Расследование: Как исключали конкуренцию на выборах

Заявления Кремля о намерении сделать выборы-2014 конкурентными оказались декларацией. Кандидаты, представлявшие угрозу для партии власти, не смогли принять в них участие. Помогли муниципальные фильтры и отзыв партиями своих выдвиженцев

  • Полина Темерина
Большинству избирателей приходилось выбирать из кандидатов, лояльных к власти
М. Стулов / Ведомости

Высокий процент кандидатов от власти на этих выборах не главное, ставка делалась на легитимность, рассказывали перед выборами «Ведомостям» в администрации президента: «Если, например, губернатор набирает больше 80%, но этот результат сопровождается конфликтами и скандалами - к нему могут возникнуть вопросы». В Кремле выступают за максимальную открытость и прозрачность избирательной кампании, кандидаты, которые пытаются не допустить до выборов сильных соперников, автоматически расписываются в собственной непопулярности у избирателей, утверждал собеседник «Ведомостей».

В этом году выборы проходят по новым правилам: условия регистрации кандидатов ужесточились, а число партий, пользующихся льготами при выдвижении, резко снизилось, отмечено в докладе Комитета гражданских инициатив (КГИ). В итоге их особенностью стал низкий общественный интерес и крайне низкая прогнозируемая явка, отмечает политолог, президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Чтобы стимулировать конкурентность выборов, Кремль подал сигнал о том, что вторые номера на всех уровнях составят своеобразный политический резерв - например, кандидаты в губернаторы, занявшие второе место, могут стать основными претендентами в депутаты Госдумы по одномандатным округам на выборах 2016 г., рассказал федеральный чиновник. На этот шаг пошли для того, чтобы простимулировать активность кандидатов, побудить их энергично вести предвыборную борьбу, объясняет он.

Но реальной конкуренции не получилось. Если сравнивать количество зарегистрированных кандидатов, процент их отсева на наиболее значимых выборах, то видно, что по сравнению с предыдущими выборами конкуренция снизилась, указывает эксперт КГИ Александр Кынев. Действительно, доля кандидатов, не получивших регистрацию, почти везде увеличилась (см. инфографику). Особенно много кандидатов не дошло до финиша на выборах по одномандатным округам. Так, не получили регистрацию в среднем 40% одномандатников, выдвинутых в заксобрания регионов, - это в два с лишним раза больше, чем в 2013 г.

Единственное исключение - выборы глав регионов. Здесь в этом году не дошли до выборов 33% кандидатов, тогда как в прошлом году - 57%. Но это может объясняться тем, что в этот раз выбирали глав 30 регионов, тогда как в прошлый раз - восьми, поэтому средние цифры сгладились. В то же время на этот раз в четырех регионах не смогли получить регистрацию больше половины кандидатов.

На губернаторских выборах конкуренция снизилась и в качественном отношении, потому что наиболее сильные конкуренты отсеялись, объясняет Кынев. Представленные в Госдуме партии на выборах губернаторов практически не выдвигали кандидатов, составляющих реальную конкуренцию действующим руководителям. А кандидата от «Единой России» нет только там, где действующий глава региона по какой-либо причине от нее не баллотируется, отмечено в докладе КГИ.

Изначальный набор потенциальных кандидатов позволял провести реально конкурентные выборы в значительной части регионов, однако стремление сохранить контроль любой ценой оказалось превалирующим. В итоге практически везде, где у действующих губернаторов были по-настоящему сильные кандидаты - в Санкт-Петербурге, Башкирии, на Алтае, в Оренбургской и Орловской областях, - они под разными предлогами были отстранены от выборов, следует из доклада КГИ.

Как использовали муниципальный фильтр

Удобнее всего для отсева оппозиции было использовать муниципальный фильтр - необходимость собрать определенное число подписей местных депутатов (для кандидатов в губернаторы) или требование о сборе определенного числа подписей избирателей (для кандидатов в депутаты и мэры). «Когда кандидат не зарегистрирован с формулировкой «не сдал документы» - а это самая частая причина отсева, - все понимают, что он не прошел фильтр», - отмечает Кынев.

«Единая Россия» реализовывала на этих выборах курс на открытость, конкурентность и легитимность, помогая оппозиционным кандидатам проходить муниципальный фильтр, утверждается в докладе близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества. Это действительно так, если не говорить о том, что поддержка оказывалась в основном слабым кандидатам, тогда как сильные лишались ее полностью.

Выборы мэра Москвы 2013 г. показали, что при стремлении к легитимности власть может посодействовать регистрации реально оппозиционных кандидатов. Однако с трудом завоеванная Сергеем Собяниным победа в первом туре показала главам других регионов, как опасны такие эксперименты. Особенно сильны такие опасения у губернаторов, ранее не участвовавших в прямых выборах, отмечает Кынев.

В итоге пошедшие на выборы действующие губернаторы обзавелись, как их называет КГИ, спарринг-партнерами или спойлерами - техническими кандидатами, создающими иллюзию конкуренции. По данным комитета, такая схема применялась в Орловской области, Алтайском и Ставропольском крае, Республике Алтай, Санкт-Петербурге, Башкирии и других регионах.

В регионах устраивался организованный сбор подписей в пользу таких кандидатов, причем эти подписи собирались в количестве, существенно превышающем требуемый для сдачи в избирком минимум (в разных регионах он составляет от 5 до 10%). По решению Конституционного суда от 2012 г. необходимый минимум подписей на губернаторских выборах не может быть превышен более чем на 5%, чтобы не лишать шансов других претендентов. Технология, применяемая партией власти, позволяла занять максимальное число подписей, но сдавать их кандидаты не спешили. Так устраивалась ловушка для конкурентов: депутаты могли расписываться и за других кандидатов, если точно знали, что первая поставленная ими подпись еще не сдана в избирком. Неугодный кандидат получал подпись, приносил ее в избирком, а перед закрытием регистрации кандидат власти или его партнеры приносили подписи тех же депутатов, но с более ранней датой. В итоге подписи оппозиционера признавались недействительными.

Самый яркий пример применения муниципального фильтра - предвыборная кампания в Санкт-Петербурге. Заметную агитацию в городе вели только два кандидата - действующий губернатор, единоросс Георгий Полтавченко и кандидат от «Справедливой России», депутат Госдумы Оксана Дмитриева (ее партия на выборах 2011 г. набрала 23,7%).

18 июня в кинотеатре «Буревестник» прошел организованный сбор подписей муниципальных депутатов в поддержку трех кандидатов - Полтавченко, представителей партии «Родина» и «Зеленые» Андрея Петрова и Тахира Бикбаева. Журналисты обнаружили здесь очередь из депутатов, готовых расписаться. «Демократично - выбор есть», - шутили некоторые из них. В результате, по данным доклада КГИ, муниципальные депутаты от «Единой России» отдали в три раза больше подписей Бикбаеву, чем Дмитриевой (136 против 36), примерно столько же получили от единороссов кандидаты от КПРФ, ЛДПР и «Родины» (128, 139 и 132).

За своего кандидата, действующего губернатора Георгия Полтавченко, петербургские единороссы собрали более 1000 подписей (71% от общего числа муниципальных депутатов), похвалилась 30 июня пресс-служба петербургского отделения партии. После этого Дмитриева обращалась к председателю ЦИК Чурову, к генпрокурору Чайке с жалобами на незаконный сбор подписей за Полтавченко, указывая, что число сданных в избирком подписей не может превышать проходной минимум в 10% более чем на 5%. Но уже на следующий день единороссы перестали говорить о точных цифрах - лишь о том, что подписи еще надо проверить.

Дмитриева нужное количество подписей так и не собрала.

Был скандал в Алтайском крае - штаб Николая Сарычева утверждал, что подписи местных депутатов были распределены в пользу врио главы региона Александра Карлина и трех его спарринг-партнеров (Владимира Кириллова, Алексея Иванова и Александра Милюкова). Карлин уверенно лидировал на выборах, собрав более 77% голосов.

Не прошел муниципальный фильтр и сильный кандидат на пост губернатора Ставропольского края - бывший глава региона Александр Черногоров. Он сдал документы в краевой избирком без подписей от муниципальных депутатов. «Их свозили в райцентры, и они ставили подписи за кандидатов от «Единой России», ЛДПР, КПРФ, «Справедливой России» и «Партии свободных граждан», таким образом выбрали почти 100% подписей. Собрать мне было фактически невозможно. Муниципальный фильтр превратился в шлагбаум для неугодных власти кандидатов», - цитировал Черногорова «Кавказский узел».

В Орловской области кандидат от Народной партии России Виталий Рыбаков пытался доказать, что действующий и. о. губернатора Вадим Потомский незаконно собрал свои подписи - потому что их сбор начался через шесть минут после того, как Потомский получил статус кандидата. А ведь это была суббота, технически было невозможно разместить заказ на подписные листы и развезти их по районам области. Не работали банки, обслуживающие счета депутатов, а услуги нотариусов, заверяющих подписи, должны оплачиваться только с них. Жалобу Рыбакова отклонили, он был снят с выборов, а в конце июля против него возбудили уголовное дело, подозревая, что он арендовал у области участок по заниженной стоимости. Потомский лидирует на выборах.

Даже представители кандидата на пост губернатора Кировской области от КПРФ Сергея Мамаева жаловались на проблемы со сбором подписей из-за того, что многих депутатов-коммунистов на местах якобы принуждают отдавать голоса за врио губернатора Никиту Белых. Сам Белых написал в твиттере, что ничего об этом не слышал и в случае необходимости готов помочь Мамаеву в преодолении фильтра.

В Москве не смогли стать кандидатами в депутаты Мосгордумы известные общественные деятели - оппозиционеры, проводившие заметные кампании по сбору подписей, - Ольга Романова, Владимир Милов, Мария Гайдар и др. Итоги регистрации в Москве, таким образом, наглядно доказывают запретительный характер регистрации через требование сбора подписей 3% избирателей округа. Эта норма требует немедленной отмены и возвращения избирательных залогов как альтернативного способа регистрации, считают в КГИ.

Как использовали партии

Ноу-хау этого года - массовые отзывы кандидатов выдвинувшими их партиями, говорит Виноградов. В Башкирии с выборов был снят сильный претендент на пост губернатора - бывший председатель правительства республики Раиль Сарбаев. Благодаря опыту работы с бывшим президентом республики Муртазой Рахимовым, сохранившим авторитет и влияние в Башкирии, Сарбаев мог стать реальным конкурентом действующему президенту республики и кандидату от «Единой России» Рустему Хамитову. Сарбаева выдвинула партия «Гражданская сила», но 9 июля съезд партии, состоявшийся в поселке Павлово Истринского района Московской области, единогласно принял решение о его отзыве. В качестве оснований назывались националистические речи, которые Сарбаев якобы произносил в 2010 г., уголовное дело, по которому он был оправдан и которое никогда не скрывал, и сведения, что Сарбаев якобы «имеет отношение к заказным убийствам». Сарбаев подал иск об отмене решений съезда партии «Гражданская сила» и последующего постановления ЦИК Башкортостана в Пресненский суд Москвы, но дело проиграл. На тот момент Сарбаев, по заявлению его штаба, уже почти преодолел муниципальный фильтр.

В Оренбургской области с выборов был снят единый кандидат от оппозиции Сергей Катасонов. Его выдвинула ЛДПР, а КПРФ и «Справедливая Россия» поддержали, отказавшись от выдвижения своих кандидатов. При таком уровне поддержки Катасонов мог составить конкуренцию врио губернатора области и кандидату от «Единой России» Юрию Бергу. Через два дня после подачи Катасоновым документов для участия в выборах в облизбирком стало известно о его снятии на основании решения высшего совета ЛДПР «в связи с получением о нем данных из правоохранительных органов». «Известия» написали, что правоохранители расследуют дело о хищениях в одной из компаний Катасонова. Следственный комитет официально эту информацию не подтвердил.

В Орловской области партии отозвали сразу трех выдвиженцев, в том числе и бывшего замгубернатора Ивана Мосякина («Патриоты России»).

Как использовались избиркомы

В Курской области в гонку за пост губернатора вступил бывший вице-президент России и бывший губернатор региона Александр Руцкой. Ему пришлось выдвигаться от новой малоизвестной партии «Демократическая правовая Россия». Руцкому даже удалось собрать необходимое количество подписей, но областной избирком отказал в регистрации, усмотрев ряд нарушений. Среди них пять подписей от муниципальных депутатов, ранее уже поддержавших другого кандидата. Жалобы в ЦИК и Курский областной суд результата не принесли, а 8 сентября стало известно, что Верховный суд тоже отказал Руцкому в регистрации. Бывший чиновник имеет опыт предвыборной борьбы с нынешним и. о. губернатора Александром Михайловым. В 2000 г. Руцкой баллотировался на второй срок, но был снят с выборов за то, что, как писала «Газета.ру», не указал в декларации площадь балкона в квартире, чем, по мнению суда, «ввел в заблуждение избирателей». На тех выборах победил Михайлов, бывший тогда коммунистом. С тех пор он вступил в «Единую Россию» и сохранил губернаторский пост.

Всего за несколько дней до выборов курские СМИ сообщили о том, что Руцкой направил открытое письмо президенту России Владимиру Путину. В нем, как писали «Курские известия», Руцкой обвинил областную администрацию в организации фальсификации и подлога избирательных документов в целях отказа ему в регистрации и попросил главу государства отменить выборы в регионе, назначить независимое расследование и упразднить «коррупцию и вседозволенность обнаглевших руководителей субъектов Федерации».

В итоге из 30 регионов, в которых избирают главу местной исполнительной власти, реальная конкуренция была только в трех - на Алтае, в Якутии и Астраханской области, отмечал Фонд развития гражданского общества (см. врез). Последние примеры обеспечивают не столько заявленную конкурентность, сколько легитимность: в указанных регионах кандидаты власти получают свою победу с небольшим перевесом через 50%, но на общероссийском фоне это становится исключением, лишь подтверждающим правило, указано в докладе Фонда развития гражданского общества.

В целом ситуация на выборах лучше, чем в 2011 г., но по сравнению с 2013 г. очевидна деградация, считает Кынев. О легитимности на этих выборах говорить не приходится, для этого сначала нужно было позволить зарегистрироваться сильным кандидатам, пока же установка на легитимность выглядит не более чем декорацией, заключает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать