Как идет бизнес у детей глав российских регионов

Не секрет, что дети губернаторов способны создать успешный бизнес даже в весьма юном возрасте. «Ведомости» выяснили, что происходит с ними после отставки родителей. Оказалось, что их будущее зависит от того, на какую работу перешел экс-глава региона

  • Ринат Сагдиев
Пока Валентина Матвиенко была губернатором Санкт-Петербурга, ее сын Сергей рассчитывал построить у дамбы на острове Котлин огромный многофункциональный комплекс (проект на фото сверху), но до сих пор участок пустует (фото внизу)
PhotoXPress / lg-am.com / Руслан Шамуков / ИТАР-ТАСС

Дети губернаторов охотно занимаются бизнесом буквально со студенческой скамьи - это «Ведомости» выяснили еще пару лет назад, проанализировав информацию о родственниках высокопоставленных чиновников. Тогда оказалось, что собственные предприятия есть у сыновей и дочерей 23 глав регионов, причем 9 бизнесменов были значительно моложе 30 лет. Чаще всего их фирмы появлялись именно в том регионе, которым руководил родитель. С тех пор бизнесом занялись еще несколько детей губернаторов, закончивших учебу или освободившихся от других важных дел (подробнее см. врез). «Ведомости» поинтересовались, как влияет на успехи детей уход родителей с поста главы региона. Оказалось, что далеко не всегда эти изменения идут ему на пользу. Самый показательный пример - история Сергея Матвиенко, сына спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Пять лет назад казалось, что из всех губернаторских детей он добился наибольшего успеха в бизнесе. Создавать его он начал в 2003 г. одновременно с назначением Валентины Матвиенко губернатором Санкт-Петербурга. Тогда он учредил компанию «Империя». К 2009 г. она превратилась в один из крупнейших региональных холдингов, стоимость которого петербургская пресса оценивала в $1 млрд. Но в 2011 г. Матвиенко ушла в отставку с поста губернатора и была назначена спикером Совета Федерации. А за следующие три года ее сын растерял все свои активы в Санкт-Петербурге и переключился на правовую защиту больных наркоманией. Чем вызван такой поворот?

Что было у Матвиенко

«Начинаем с гудвила, потом переходим на мультипликатор, потом мультиплицируем, потом переходим в EBITDA, потом опять на гудвил, а потом на новый виток спирали» - так Матвиенко-младший несколько лет назад изложил в телеинтервью Олегу Тинькову формулу успеха своего бизнеса. Применял он ее в самых разных сферах: в «Империю» входили девелоперские, торговые, клининговые и телекоммуникационные компании. Они поставляли по госзаказам компьютерную технику, устанавливали программное обеспечение, оказывали транспортные услуги и проводили в Санкт-Петербурге Восточноевропейский музыкальный конвент (EEMC). Еще у Матвиенко были доли в охранных и рекламных предприятиях.

За шесть лет петербургские компании Матвиенко только на госзаказах получили 2,8 млрд руб., подсчитали «Ведомости» в 2010 г. Больше всех - 2,14 млрд руб. получила компания фиксированной связи «Метроком», в которой до 2010 г. у Матвиенко было 55%, а 45% - у города.

Пытался Матвиенко вести бизнес и за пределами Петербурга. Вместе с совладельцем и предправления «Новатэка» Леонидом Михельсоном он решил заняться нефтедобычей. В 2005 г. Михельсон и одна из компаний Матвиенко учредили фирму «Бренд», в которой Матвиенко получил 18%, а совладелец «Новатэка» - 75%. Фирма стала инвестором разработки Ворга-Миссюрского участка в Ненецком автономном округе по соглашению с нефтегазовой компанией «Горный», созданной Санкт-Петербургским горным институтом. Вуз в том же 2005 году получил лицензию на разработку месторождения, но, не имея средств на начало работ, привлек инвестора, объяснял «Ведомостям» ректор университета Владимир Литвиненко. «Бренд» получил в «Горном» 27,5%. Правда, этот проект так и остался на бумаге. В 2010 г. Матвиенко вышел из «Бренда», а через год Михельсон ликвидировал эту компанию.

Но лучше всего у Матвиенко получалось запускать девелоперские проекты на участках, выделяемых властями Санкт-Петербурга. В 2007 г. принадлежащая Матвиенко компания «М» и «ВТБ девелопмент», гендиректором которого в то время работал Матвиенко, запустили проект «Невская ратуша». По инвестиционному соглашению с городом они обязались построить на месте бывшего трамвайного парка офисный комплекс, в который собиралось переехать большинство департаментов городского правительства.

Компании Матвиенко также получили от города под реконструкцию памятники Дом Юнкера А. Ф. и Дом Байбакова, участок площадью 43,7 га на острове Котлин в Кронштадте, на котором планировалось построить комплекс «Кронштадтские паруса» - жилье и коммерческую недвижимость для Военно-морской академии им. адмирала Кузнецова.

Вместе с тогдашним советником губернатора, бывшим чиновником Смольного Александром Кожиным Матвиенко участвовал в строительстве многофункционального комплекса на 6 га в парке 300-летия Санкт-Петербурга на Приморском проспекте. А в партнерстве с Вадимом Финкельштейном планировал построить рядом академию боевых искусств.

Что осталось у Матвиенко

Валентина Матвиенко всегда отрицала, что помогала бизнесу сына, и грозила судом журналистам, предполагавшим подобное. Но когда в 2011 г. она ушла с поста губернатора, удача отвернулась от предприятий Матвиенко-младшего. По подсчетам «Ведомостей», за три года он лишился практически всего своего бизнеса. 29 его компаний ликвидированы, а в 14 он отдал свою долю партнерам. Например, 90% в «Кронштадтских парусах» Матвиенко в этом году продал владельцу других 10%, Юрию Саулиди. Сделка была денежной, рассказал Саулиди, но выплаченную сумму не назвал. Комментировать взаимоотношения с семьей Матвиенко он отказался. Правда, сам проект строительства комплекса был прекращен еще в 2012 г.: правительство Петербурга, возглавляемое Георгием Полтавченко, причиной назвало «длительное незаключение договора аренды земельного участка».

Сейчас у Матвиенко остались доли в 10 компаниях. Половина из них занимается поставками компьютерной техники и IT-аутсорсингом, а остальные - недвижимостью. У последних возникли серьезные проблемы с комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (КУГИ). Летом 2013 г. КУГИ в одностороннем порядке расторг договор аренды набережной Кронверкского пролива с компанией «Летучий голландец», в которой структурам Матвиенко принадлежало 10%. В 2005 г. эта компания получила участок для установки плавучего фитнес-центра, в котором открылся еще и ресторан «Летучий голландец». По формальным причинам КУГИ в прошлом году расторг договор аренды. В первой инстанции компании удалось оспорить решение комитета, но апелляцию в мае 2014 г. она проиграла, после чего ей пришлось убрать и ресторан, и фитнес-центр.

В мае же КУГИ обратился в арбитражный суд города с иском к компании «Город мастеров», потребовав выплатить 57 млн руб. долга по аренде. По данным издания «Деловой Петербург», еще в 2008 г. принадлежавший «Империи» «Город мастеров» получил в аренду 6000 кв. м недвижимости на участке в 1,3 га по соседству с крейсером «Аврора» и право не платить аренду до 2014 г. Отсрочка по аренде закончилась, а платежи не начались. Незадолго до подачи иска из «Города мастеров» было выделено ООО «Аврора», вошедшее в «Империю» Матвиенко. А собственником самого «Города» вместо Матвиенко стала некая Наталья Ситова.

Компания Матвиенко в этом году проиграла еще одно дело, инициированное КУГИ. В марте суд обязал его фирму «Мегастрой» выплатить по иску комитета 1,8 млн руб. незаконного обогащения. КУГИ обнаружил, что «Мегастрой» незаконно пользуется более чем 400 кв. м городской земли - полосой между участком, который «Мегастрой» арендовал по всем правилам, и бетонным забором. В том же месяце было вынесено решение суда о взыскании 6,7 млн руб. с другой компании Матвиенко - «Вавилон». Эта фирма в 2009 г. получила в аренду 4653 кв. м земли на Казанской улице, построила на участке гостинично-офисный центр, после чего перестала платить арендную плату, указывал КУГИ.

Есть у компаний Матвиенко проблемы и с другими структурами городского правительства. Так, комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) отказался подписывать акты приемки Дома Байбакова после реконструкции памятника в гостиницу. «Мегастрой лтд», занимавшийся реконструкцией, во внутреннем дворе дома построил не предусмотренный проектом флигель. Компании удалось через суд получить акт приемки, но оформить строения в собственность пока не удается.

Возможно, Матвиенко перестал интересоваться бизнесом в Санкт-Петербурге потому, что решил заняться общественной деятельностью. В 2011 г. он посетил клинику нарколога Женишбека Назаралиева в Бишкеке и стал вице-президентом всемирной лиги «Разум вне наркотика».

В декабре 2013 г. Матвиенко стал еще и куратором правозащитного проекта лиги «Защитим наркоманов мира». В пресс-релизе лиги говорится, что Матвиенко понравилась концепция создания виртуального сервиса помощи наркозависимым гражданам в разных странах мира. «Западные страны защищают права сексуальных меньшинств, а мы поможем в адаптации и решении проблем наркозависимым», - приводится в пресс-релизе заявление Матвиенко.

Сотрудник лиги «Разум вне наркотика» рассказал «Ведомостям», что Матвиенко помог общественной организации спонсорским вкладом в 1,6 млн руб., но не смог рассказать, в чем заключаются обязанности бизнесмена в организации.

«Как только мама Сергея Владимировича [Матвиенко] перестала быть губернатором, так успех его бизнеса и закончился», - говорит заместитель председателя комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский.

Он считает уход Валентины Матвиенко с поста губернатора почетной отставкой. «Статус высокий [председателя Совфеда], а реального влияния у Матвиенко сейчас никакого. Поэтому и бизнес сына закончился», - объясняет депутат. Теперь компании Матвиенко оказались под административным давлением, потому что прохладные отношения между бывшим и действующим губернаторами Санкт-Петербурга ни для кого не секрет, продолжает Вишневский.

Получить комментарии Валентины Матвиенко «Ведомостям» не удалось. В пресс-службе Совета Федерации сообщили, что председатель и начальник пресс-службы в отпуске, поэтому ничем помочь не могут.

Бизнес Артякова продолжает расти

У детей экс-губернаторов, перешедших на работу в госкомпании, бизнес продолжает успешно развиваться.

Летом 2007 г. экс-президент «АвтоВАЗа» Владимир Артяков стал губернатором Самарской области, а его 20-летний сын Дмитрий Артяков приобрел 25% в компании «Геленджикский курортный комплекс - Меридиан». При уставном капитале компании в 44 млн руб. доля Артякова-младшего стоила 11 млн руб., столько же в среднем, по данным декларации о доходах, зарабатывал в год на посту губернатора его отец. Такие же доли в компании достались Майе Болотовой, дочери президента «Транснефти» Николая Токарева, сыну президента «Ростеха» Станиславу Чемезову и жене президента РЖД Наталье Якуниной (в 2013 г. она продала свою долю советнику Якунина Владимиру Чернышеву).

Но курортного комплекса или отеля на участке компании до сих пор не появилось. Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального в прошлом году нашел на этом участке, который занимает 0,6 га в престижном районе Геленджика в 100 м от моря, пять коттеджей с бассейном и техническими пристройками. По данным фонда, они используются для личных нужд семей Токарева, Якунина, Чемезова и Артякова, которые соседствуют не только в курортном Геленджике, но и в подмосковном Акулинине.

«ГКК - Меридиан» не единственное приобретение Дмитрия Артякова в Геленджике. В 2007 г. он вместе со Станиславом Чемезовым, дядей Юрием Артяковым и Майей Болотовой купил в этом городе межрегиональную инвестиционную компанию «Русинвест». Ее активы найти не удалось.

Следующую сделку Артяков совершил в 2011 г.: от матери Татьяны Артяковой ему досталось 50% в торгово-промышленной компании «Профит», еще 50% осталось у Юрия Артякова.

Через год Владимир Артяков подал в отставку и вернулся в «Ростех» заместителем гендиректора госкорпорации. Но на бизнесе его сына это не отразилось, он продолжил приобретать проекты в сфере недвижимости. В 2012 г. Артяков-младший выкупил у кипрской Bronstel Consultants Limited компанию «Тауэр-плаза», а в 2013 г. стал девелопером - приобрел 99,9% в компании «Инвестиции в Московскую область». Единственный проект этой компании - строительство 14-этажного дома в подмосковном Нахабине. Предыдущий девелопер проекта - компания «Развитие Красногорского района - груп» обанкротилась.

Попутно он вместе с компанией «СМ финанс», созданной сенатором от Самарской области и знакомым Артякова-старшего Сергеем Мамедовым, приобрел 60% в брянской Межрегиональной нефтяной компании.

Артяков-старший не ответил на запрос «Ведомостей», связаться с его сыном не удалось.

Ипатова поставила на курорты

Как и Артяков, бывший губернатор Саратовской области Павел Ипатов сам подал в отставку в 2012 г. и вернулся в «Росэнергоатом» на пост заместителя гендиректора концерна, откуда уходил в 2005 г. на губернаторство. Пока он руководил регионом, его дочь Анна Ипатова, закончив учебу в Финансовой академии при правительстве, пошла руководить московским представительством компании «Инэсс» (обслуживает Балаковскую АЭС и принадлежит заместителю главного инженера атомной станции Виктору Кольжанову) и получила 3,2% акций в Балаково-банке, втором по значимости после Сбербанка в Саратовской области.

За два года, прошедших с возвращения Ипатова в «Росэнергоатом», Анна Ипатова увеличила пакет акций в банке до 17%, став третьим по величине акционером. И попутно она и ее бизнес-партнеры стали совладельцами пяти санаториев и пансионатов, которые 15-20 лет назад принадлежали структурам «Росатома» и Балаковской АЭС.

Среди них санаторий «Голубая даль» в Геленджике, расположенный, как указано на его сайте, на охраняемой территории площадью 15 га в окружении ухоженного благоухающего парка с тенистыми аллеями, цветниками, декоративными бассейнами, великолепным розарием, спортивными площадками, питьевым бюветом.

До 2013 г. Ипатовой принадлежало в этом санатории 30% через фирму «Траст-сервис», но она продала эту компанию Анастасии Курочкиной, с которой часто совершала сделки по купле-продаже долей в разных фирмах.

Сейчас Ипатовой через «Волжскую торговую компанию 2003» («ВТК 2003»), выкупленную год назад у Курочкиной, принадлежит пансионат «Юбилейный» в Туапсинском районе, на базе которого работает детский оздоровительный лагерь. А в Кисловодске Ипатовой в 2013 г. от матери Натальи перешел пансионат «Мечта» - это здание сталинской постройки с 17 номерами полулюкс.

На берегу Волги недалеко от села Широкий Буерак расположился еще один санаторный комплекс, доставшийся Ипатовой-младшей, - «Синяя птица». В комплекс входят сам санаторий, гостиница, спа-комплекс и бизнес-центр. Контрольный пакет предприятия распределен среди трех компаний - «Траст-сервис» Курочкиной (29,8%), «ВТК 2003» Ипатовой (27,5%) и ВУТК (29,6%) еще одного их постоянного партнера по сделкам с ООО - Виктора Лысова.

Наконец, в самом центре Адлера Ипатовой достался санаторий «Южное взморье», разместившийся на территории дендропарка в 11,5 га, - с собственным пляжем, теннисными кортами, открытым и крытым бассейнами с морской подогреваемой водой и тренажерами. В списке аффилированных лиц и СПАРК указаны только «Траст-сервис» с долей в 23,37% акций и Ипатова с 3,1%.

По оценке геленджикского агентства недвижимости ТОН, участок санатория «Голубая даль» может стоить более 600 млн руб., а территория «Южного взморья», по данным портала azur.ru, - около 1 млрд руб.

«Совет Федерации в нынешней ситуации - это почетная отставка. Бывшие губернаторы, став сенаторами, теряют влияние на регионы, где они раньше работали. У них остаются все атрибуты власти, но реально сенаторы мало что могут», - говорит политолог Алексей Макаркин. Другое дело, когда губернаторы уходят работать в госкорпорации. «При такой смене деятельности у людей остаются все связи, они остаются востребованными и перед ними открываются новые возможности и перспективы. Это реальные деньги и экономика», - продолжает политолог. Впрочем, он оговаривается, что все зависит от амбиций человека. «Позиция Артякова в «Ростехе» очень сильна, а вот позиция Николая Колесова [экс-губернатора Амурской области] в том же «Ростехе» для меня неочевидна», - добавляет Макаркин.

Детские стартапы

Охотник и промышленник В 2012 г. губернатором Брянской области после непростой борьбы был переизбран Николай Денин. Хотя у его семьи еще с догубернаторских времен был один актив - птицеводческий холдинг «Снежка», 33-летний сын Денина Александр в состав его совладельцев не входил, числившись наемным менеджером - гендиректором в хозяйстве «Русский охотничий клуб «Умысличи». Но в 2013 г. Денин-младший стал сразу и законодателем, и предпринимателем: он был избран депутатом Брянского райсовета и создал компанию «Снежка-агро», которая собралась строить в Брянской области кормовой цех. Бизнес-проект Денина включили в перечень инвестиционных проектов Брянской области, и в феврале 2014 г. на заседании рабочей группы инвестиционного совета при губернаторе области «Снежка-агро» получила статус резидента брянского областного промышленного парка. Этот статус дает право на льготы по налогам на имущество и снижение ставки по налогу на прибыль, подлежащую зачислению в областной бюджет. По данным правительства Брянской области, стоимость проекта «Снежка-агро» составляет 340 млн руб., срок строительства - до 2017 г. Заместитель губернатора Брянской области Анатолий Теребунов подтвердил «Ведомостям», что по решению инвестиционного совета между правительством области и «Снежка-агро» 30 декабря 2013 г. был заключен договор об инвестировании. Но за истекший период компания правом на получение льготного налогообложения не воспользовалась, каких-либо бюджетных льгот не получала. Вопросы про возможный конфликт интересов Теребунов комментировать отказался, сославшись на то, что эти вопросы находятся вне компетенции администрации губернатора. Директор и ресторатор Губернатор Амурской области Олег Кожемяко в 2012 г. также был назначен на второй срок. К тому времени его 22-летний сын Никита успел окончить бакалавриат МГУ, призваться на срочную службу в морскую пехоту во Владивосток и оказаться в числе топ-менеджеров и совладельцев некоторых предприятий отца, управление которыми тот при вступлении на госслужбу передал семье. Среди них были звероводческое хозяйство «Валентиновское», некогда крупнейший в Приморье производитель алкоголя - водочная компания «Арго-1» и одноименный торговый дом. «Арго-1» выпускала пиво под маркой «Харбин», коньяк «Сенатор» и водки под экзотическими названиями «Хайшеньвей», «Шамора», «Мыс Чуркин» и даже «Никита Кожемяко» (названа так в честь сына губернатора). А в самом крупном из предприятий, принадлежащих семье Кожемяко, - одной из крупнейших на Дальнем Востоке рыбопромышленных компаний «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ) Никита стал членом совета директоров еще в 2008 г. одновременно с поступлением в университет. В год переизбрания отца на губернаторский пост Кожемяко-младший, служивший в то время во Владивостоке, запустил свой первый личный бизнес-проект. Он выкупил у итальянского ресторатора Джанванни Мауро небольшую сеть, состоящую из пиццерии, кафе и ресторана. В 2012 г. все эти прежде успешные заведения показали убытки. В 2014 г. Кожемяко на месте ресторана в двухэтажном особняке в центре Владивостока открыл ночной клуб «Особняк». Вопросы, отправленные губернатору Кожемяко, остались без ответа. В своем блоге в июне он сообщил, что «сын на днях получил диплом об окончании магистратуры МГУ по экономической специальности. Уже в ближайшее время Никита выйдет в море на первую самостоятельную путину. Сначала лососевую, потом сельдевую, минтаевую. Чтобы быть востребованным специалистом, он должен знать все виды промысла, обязательно попробовать себя в судостроении». Впрочем, в карьере Никиты Кожемяко нет ничего необычного. Ведь его отец стал владельцем ПБТФ еще в 1997 г. Спустя четыре года Кожемяко-старший ушел в политику, став депутатом Законодательного собрания Приморского края, после чего поработал сенатором, вице-губернатором, помощником главы администрации президента. Все это время рыбный бизнес оставался у его семьи и был ее основным источником дохода - совладельцами ПБТФ являются его жена и сестра. В 2013 г. компания выловила 107 500 т рыбы и получила чистую прибыль в 175 млн руб. На долю ПБТФ, по собственным оценкам компании, приходится 2,5% общероссийского и более 13% приморского вылова рыбы. В 2013 г. Кожемяко заработал больше всех губернаторов Приморского федерального округа - 9,2 млн руб. Из них зарплата 2,2 млн руб., остальной доход за счет сдачи в аренду собственной недвижимости. Ритейлер и девелопер Бизнес дочки губернатора Ростовской области Василия Голубева Светланы до прошлого года сложно было назвать успешным. Она пыталась развивать в Ленинском районе Подмосковья, которым до 2010 г. руководил ее отец, сеть аптек и книжных магазинов. Еще в то время, в 2004 г., она открыла в Видном две аптеки и два книжных магазина «Твоя книга». В 2010 г. Светлана родила сына и ей стало не до бизнеса, рассказывал Василий Голубев «Деловому Ростову» после своего назначения на пост губернатора области. В 2012 г. компанию, управлявшую книжными магазинами, ликвидировали. А в 2014 г. Голубева решила попробовать себя в девелопменте: в мае она купила 25% компании «Видное Сити - ХХI век». Эта компания в 2006-2010 гг. была инвестором по застройке 5-го микрорайона в Видном, строила три 17-18-этажных дома, школу и детский сад.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать