Девелопер Полонский, похоже, перестанет быть бизнесменом

За остатки Mirax Group (она же Nazvanie.net, она же Potok) он может получить до $200 млн
  • Антон Филатов,
  • Бэла Ляув
  • / Vedomosti.ru
Сергей Полонский
Г. Куролесин / РИА Новости

Пакет Полонского в Potok – около 75% – выкупает банкир Алексей Алякин, который сейчас управляет компанией. Он говорит, что сделка в такой стадии, что выйти из нее ни одна из сторон не может, расчеты уже идут. Но сделка очень сложная, поэтому закрыть ее планируется только в конце 2013 г. Следующий этап – выкуп долей миноритариев: это ветеран Potok Максим Темников, владелец петербургской группы «Адамант» Владимир Голубев и акционер Aeon Corporation Роман Троценко, которые помогали Полонскому в кризис и получили доли в компании. Но с ними, говорил в октябре Алякин, пока есть только устные договоренности. В общем виде Темников и Голубев тогда подтверждали «Ведомостям» этот расклад.

Алякин не говорит, сколько заплатит Полонскому. $100 млн сразу и $100 млн до конца следующего года – такие суммы обсуждаются, сообщает источник, близкий к миноритариям. Но оговаривается, что итоговая сумма скорее всего будет меньше, ведь у группы единственный, по сути, живой проект – башня «Федерация» в «Москва-сити».

История успеха

Свою дорогу к девелоперским вершинам Полонский, как он сам рассказывал, начинал в Петербурге вместе с Артуром Кириленко. В начале 1990-х они возили с Украины рабочих для отделки новостроек. Взяли у знакомого 100 железнодорожных билетов, вписали туда фамилии и привезли в Петербург. «А так как с нами за работу рассчитывались квартирами (денег ни у кого не было), то четыре месяца пытались их продать через агентство, но не смогли, поэтому пришлось занимать у всех, у кого только можно было, для того чтобы расплатиться с людьми», – вспоминал Полонский. Полонский и Кириленко решили торговать квартирами сами и в 1994 г. создали для этого компанию «Строймонтаж». А в 1996 г. «Строймонтаж» взял первый объект в качестве подрядчика. «Мы с Артуром договорились: пока не заработаем миллион, не будем смотреть телевизор. Через 11 месяцев мы купили новые телевизоры. Если хочешь нарисовать новую звезду, ты должен от чего-то отказаться, чем-то пожертвовать», – рассказывал Полонский.

«Строймонтаж» стал заметным игроком на петербургском рынке. Как рассказывал Полонский, компания строила около 80000 кв. м жилья в год, при том что всего возводилось около 1 млн кв. м. В 2000 г. партнеры решили попробовать себя на московском рынке, начав строить жилой комплекс «Корона» (88900 кв. м) на пр-те Вернадского.

Выход в Москву был продиктован не только соображениями бизнеса. Полонский рассказывал друзьям, что в этот период шла жестокая борьба за пост губернатора Петербурга между Валентиной Матвиенко и Владимиром Яковлевым. Полонский поддерживал Матвиенко, но она проигрывала и сняла свою кандидатуру, поэтому Полонский и решил отправиться в столицу.

Кириленко остался курировать питерское подразделение, а Полонский стал выращивать московское. Портфель московских проектов быстро рос: ЖК «Золотые ключи – 2» (144 000 кв. м), коттеджный поселок «Ы», бизнес-центры «Европа-Building» (16 000 кв. м) и «Полларс» (55 500 кв. м). Знаковый проект компании – башня «Федерация» в «Москва-сити», которая должна была стать самым высоким зданием в Европе.

Кто помогал Полонскому в Москве? Знакомый бизнесмена уверяет, что вдова петербургского губернатора Анатолия Собчака Людмила Нарусова – она познакомила его с тогдашним министром здравоохранения Юрием Шевченко. К слову, заказчиком строительства «Короны» выступала Московская медицинская академия им. Сеченова. При закладке капсулы этого проекта Нарусова разве что за руку не держала Полонского, вспоминает собеседник «Ведомостей». А тогдашний московский мэр Юрий Лужков, участвовавший в закладке, по его словам, был очень удивлен, что строительством занимается петербургская компания.

В 2006 г. Полонский и Кириленко решили разделить бизнес. Полонский сохранил 10% питерского «Строймонтажа». Столько же осталось у Кириленко в московской компании, которая была переименована в Mirax.

Российский рынок жилья быстро рос: покупатели традиционно платили за квартиры вперед, а банки охотно ссужали строителей недорогими деньгами. Портфель Mirax достиг 12 млн кв. м, что сделало ее одним из крупнейших российских застройщиков. Стали появляться проекты за рубежом: был куплен люксовый отель Sungate Port Royal в Турции, начато строительство курортного комплекса Astra Montenegro в Черногории, заявлены проекты в Великобритании, Швейцарии, Франции. «Это первые шаги по завоеванию вселенной», – шутил Полонский.

К этому докризисному времени относится его крылатая фраза про миллиард, которой он приветствовал гостей на вечеринке Mirax в Каннах в 2008 г. («У кого нет миллиарда, пусть идут в жопу»). А один из топ-менеджеров компании на форуме по недвижимости, на котором присутствовал сын знаменитого американского девелопера Дональда Трампа, сказал, что Mirax еще подумает, стоит ли ей работать с компанией Трампа. В 2007 г. Полонский попал в список Forbes.

История провала

В кризисном сентябре 2008 г. Mirax первой заявила о заморозке большей части проектов. «По крайней мере в течение года мы не собираемся брать ни одного кредита и не будем начинать ни одного нового проекта», – пообещал Полонский, объяснив, что банки устанавливают ему заоблачные ставки. Забавно, что, когда «Ведомости» писали статью об этом заявлении, конкуренты Полонского делали хорошую мину и говорили, что у них-то с финансированием все в порядке. На самом деле Полонский тогда стал первым, кто решился вслух сказать то, что знали, но скрывали все.

Через год, в августе 2009 г., он сделал это вновь, написав открытое письмо инвесторам и партнерам о том, что сдача его объектов откладывается. «В первую очередь это связано с тем, что за год нам не удалось привлечь ни одного банковского кредита на стройку, а за последний месяц – продать ни одного квадратного метра недвижимости или собрать рассроченные платежи по уже приобретенной у нас недвижимости. Данная ситуация делает невозможным дальнейшее финансирование строек», – объяснял Полонский (и снова его конкуренты говорили, что у них-то все в порядке – гибкий график продаж и т. п.).

Насколько заявления Полонского впечатлили его кредиторов, вопрос открытый. В кризис Mirax вошла с долгом в $770 млн. Как и других девелоперов, ее засыпали судебными исками банки, держатели облигаций и подрядчики. Самые крупные долги были так или иначе урегулированы: заем на $180 млн по СLN – в марте 2009 г., кредиты на $241,6 млн перед Альфа-банком – в сентябре 2009 г. Но компанию с самого начала кризиса начали покидать топ-менеджеры. Из четверки топов – Темников, Дмитрий Луценко, Алексей Адикаев и Максим Привезенцев, с которыми Полонский отстраивал Mirax и которым он обещал по 3% акций, – в компании остался только первый.

Первым ушел Адикаев, который позже обвинил Полонского в том, что его акции Mirax были списаны, а деньги за них так и не вернулись. Когда Mirax объявила о продаже киевского бизнес-центра «Миракс плаза» (296 000 кв. м), сделка сорвалась. Дело в том, что долей в этом проекте владел Адикаев, а сделка с ним, как он утверждал, не была согласована. Потом конфликт был урегулирован – Адикаев получил в проекте 25%.

Ушел Луценко, отвечавший за финансы. Ему достался проект во Вьетнаме. Он также должен был получить долю прибыли в башне «Федерация» и московской «Миракс плазе» (387 000 кв. м). Луценко сообщил, что расчеты с ним не закончены до сих пор.

Серьезный конфликт вышел с Привезенцевым. Mirax занималась реконструкцией Курского вокзала. Заказчиком выступала фирма Привезенцева «Инфо-триумф», а инвестором – структура Mirax, которая вложила в проект 1,2 млрд руб. В январе 2010 г. РЖД (владелец вокзала) расторгла договор с Mirax, а деньги (обоснованными были признаны затраты примерно на 650 млн руб.) вернула «Инфо-триумфу» Привезенцева. При этом кредитное соглашение между «Инфо-триумфом» и Mirax было продлено до 2014 г. Позже Привезенцев сообщил, что «Инфо-триумф» продан.

Привезенцев единственный из троих публично назвал причину своего ухода. Как он сказал в интервью «Коммерсанту», у него сложилось ощущение, что Mirax движется не в том направлении: «В частности, компания начала скупать активы за рубежом по ценам, завышенным в 2–3 раза. Меня насторожил этот факт, и я заподозрил, что таким образом из компании выводятся деньги». Остальные молчат или отделываются общими фразами: как говорит один из бывших топов, «в кризис люди не смогли вместе ужиться – у каждого было свое собственное видение развития компании».

Mirax теряла не только людей, но и проекты. Компания ФЦСР, владеющая правами на «Кутузовскую милю» (более 900 000 кв. м), через суд расторгла договор с aффилированной с Mirax фирмой «Аванта». Суды по проектам в Черногории и Великобритании продолжаются до сих пор. Проект московской «Миракс плазы» достался «Стройгазконсалтингу» Зияда Манасира и Промсвязьбанку.

В марте 2011 г. Полонский заявил, что он больше не бизнесмен, и переименовал Mirax в Nazvanie.net. Позже он объяснил, что компания не будет начинать новые проекты, а собирается достроить существующие.

История без названия

Взамен прежних Полонский нашел новых партнеров – это уже названные выше Голубев и Троценко. Они помогали Полонскому урегулировать ситуацию с долгами и партнерами и за это получили долю в компании. В частности, под гарантии Троценко был привлечен кредит Банка проектного финансирования на $53 млн, которые пошли на частичную расплату с Альфа-банком. Источники «Ведомостей» рассказывали, что долг Полонского перед Голубевым – $60–70 млн, перед Троценко – $120 млн, но официально это никто никогда не подтверждал (впрочем, и не опровергал).

Дела стали налаживаться. Компании удалось найти деньги на достройку башни «Восток» комплекса «Федерация» – Сбербанк открыл линию на $373 млн. Московские власти одобрили строительство жилого комплекса «Мякинино». А швейцарские – строительство горнолыжного курорта.

Но в июне 2012 г. Полонский неожиданно объявил, что стал единственным владельцем компании, выкупив доли у миноритариев. Услышав об этом, миноритарии удивились. По словам одного из них – Темникова, все было наоборот: Полонский сам решил выйти из бизнеса и предложил партнерам выкупить его долю. Ему предложили $102 млн, это рыночная цена, учитывая долги компании. Полонский согласился и подписал понятийное соглашение, но спустя несколько дней от своих слов отказался.

Полонский счел, что некоторые проекты стоят дороже, чем их оценили, продолжает источник, близкий к миноритариям. Ему сказали: «Если ты так считаешь, давай ты эти проекты возьмешь себе и мы их вычтем из суммы сделки». Но его это тоже не устроило. В итоге он выпустил сообщение, что сам выкупит доли миноритариев, хотя никаких соглашений те с ним по этому поводу не подписывали.

Позже Полонский подтвердил, что планировал продать компанию, но потом передумал и сделал зеркальную оферту: 25% за $25 млн. Закрыть сделку планировалось в конце сентября. Но в сентябре он уехал в Камбоджу и в своем «Живом журнале» потребовал от партнеров «вернуть все украденное» в течение 10 дней. Кто именно и что украл, остается неизвестным.

Разногласия появились еще в конце 2011 г., рассказывает источник, близкий к миноритариям. Полонский переименовал компанию в Potok и запустил проект «Большой дом» – онлайн-шоу, освещающее строительство башни «Федерация». «Акционеры не были против его хобби, но на проект ушло определенное количество денег, – объясняет собеседник «Ведомостей». – Учитывая, что компания находится не в лучшем финансовом положении – есть долги по заработной плате, перед кредиторами, подрядчиками, дольщиками, – это выглядит не совсем красиво».

Были и другие спорные вопросы. Акционеры предлагали продать бумажные проекты (те, строительство которых не начато). «Это позволило бы существенно снизить долговую нагрузку, которая сильно мешала развитию компании, – продолжает источник. – Полонский отказался. Тем временем продажи в башне «Федерация» практически прекратились, потому что Полонский посчитал, что за 1 кв. м он может получить в среднем $13000. Это как минимум странно, так как в соседних проектах офисы с отделкой стоят гораздо дешевле».

Полонский ошибся с выбором подрядчиков для достройки башни «Восток», там возникли сложности с опалубкой, в результате чего строительство башни было приостановлено на несколько месяцев; в компании появились две противоборствующие команды, каждая из которых тянула одеяло на себя; сам Полонский в телеэфире получил по лицу от банкира Александра Лебедева, а это был удар по имиджу компании, перечисляет собеседник «Ведомостей» причины недовольства миноритариев. В какой-то момент Полонский сказал, что ему все надоело и он готов продать свою долю, а потом передумал, заключает собеседник «Ведомостей».

Летом, вскоре после того как Полонский передумал, стало известно, что на его пакет есть еще один претендент – Алякин, у которого есть девелоперский, стекольный и издательский бизнес. В октябре Potok сообщила, что Алякин заключил с акционерами предварительное соглашение о покупке компании.

Сделка юридически очень сложная: в группу входит несколько десятков различных компаний, смену собственника нужно согласовать с кредиторами и миноритариями, говорит Алякин.

Самый живой проект Potok – башня «Федерация». По другим – «Кутузовской миле» в Москве, Astra Montenegro в Черногории, деловому центру в Лондоне – идут суды, пессимистичен источник, близкий к миноритариям. С бумажными проектами есть неясности, например, московские власти снизили площадь «Литературной газеты», а в «Кремлевской набережной» сложности с партнером: Potok должна была выкупить квартиры в существующем на участке доме, но деньги так и не были переведены, говорит он.

Но Алякин настроен оптимистично: ни один из проектов нельзя назвать потерянным. Даже если по некоторым из них есть сложности, то их всегда можно решить, а с партнерами – договориться, уверен он.

Полонский комментариев для этой статьи так и не дал. «Я не думаю, что это кому-то интересно и принесет кому-то какую-то пользу. Я вообще думаю, что в России полный треш: всем интересно порадоваться, как у меня что-то украли и [что-то] не получилось», – написал он «Ведомостям» в ответ на очередную просьбу поговорить в конце октября. Остров в Камбодже, который Полонский превратил в курорт и на котором он сейчас живет, в сделку по продаже Potok не входит.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать