Чем российские депутаты и сенаторы ответили на западные санкции

В ответ на западные санкции российские сенаторы и депутаты предложили много встречных запретов и ограничений. «Ведомости» решили посмотреть, могут ли эти предложения отразиться на бизнесе, связанном с законодателями. Похоже, иногда они могут ему помочь
Парламентарии готовы ответить на западные санкции еще более жесткими запретами и ограничениями
М. Стулов / Ведомости

Среди инициатив, выдвинутых сенаторами за последние четыре месяца, есть предложение ограничить выезд россиян за рубеж, установив повышенный сбор для желающих отдохнуть за границей. Есть идея ввести в законодательство понятие «страна-агрессор», чтобы иметь возможность запретить компаниям из «агрессивных» стран работать в России. В знак солидарности с уже оказавшимися под санкциями коллегами 353 депутата в эмоциональном заявлении попросили распространить эти санкции и на них самих (перечень предложений и их авторов см. во врезе).

«Мотивы [у авторов подобных инициатив] разные. Одни хотят проявить лояльность. А другие могут получить от своих инициатив новые возможности и доходы за счет устранения конкурентов», - считает президент Центра политических технологий Игорь Бунин.

«Конкретные экономические меры предложили те, кто знаком с бизнесом и был в нем лично заинтересован. Они хотя бы знают, чего хотят. А вот абстрактные заявления глобального характера ради демонстрации лояльности могут оказаться рискованными для их авторов», - делится мнением один из сенаторов.

Рассмотрев последние антисанкционные предложения парламентариев, а также изучив компании, связанные с родными и близкими наиболее активных сенаторов, «Ведомости» обнаружили возможную связь между некоторыми инициативами и частным бизнесом.

Оптовый интерес

На пресс-конференцию в «РИА Новости» 11 августа первый зампредседателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике сенатор Сергей Лисовский пришел в таджикском национальном халате. Сенатор сообщил, что Таджикистан, где он недавно побывал, готов поставлять в Россию 1 млн т фруктов. Помахивая тюбетейкой, он поблагодарил Путина за ограничения на ввоз европейских продуктов.

«Мы должны сказать президенту Владимиру Путину спасибо. Ведь данной мерой он подарил россиянам несколько лет жизни. Всем известно, что европейские продукты не отличаются высоким качеством <...> Покупая фрукты и овощи из стран Евросоюза, мы все чаще чувствуем, что они безвкусные», - убеждал собравшихся Лисовский.

Этой речью он не ограничился, предложив запретить ритейлерам самостоятельно импортировать продукты.

«Наша следующая задача - издать закон, запрещающий торговым сетям заниматься импортными операциями», - передал слова Лисовского ИТАР-ТАСС. По мнению сенатора, розничные компании мешают развитию отечественного сельского хозяйства, отказываясь от российской продукции в пользу импортной, при том что сами аккумулируют прибыль в офшорах, а в России демонстрируют убытки.

Кроме того, Лисовский предлагает создавать специальные оптово-распределительные центры, которые будут получать фрукты и овощи от мелких поставщиков и продавать их торговым сетям. Статус оптово-распределительных центров он хочет закрепить законодательно, приравняв их к сельхозпроизводителям, и снизить налоги для предпринимателей, которые будут в них инвестировать.

Если торговым сетям запретят заниматься импортом, этот импорт может пойти через независимые от сетей оптово-распределительные центры.

Несколько человек, знающих Лисовского, оценивают его инициативы как вполне здравые, но не исключают и его собственный интерес.

Как выяснили «Ведомости», Анна Минаева, которую называют гражданской супругой Лисовского, до середины 2013 г. была единственным владельцем московского ООО «Бройлерсити» (здесь и далее - данные ЕГРЮЛ и СПАРК). Этой фирме принадлежит 37,5% Нижегородского инновационного оптового продовольственного центра (НИОПЦ). По словам гендиректора центра Михаила Черенова, его владельцы планируют построить логистические распределительные комплексы в Нижнем Новгороде, Москве, Петербурге, Омске с перспективой создания таких же комплексов по всей центральной части России. Объем инвестиций только в нижегородский проект превышает 5 млрд руб.

«Распределительные центры,

которыми мы сейчас занимаемся, - это не что иное, как овощная, фруктовая биржа - место, где заключаются сделки и где сети смогут взять нормальный качественный товар по самой низкой цене», - рассказал Черенов. Конечно, крупные игроки вроде «Магнита», которые вкладывали в создание своих распределительных центров, «живут нормально», но, по мнению Черенова, удобнее, чтобы оптово-розничная торговля была отдельным видом бизнеса со множеством поставщиков и потребителей, которые сформируют этот рынок.

Инвестирует ли в создание НИОПЦ и других оптовых центров Лисовский, Черенов не комментирует. Лисовский не ответил на вопросы «Ведомостей» о связи его законодательных инициатив с этим бизнесом.

В 2014 г. у Минаевой остался только 1% «Бройлерсити», а 99% фирмы перешло кипрской Tuxford Trading. Она известна тем, что, согласно отчету ФАС, в сентябре 2010 г. входила в одну группу с агрохолдингом «Моссельпром», занимавшим на тот момент около 2% рынка мяса птицы отечественного производства. Раньше агрохолдинг принадлежал московскому ООО «Промтелеком», которым владел сначала Лисовский, а затем Минаева. Тем не менее в марте 2011 г., когда группа «Черкизово» договорилась купить «Моссельпром», сообщалось, что холдинг продал Лисовский. Группа «Черкизово» отчитывалась, что бизнес «Моссельпрома» был оценен в $252,9 млн с учетом $183,8 млн долговых обязательств и $69,1 млн акционерного капитала. Продавцу досталось $42 млн и около 2% акций «Черкизово».

Через пять месяцев после того, как группа «Черкизово» достигла соглашения о приобретении «Моссельпрома», кипрская Tuxford Trading как участник закрытой подписки получила преимущественное право на приобретение акций группы «Черкизово».

Интерес к рыбе

Зампред комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике сенатор Борис Невзоров в ответ на санкции предложил запретить японским рыбакам заниматься дрифтерным промыслом рыбы (ловом в поверхностных слоях воды специальными сетями) в исключительной экономической зоне России у берегов Камчатки.

Знакомые сенатора считают, что его идеи полезны как для окружающей среды, так и для российских рыбаков, но напоминают о том, что Невзоров сам имел отношение к рыбодобывающим предприятиям на Камчатке.

До того как уйти в политику, Невзоров возглавлял добывающую компанию «Устькамчатрыба», занимаясь ею с начала 1990-х. Сейчас, по данным ЕГРЮЛ, он по-прежнему числится ее учредителем с долей в 58%. У его родственницы Татьяны Невзоровой - 33,75% в компании. Невзоров вместе с Татьяной Невзоровой и дочерьми - Александрой Невзоровой и Анной Невзоровой также числится учредителем ООО «Восток-рыба». Выручка «Устькамчатрыбы» в 2013 г. превысила 1 млрд руб., «Восток-рыбы» - 68,7 млн руб.

Невзоров с Татьяной и Александрой Невзоровыми значатся учредителями ООО «Город 415», созданного в мае 2013 г. К июлю 2014 г. эта компания присоединила три фирмы (ООО «Галс», ООО «Олюторское», ООО «Стиль-1»), занимающиеся, согласно регистрационным данным, выловом рыбы.

Еще в 2008 г. в интервью местной камчатской прессе Невзоров признал, что в 2003-2005 гг. «Устькамчатрыба» тоже вела дрифтерный промысел. «Да, компания принимала в этом участие. Но когда я своими глазами увидел, что творится на промысле, сказал: хватит, так нельзя. И <...> «Устькамчатрыба» дрифтерным промыслом не занимается, хотя в 2008 г. имела такую возможность. Но совесть не позволяет», - говорил тогда Невзоров.

Руководители «Восток-рыбы» и «Устькамчатрыбы» Невзорова в отказе от дрифтерного лова поддерживают, как и в его инициативе запретить этот промысел японским рыбакам.

«Мы давно уже с этой проблемой сталкиваемся. Что такое дрифтерная сеть? Это особый вид плавучих сетей, каждая длиной порядка от 1-5 км. Они плавают в воде. Когда рыба идет на нерест, она заходит из моря в реки и дальше нерестится. Японские дрифтерные суда перегораживают пути подхода этой рыбы и добывают ее. Это происходит абсолютно бесконтрольно за пределами нашей таможенной территории, может быть, какой-то контроль и осуществляется, но не в должной мере. Принцип дрифтерного лова такой, что забирают самую ценную породу рыб, это нерка [рыба семейства лососевых], - говорит первый замдиректора «Устькамчатрыбы» Роман Кириенко.

«Конечно [запрет на дрифтерный лов для японских рыбаков] будет оправдан. Потому что это наши биологические ресурсы, которые уходят в неизвестном направлении <...> В российские территориальные воды они даже не заходят, они выловили и увезли - без контроля, без декларирования», - возмущается гендиректор «Восток-рыбы» Юрий Усков.

Занимаются ли сейчас дрифтерным ловом российские суда? Усков и Кириенко говорят, что «Устькамчатрыба» и «Восток-рыба» ведут только прибрежный промысел. Но в районе действуют и другие компании. С российской стороны дрифтерным ловом занимаются около 12 судов, с Японской - порядка 36.

«При этом 36 японских судов - они все равно отчитываются - показывают ежесуточный вылов рыбы примерно на 10% больше, чем наши 12 судов. По идее, японцы производительнее. Но не пойман, как говорится, не вор, хотя, сами понимаете, что такого просто не может быть», - говорит Кириенко. Он уверен в том, что при запрете японского дрифтерного промысла, во-первых, увеличился бы вылов со стороны российских компаний, во-вторых, выросло бы воспроизводство рыбы за счет того, что до нерестилищ дошло бы больше рыбы.

Представитель Невзорова сказал, что сенатор находится в дальней командировке и не может ответить на вопросы «Ведомостей».

Без оглядки на финансы

Зампред комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлев не раз заявлял о том, что Россия не исчерпала ответных мер на западные санкции, в том числе в части запретов на импорт определенных товаров. Сам он предложил поддержать внутренний туризм, установив повышенные сборы для выезжающих на отдых за рубеж.

Сенатор также считает необходимым изучить целесообразность ограничения поставок автомобилей, безрецептурных лекарств, у которых есть российские аналоги, товаров широкого потребления, а также подумать об ограничении консалтинговых услуг и франчайзинга.

Подобными инициативами он привлек к себе внимание не только российских, но и западных СМИ. Эксперты не исключают, что инициативы Журавлева могут отразиться на бизнесе, с которым сенатор не так давно был связан.

«У тех, кто в США или ЕС принимает решения о санкциях, есть свобода выбора - кто именно будет включен в санкционный список. Этот вопрос находится скорее в политической, а не юридической плоскости. Теоретически санкции могут быть введены как против российского сенатора, так и против его бизнеса. Даже если человек формально не владеет определенным бизнесом, но есть уверенность, что он с ним связан, - бизнес может оказаться под санкциями либо по признаку контроля, либо путем введения в список отдельной строкой», - делится мнением управляющий партнер Hogan Lovells Оксана Балаян.

С 2002 по 2012 г. Журавлев был председателем правления и совладельцем Совкомбанка. В совет директоров банка входила его родственница - Оксана Журавлева. А мать сенатора - Елена Журавлева до сих пор является совладельцем банка через сложную цепочку из семи компаний, зарегистрированных на Кюрасао, в Нидерландах, Швеции и на Гибралтаре (по данным самого банка, у нее миноритарная доля). Совладельцами Совкомбанка являются Сергей и Дмитрий Хотимские, а также девелопер Павел Фукс. Среди крупных клиентов банка - «Соллерс-финанс» и компания «Р-фарм», которая входит в топ-10 дистрибуторов по объему продаж и объему импорта лекарственных средств. Кстати, владелец «Р-фарма» Алексей Репик сказал «Ведомостям», что не считает ограничение на ввоз безрецептурных лекарств подходящим методом, а предпочел бы стимулирование отечественного производства другими способами.

Журавлев отказался от комментариев.

Совладелец и первый зампред правления Совкомбанка Сергей Хотимский передал «Ведомостям», что санкции, введенные западными странами против России, не оказывают влияния на Совкомбанк, так как банк работает исключительно в розничном сегменте. Депозиты и кредиты юридических лиц составляют около 5% баланса банка, не связаны с крупными компаниями, поэтому не имеют существенного влияния на бизнес. С другой стороны, по мнению Хотимского, ответные санкции как уже введенные, так и обсуждаемые окажут прямое негативное влияние на банк, так как ведут к росту потребительских цен, а значит, повышению числа дефолтов и росту ставок в результате действий ЦБ.

«Санкции - это вопрос политических, а не экономических решений. Если ответные санкции нужны в политических целях, в национальных интересах, то мы - часть страны и спокойно это переживем, тем более что значительного негативного эффекта для инфляции мы не ожидаем», - сообщил Хотимский.

Информацию о миноритариях банка Хотимский не комментирует, ссылаясь на политику банка.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать