ни следствие, ни суд тем более никаких претензий лично к Сердюкову не предъявляли. Он пока нигде не работает. Но если он куда-то захочет трудоустроиться и его будут брать, не считаю, что мы должны препятствовать. Человек имеет право работать. У нас же не 37-й год». Ведомости

Девушка из богатой семьи

Все началось с обыска в Молочном переулке у бывшей начальницы аппарата Минобороны Евгении Васильевой, в квартире которой следователи застали и министра. У Васильевой, как говорилось в официальном сообщении, «помимо документов, имеющих значение для дела <...> [было] изъято более 3 млн руб., предметы антиквариата, несколько десятков картин, большое количество драгоценностей и ювелирных изделий».

Отец Васильевой – петербургский предприниматель Николай Васильев – уверяет, что в этом нет ничего удивительного: «У дочери был высокий доход задолго до работы в Минобороны. 3 млн руб., которые у нее нашли при обыске, не были для нее чем-то чрезмерным. Она могла заработать эти деньги. Ну а всякий там антиквариат – это все мое: моей жены, моей матери, ее бабки, ее деда и даже прадеда». Элитную квартиру для дочери, говорит Васильев, покупал тоже он: «Ее мама выбирала квартиру, я платил. Я мог себе это позволить».

Он действительно мог: Васильев – совладелец компаний, изготавливающих и поставляющих оптоволоконные кабели и пластмассовые трубы (ЗАО «Пластком», ЗАО «ОКС 01»), эти фирмы, как говорит сам предприниматель, в прошлом году «при продажах 1,7 млрд руб. имели EBITDA 560 млн руб.». «Я создал несколько высокотехнологичных предприятий с нуля. Я мультимиллионер. И моя дочь может жить там, где хочет. Она у меня одна», – заключает Васильев.

Его желание показать, что благосостояние дочери имеет легальное происхождение, понятно. Но коллеги и знакомые Васильевой рассказывают, что еще в середине 2000-х она была простым риэлтором и вовсе не производила впечатление девушки из богатой семьи. Окончив в 2001 г. юрфак Петербургского университета (кстати, в тот же год этот факультет заочно окончил и Сердюков, но тогда они не были знакомы), Васильева возглавила небольшую риэлторскую фирму, где числились только три сотрудника, включая ее саму. В 2006 г. Васильева переехала в Москву и устроилась в строительно-инвестиционную компанию «СХолдинг». Но проработала она там всего пять месяцев, после чего ее жизнь резко изменилась.

В марте 2007 г. на международной выставке недвижимости MIPIM в Каннах Васильева познакомилась с тогдашним первым заместителем мэра Москвы, руководителем столичного стройкомплекса Владимиром Ресиным, и произвела на него неизгладимое впечатление. Вскоре Ресин назначил ее своим советником, а затем она стала руководителем петербургского филиала девелоперской компании «СУ-155».

Сам Ресин передал через помощника, что о Васильевой говорить не хочет.

Бывшие коллеги по «СУ-155» называют Васильеву «очень целеустремленной и амбициозной девушкой», которая «идет к своей цели как танк, давя все на своем пути»; всем своим видом она давала понять, что в первую очередь ее интересует финансовая сторона вопроса. Похожие воспоминания, кстати, у бывшего коллеги Васильевой по Минобороны: когда начальник одного из управлений министерства поинтересовался у помощницы Васильевой, что подарить ее начальнице ко дню рождения, та сказала, что Васильева любит путешествия, но вообще-то лучше сразу подарить деньги.

Сотрудники «СУ-155» говорят, что Васильева быстро освоила новую должность, познакомилась со многими чиновниками в строительной сфере, поняла специфику и стала эффективным руководителем. Настолько, что именно «СУ-155» за хорошую работу якобы и помогла Васильевой недорого купить квартиру в Молочном переулке.

Рассказывают две версии, как Васильева познакомилась с Сердюковым. Бывшие коллеги по «СУ-155» утверждают, что Сердюкову Васильеву порекомендовал Ресин – как ценного специалиста; министр оценил Васильеву и предложил ей возглавить департамент имущественных отношений Минобороны. Бывшие коллеги Васильевой по Минобороны говорят, что она могла познакомиться с Сердюковым через мужа его сестры – петербургского бизнесмена Валерия Пузикова. Как бы то ни было, почва для знакомства у них была: «СУ-155» – один из крупнейших строителей жилья для Минобороны; в 2008–2011 гг. девелопер продал квартир военным более чем на 30 млрд руб., а сейчас строит квартиры еще на 13 млрд руб.

Версия с Пузиковым косвенно подтверждается тем, что в 2009 г. Васильева, работая в «СУ-155», параллельно возглавила петербургское ООО «Балтикстрой». Эта компания, согласно СПАРК, принадлежала предпринимателю Александру Усову – давнему деловому партнеру Пузикова. А вскоре усовский «Балтикстрой» купила «СУ-155». Кстати: была ли это просто сделка или еще и знак внимания, оказанный нужному человеку? «СУ-155» отказалась от комментариев. А в 2012 г. Васильевой отошли две петербургские компании, которые принадлежали уже самому Пузикову (торговое ООО «Вектор-СПб» и строительное ООО «Гидрон»; данные СПАРК).

Сделав Васильеву начальником имущественного департамента Минобороны и членом совета директоров «Оборонсервиса», Сердюков «не выдумал ничего нового», рассуждает близкий к Минобороны источник: «У Минобороны много непрофильных активов, содержать которые министерство больше не могло. С этим имуществом нужно было что-то делать. Встал вопрос: кто этим будет заниматься, где взять специалистов? Решение было типично российским: найти специалистов в кругу тех, кому можно доверять, т.е. среди своих хороших знакомых, а те привели знакомых знакомых. Сердюков доверил военное имущество Васильевой, которую знал сам и которая была знакома с его родственниками, а она привлекла своих знакомых».

Эти знакомые теперь тоже в центре внимания: например, бывшие однокурсники Васильевой по юрфаку Екатерина Сметанова и ее муж Максим Закутайло арестованы. Сметанова была гендиректором в петербургской фирме Васильевой ООО «Селеста», гендиректором в упомянутом уже «Балтикстрое», а затем в центре правовой поддержки «Эксперт» (который помогал продавать военную недвижимость). Закутайло раньше был адвокатом, а с апреля 2011 г. возглавлял ОАО «Окружной материальный склад Московского округа ВВС и ПВО» (тоже в деле, см.врез).

Васильева была не похожа на других женщин, которых Сердюков привел с собой в Минобороны из налоговой, вспоминает бывший чиновник министерства. «Эти чиновницы – кстати, весьма компетентные – страшно боялись не выполнить какое-либо поручение Сердюкова, – продолжает он. – Васильева же не испытывала перед Сердюковым страха, чувствовала себя свободно. Было ощущение, что она в фаворе». Когда у министра возник конфликт с начальником его аппарата Михаилом Мокрецовым, Васильева была назначена на его место, что также говорит об особом доверии, заключает собеседник «Ведомостей».

Начальником аппарата Васильева пробыла всего полгода, вспоминает другой чиновник Минобороны: Сердюков был вынужден снять ее с должности, потому что очень многие офицеры жаловались на конфликты с ней. Но и после ухода из Минобороны в начале 2012 г. у Васильевой остался кабинет в «Оборонсервисе», где она была членом совета директоров и продолжала заниматься продажей высвобождаемой недвижимости, говорит сотрудник компании.

Организатор культурного отдыха

До гендиректора жилищно-коммунального предприятия «Оборонсервиса» – ОАО «Славянка» – Александра Елькина следователи добрались 16 ноября. Газета «Коммерсантъ» сообщала, что Елькин как раз собирался отпраздновать 50-летний юбилей в зале Екатерининского дворца в культурном центре Российской армии на Суворовской площади; выступать на мероприятии должны были Дженнифер Лопес и российские звезды, а первым в списке приглашенных значился Сердюков.

Елькин знаком с Сердюковым с начала 2000-х, когда бизнесмен занимался поставками офисной техники для налоговой службы, рассказывает чиновник Минобороны. Сердюков считал его хорошим хозяйственником-организатором, способным успешно организовать и ремонт, и культурный отдых. Источник в правоохранительных органах говорит, что Елькин «аккумулировал денежные средства» для расходов «на цели досуга и отдыха окружения Сердюкова, не забывая и о себе».

До сих пор у пультов вызова лифтов в белом здании на Воздвиженке, где находится кабинет министра, красуется надпись, извещающая о том, что в случае технических неисправностей следует обращаться в ОАО «Безопасность и связь». Елькину принадлежит треть этой фирмы, еще по трети – у Ольги Кутузовой и Андрея Иванова (заместителей гендиректора «Славянки»).

В декабре 2010 г. с фирмой «Безопасность и связь» Минобороны заключило госконтракт на содержание зданий министерства и Генштаба в Москве, по которому фирма «обязалась проводить комплексное обслуживание инженерных систем, уборку внутренних помещений, а также прилегающей территории».

«Безопасность и связь» работает не только с военными. На своем сайте компания сообщает, что начинала в 1999 г. с эксплуатационно-технического обслуживания восьми зданий, а сегодня у нее их более 200 общей площадью около 850000 кв. м, и называет в числе клиентов (в разное время) налоговую службу, прокуратуру, Россельхозбанк, службу судебных приставов и Следственный комитет. Заглянув в реестр госконтрактов, к этому списку можно добавить арбитражный суд и дирекцию по реконструкции управделами президента. С 2007 г. у компании было 123 госконтракта на 4,14 млрд руб.

Елькин сотрудничал с силовиками не только на ремонтно-эксплуатационном поприще. Компания «Ультра электроник», по 25% которой в ЕГРЮЛ записано за теми же Елькиным, Кутузовой и Ивановым, хорошо известна на розничном рынке. «Ультра» развивала сеть магазинов Ultra Electronics, торговавших компьютерами, бытовой техникой и электроникой. В 2006 г. она оценивала свой оборот в $800 млн. В 2007 г. конкуренты поймали «Ультра» на торговле вещдоками и конфискатом. Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) призвала бойкотировать «Ультра». Она разослала своим членам письмо, в котором «Ультра» обвинялась в продаже «неправомерно изъятого и похищенного товара». В последнее время, говорилось в письме, участились кражи техники, а также «случаи неправомерных действий со стороны правоохранительных органов, когда под надуманными предлогами изымаются и вывозятся товары со складов компьютерных компаний с целью дальнейшей продажи по заниженной цене» (по российскому законодательству вещественные доказательства могут быть проданы до окончания следствия, если быстро портятся, морально устаревают или издержки на хранение сопоставимы с их стоимостью). «Действия компании «Ультра» способствуют наездам на другие компьютерные компании и разрушают рынок», – предупреждала ассоциация. В письме были названы три пострадавшие компании: якобы на складе «Ультра» милиция обнаружила технику, украденную в компании «Санрайз», а через магазины «Ультра» продавалась техника, «неправомочно» изъятая у российских 3Logic и «Компоненты и системы». После этого проверять начали уже «Ультра», ее работа была парализована, и в 2008 г. «Ультра» прекратила деятельность, задолжав поставщикам и банкам примерно $70 млн.

Скромное лицо

Фотографии мужа сестры Сердюкова, Валерия Пузикова, в середине ноября показали по государственному телевидению – в фильме Аркадия Мамонтова «Коррупция». Пузиков был назван «армейским олигархом», которому принадлежат земли на Черноморском побережье, «секретная база отдыха» в дельте Волги и дача, построенная под Анапой на участке земли, который Сердюков просил выделить для нужд Минобороны.

Пузиков и его деловые партнеры – петербургские предприниматели Артур Позов и братья Петр и Александр Усовы – успешно сотрудничали с налоговой службой, еще когда ее возглавлял Сердюков. Примеры можно найти в реестре госконтрактов. У компании Пузикова «Гамма-сервис» петербургская налоговая брала в аренду помещения в 2006–2007 гг., заплатив за это 11,2 млн руб. Еще 377,1 млн руб. по 29 госконтрактам петербургское управление налоговой службы и управление по финансовому мониторингу заплатили ООО «Клинлайн» Пузикова за техобслуживание инженерных систем, противопожарные мероприятия и проч.

В 2005 г. другая фирма Пузикова и его партнеров – «Автокомбалт» – получила от районной налоговой инспекции исторический особняк в центре Петербурга (Невский проспект, 68) в обмен на 10000 кв. м на Лермонтовском проспекте. «Автокомбалт» хотел реконструировать историческое здание, но столкнулся с трудностями согласования, протестами градозащитников, а затем случился еще и финансовый кризис. В 2011 г. их выручила строительная группа ЛСР сенатора Андрея Молчанова, выкупив этот проект. Была ли это рядовая сделка или знак внимания по отношению к правильным людям? Все-таки ЛСР заключила с Минобороны контрактов на 39 млрд руб. «Это была сугубо коммерческая сделка», – настаивает представитель ЛСР.

До того как ЛСР стала владельцем «Автокомбалта», эта фирма ненадолго перешла в собственность кипрской Cyrke Holdings. СПАРК свидетельствует, что этому офшору перешли в 2011–2012 гг. не меньше семи компаний, которые были связаны с Пузиковым и его партнерами. Той же Cyrke было подконтрольно и ООО «Мидгард», в июле 2010 г. за 173,7 млн руб. купившее у Минобороны участок, на котором располагались склады управления торговли Ленинградского военного округа (Пискаревский проспект, 59). Кстати, единственным конкурентом «Мидгарда» на конкурсе был партнер Пузикова Петр Усов. Но ничего: он победил в другом конкурсе Минобороны – в 2010 г. ему достались 1,9 га в поселке Комарово вместе с нежилыми постройками за 154,5 млн руб. А «Мидгард» был потом вместе с землей продан финскому ритейлеру Kesko Food, который хочет построить на участке гипермаркет K-Citymarket. Представитель Kesko Corporation сказал «Ведомостям», что компания проверяла объект покупки и «не выявила чего-либо неправомерного или связей с человеком, которого вы упоминаете» (т.е. с Пузиковым).

Директором Cyrke Holdings с российской стороны с октября 2010 г. числится Светлана Тетенич. «Ведомости» связались с ней, но она не раскрыла бенефициаров кипрской фирмы, заявив, что сведениями о деятельности этой компании вообще не располагает, ни в каких сделках не участвовала, а о Пузикове и его родственных связях с Сердюковым «впервые узнала из средств массовой информации». «О его активах, как он их приобретал, а также кому и когда он их продавал, мне неизвестно, как, впрочем, и о его связях», – уверяет Тетенич.

Расспросить самого Пузикова «Ведомостям» не удалось: весной, когда газета готовила статью про Сердюкова, бизнесмен отказался от комментариев, сославшись на то, что он «скромное лицо». А в этот раз даже и этого говорить не стал.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать