Как США перекроили мировой нефтяной рынок

Обвал цен на нефть заставил многих участников рынка лихорадочно искать ответы на вопросы: в чем причина падения цен, как низко они могут опуститься и когда восстановиться. Ответ, если вкратце, таков: о цене выше $100 стоит забыть надолго
Падение цен на нефть доставляет неприятности разработчикам сланцевых месторождений в США, но добытчикам в других странах приходится гораздо хуже
Lucy Nicholson / Reuters
Эффективная добыча

С 2012 г. американские компании снизили себестоимость добычи сланцевой нефти на $30 до $34-67 за баррель (для WTI), писал в подробном анализе деятельности компаний банк Morgan Stanley. Citi приводит расчет, показывающий, что в нынешних условиях добыча на месторождениях США вряд ли упадет даже при уменьшении числа буровых установок. В 2013 г. на сланцевых нефтяных месторождениях работало в среднем 1370 буровых установок, в январе 2014 г. - 1403, в декабре - 1575 (в среднем в 2014 г. - 1530). Если сокращение капиталовложений приведет к уменьшению числа установок на 20%, их останется 1250. Однако производительность в этом году выросла на 34%; если такие темпы сохранятся и в 2015 г., то объем добычи при сократившемся числе буровых будет таким, как будто работало 1675 установок с производительностью на уровне 2014 г. Если же производительность вырастет лишь на 17%, объем добычи будет соответствовать работе 1460 установок. «Это вряд ли можно считать рецептом для ощутимого замедления роста добычи», - делают вывод в Citi.

Сколько стоит сланцевая нефть

Себестоимость нефти из сланцевых месторождений во многом определяется сложностью ее добычи, которая зависит от расположения участка и геологических формаций, стадии разработки месторождения (там, где есть вся инфраструктура и выкуплены права на землю, себестоимость зачастую ниже $40 за баррель), расстоянием до нефтеперерабатывающих заводов, которые расположены в основном на побережье, и наличием средств транспортировки. Добытчики в Техасе платят несколько долларов за баррель, чтобы залить нефть в трубопровод, который отправит ее за 150 км на НПЗ, а в Северной Дакоте, Колорадо или Вайоминге, где трубопроводных мощностей не хватает, нередко приходится платить $10-15 за баррель за погрузку нефти в железнодорожные цистерны и перевозку на 1500 км с лишним. По оценке оператора трубопроводов и нефтехранилищ Enterprise Products Partners, средняя скважина на многих сланцевых участках нерентабельна при цене $60 за баррель, но некоторые высококачественные скважины в Техасе могут работать и при цене в $30 за баррель.

Смена парадигмы

С июня 2014 г. нефть подешевела более чем на 40%, и признаков стабилизации пока не видно. Во время сырьевого суперцикла, начавшегося более 10 лет назад, предложение не поспевало за спросом, который стимулировался стремительным подъемом развивающихся экономик. Теперь же во многом благодаря новым технологиям сформировался избыток предложения, объясняет Дэвид Фуллер, издатель инвестиционного бюллетеня Fuller Treacy Money. А спрос невысок из-за медленного роста мировой экономики и более эффективного использования энергоресурсов. Фуллер еще в 2003 г. спрогнозировал формирование долгосрочного «бычьего» тренда на сырьевых рынках. В последние же годы, по его мнению, на нефтяном рынке наступил период медленного снижения цен, который продлится до конца десятилетия.

Долгосрочные структурные изменения означают, что «отметка $90 за баррель [для нефти Brent], служившая в последние годы уровнем поддержки, превратится в уровень сопротивления», писал в начале года Эдвард Морс, начальник отдела анализа мировых сырьевых рынков Citigroup. Оживление мировой экономики в 2012-2013 гг. «лишь оттянуло наступление судного дня, вызванного сланцевой революцией в США», указывает он теперь в отчете под названием «Прощай, трехзначная цена на нефть».

Ситуация меняется под влиянием двух факторов, считает Дэниел Ергин, вице-президент исследовательской компании IHS и основатель Кембриджской ассоциации энергетических исследований. Спрос на нефть со стороны Китая и других развивающихся экономик перестал быть главным фактором ценообразования, написал он в статье, опубликованной The Wall Street Journal. Им становится рост нефтедобычи в США, который Ергин называет поразительным, реальным и динамичным.

По мнению Эда Ярдени, президента Yardeni Research, основная причина происходящего сейчас на нефтяном рынке, где началась «битва титанов», - «шок со стороны предложения». «Саудовская Аравия отказалась от своей роли Федеральной резервной системы на нефтяном рынке, - пишет Ярдени. - Саудовцы больше не хотят проводить «операции на открытом рынке», чтобы стабилизировать цену от имени ОПЕК. Они решили разрешить рынку определить цену и надеются, что она упадет достаточно низко, чтобы остановить значительную часть нефтедобычи в США, а затем снова вырастет». Но в успех этого замысла сам Ярдени не верит: «Как будет «удачи» по-арабски?»

Годы великого перелома

США сократили потребление нефти и нефтепродуктов, но главное - радикально нарастили ее добычу благодаря сланцевой революции. Если в 1983-2005 гг. потребление выросло на 36,5% до 20,90 млн баррелей в день, то затем стало снижаться - на 9% до 18,96 млн в 2013 г. Добыча же в 2005-2013 гг. выросла с 5,18 млн до 7,44 млн баррелей в день (в кризис 2008 г. она временно падала ниже 4 млн). В этом году рост добычи ускорился до более чем 1,5 млн баррелей: по данным Администрации энергетической информации (EIA - ведомство министерства энергетики США), за неделю по 5 декабря нефтедобыча составила 9,118 млн баррелей в день - это рекорд для недельной статистики, которая ведется с 1983 г.

Еще пять лет назад лидеры рынка такого поворота не ждали. В 2007 г. Национальный нефтяной совет (представляет мнение работников нефтегазовой отрасли США) по просьбе минэнерго подготовил доклад «Суровая правда об энергии», где говорилось: «Суровая правда заключается в том, что предложение нефти и газа <...> вряд ли будет поспевать за ростом спроса, который через 25 лет на 50-60% превысит нынешний уровень. <...> Темпы роста могут опережать ввод в эксплуатацию новых источников поставки [нефти и газа], стимулируя рост цен». Авторы доклада, конечно, не предвидели мирового экономического кризиса, подорвавшего спрос. Но не обратили они внимания и на то, что как раз в это время их коллеги - прежде всего небольшие независимые компании - закладывали основы сланцевого бума. Используя такие методы, как гидроразрыв пласта и горизонтальное бурение, они с 2008 г. помогли нарастить добычу почти на 4 млн баррелей в день. Причем в последние три года сланцевая нефть обеспечивает практически весь прирост добычи в США и большую часть прироста в мире (см. инфографику), отмечают аналитики IHS.

Собственная нефть вытеснила с американского рынка импортную, для которой пришлось искать покупателей в других регионах, увеличивая там предложение. Если в 2005 г. импорт нефти в США составлял 10,13 млн баррелей в день, то в 2014 г. - 7,4 млн. Например, поставки из Нигерии сократились в 2010-2013 гг. на 76,4%, из Ирака - на 17,3%, из Венесуэлы - на 33,5%, из Мексики - на 26,10% (хотя импорт из ряда других стран, например Саудовской Аравии и Кувейта, вырос).

По оценке EIA, в 2015 г. на долю импорта придется лишь 21% потребления жидкого топлива в США против 60% в 2005 г. При этом реальность заставляет ведомство корректировать прогнозы: например, в начале 2012 г. оно ожидало, что импорт сократится лишь до 37% к 2035 г.

Сейчас США хотя и отстают от России и Саудовской Аравии по добыче собственно сырой нефти, но уже, по данным EIA, опережают их по жидким углеводородам (сырая нефть, газоконденсатные жидкости), производя их более чем на 12 млн баррелей в день (см. инфографику). По оценке Citi, к 2020 г. эта цифра превысит 14 млн баррелей, что даст США в случае отмены существующего запрета на поставки за рубеж возможность экспортировать почти 5 млн баррелей в день. Это изменит мировой энергетический рынок, считают в Citi. Даже если цены существенно упадут, указывает Морс, тренд не изменится и к 2019 г., если не к 2018 г., США станут нетто-экспортером нефти и нефтепродуктов.

«Экономика свободного предпринимательства в США позволяет компаниям строить бизнес-планы в наиболее здоровой атмосфере конкуренции и стимулирует развитие технологий, - объясняет эти успехи Фуллер. - Другие добывающие страны, включая Россию, стали слишком зависимы от нефти в ущерб диверсификации и развитию предпринимательства». Можно сказать, что сейчас рынок наказывает Россию за это, считает Фуллер.

Впервые более чем за 30 лет доминирующей позиции ОПЕК на нефтяном рынке брошен вызов, и ей будет очень сложно приспособиться к ситуации, поскольку среди ее членов нет единства в том, что делать, считает Ергин. Решение картеля 27 ноября не менять квоты на добычу отражает опасение стран Персидского залива потерять долю рынка в случае сокращения добычи.

Саудовская Аравия рассмотрит возможность сокращения добычи, только если к ней присоединятся другие страны, заявил после заседания ОПЕК принц Турки аль-Файзаль аль-Сауд (ранее он возглавлял разведслужбу страны и был послом в США). Королевство не повторит ошибок прошлого и «не собирается в этот раз отдавать другим долю рынка и позволять им, будь то Россия, Нигерия, или Иран, или другие страны, продавать нефть покупателям Саудовской Аравии», сказал он. За последние годы Саудовская Аравия сформировала значительные денежные резервы - около $800 млрд, по оценке Citi, - которые позволят ей удовлетворить свои потребности, тогда как «крупным нефтепроизводителям, таким как Россия и Иран, нужен определенный уровень цен, чтобы поддерживать равновесие» в экономике, заявил принц.

Министр финансов России Антон Силуанов недавно оценил потери страны в 2014 г. от падения цен на нефть в $90-100 млрд; валютные резервы России - $416,2 млрд.

В Саудовской Аравии полагают, что рынок стабилизирует цены на уровне около $60 за баррель и это подорвет экономику сланцевой добычи, написала в начале декабря WSJ. Еще в середине октября, утверждает издание, чиновник одной из стран Персидского залива - союзников королевства называл $70 за баррель американской нефти WTI «магической цифрой» - при ее достижении якобы добыча на значительной части сланцевых месторождений станет экономически невыгодной. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла эль-Бадри в конце октября заявил, что половина сланцевой добычи в США нерентабельна уже при цене в $90 за баррель.

Где точка равновесия?

Основываясь на прогнозах Международного энергетического агентства (МЭА) и ОПЕК, аналитики полагают: чтобы рынок сбалансировался, предложение в I квартале 2015 г. нужно сократить на 1-2 млн баррелей в день. «Мы полагаем, что [нефтяная] отрасль достаточно быстро отреагирует на геополитическую ситуацию с ценой нефти, - пишет в отчете Ян Стюарт, начальник отдела анализа энергетических рынков Credit Suisse. - Но она не может действовать так быстро, как ОПЕК. Запасы нефти будут расти, давя на котировки фьючерсов на ближайшие месяцы в I квартале, для которого мы прогнозируем среднюю цену в $62 за баррель для WTI».

В самой ОПЕК не все уверены, что картелю удастся выиграть ценовую войну с добытчиками сланцевой нефти. «Цены, которые мы видим, - недостаточная причина, чтобы с определенностью утверждать, что в ближайшие четыре или пять месяцев сланцевая нефтедобыча сократится на 1 млн или 2 млн [баррелей в день]», - сказал министр нефти Ирана Миджан Намдар Занганех в интервью Bloomberg в конце ноября, когда Brent стоила около $70, а WTI - около $66 за баррель.

Нефтедобыча в США оказалась более жизнеспособной, нежели предполагалось, указывает Ергин. Но компании не могут не реагировать на падение цен. Неделю назад ConocoPhillips объявила о сокращении капиталовложений в 2015 г. на 20%. Она отложит разработку ряда новых участков сланцевых месторождений, включая Permian Basin в западном Техасе, Niobrara в Колорадо, Montney и Duvernay в западной Канаде. Основные инвестиции будут сосредоточены на уже активно эксплуатирующихся месторождениях Bakken в Северной Дакоте и Eagle Ford в Техасе. Но ConocoPhillips рассчитывает, как и ранее, увеличить добычу в 2015 г. на 3%.

EOG Resources, пионер сланцевого бума и крупнейшая независимая нефтедобывающая компания, на прошлой неделе сообщила, что прекратит работу на многих нефтяных и газовых участках в Канаде и сосредоточится на проектах в США. По данным Drillinginfo, количество выданных разрешений на бурение упало в США в ноябре на 36% по сравнению с октябрем. Правда, оно все равно на 13% превышало показатель ноября 2013 г. - и компании могут продолжать добычу по уже выданным разрешениям.

На месторождении Eagle Ford число буровых установок сократилось с рекордных 210 в июле до 190. «Сокращения сейчас неизбежны», - говорит Карр Ингхэм, экономист Техасского альянса производителей энергоресурсов. Но они не означают, что объем нефтедобычи уменьшится, возражает Грег Хас, директор аналитической фирмы Stratas Advisors: компании становятся все более эффективными, и «если раньше нефтедобыча падала после снижения числа работающих буровых, то теперь это не так». Аналитики указывают на постоянно растущую эффективность сланцевых добытчиков как на фактор, который может обеспечить продолжение роста нефтедобычи - по крайней мере, в ближайшие месяцы и кварталы (см. врез). Повышение производительности сланцевой добычи может компенсировать сокращение капиталовложений на других месторождениях и в других странах, способствовать росту совокупной добычи в 2015 г. и еще ниже опустить цены на нефть, считают аналитики Citi.

Один из основных вопросов - при каких ценах на нефть сланцевое производство будет оставаться рентабельным. По оценке МЭА, только 4% такой добычи в США нерентабельно при цене ниже $80, а бóльшая часть добычи на сланцевом месторождении Bakken в Северной Дакоте, крупнейшем в США, рентабельна при цене $42 и ниже. «Себестоимость в округе Маккензи, наиболее производительном округе штата, - лишь $28 за баррель», - говорится в отчете агентства.

Около 80% трудноизвлекаемой нефти (это в основном сланцевая нефть), которая может быть добыта в 2015 г., имеет себестоимость в $50-69 за баррель WTI, оценивает IHS; эта цена покрывает капитальные и операционные расходы и дает норму прибыли в 10%. (Рентабельность в 10% включается в оценку себестоимости во всех расчетах.) IHS ждет цену WTI, которая в последние годы обычно дешевле Brent на несколько долларов, на уровне $77 за баррель в 2015 г.; в этом случае рост добычи трудноизвлекаемой нефти в США составит около 0,7 млн баррелей в день. Рост совокупной добычи нефти и газоконденсатных жидкостей ожидается на уровне 1 млн баррелей, а в 2016 г. - 0,65 млн баррелей в день. Однако психология может заметно повлиять на действия участников рынка, считают в IHS: «Если ценовые ожидания, не говоря уже о реальных ценах, упадут еще ниже, последствия для добычи окажутся более существенными».

Морс оценивает себестоимость при полном цикле, включающем покупку прав на землю или аренду и строительство инфраструктуры, в $70-80 за баррель. Однако после этого для ввода в строй новой скважины требуются гораздо меньшие вложения, которые могут составлять лишь $35-40, отмечает он. Попытка Саудовской Аравии выдавить с рынка сланцевых добытчиков может дать только временный эффект, полагает Фуллер: они сконцентрируются на работе на наиболее прибыльных территориях, к тому же технологии постоянно совершенствуются, снижая производственные расходы.

Многие компании могут пережить значительное падение цен в ближайшие год-два. У Pioneer Natural Resources захеджировано 85% потенциальной добычи сланцевых нефти и газа до конца следующего года и две трети - до 2016 г. Noble Energy и Devon Energy захеджировали две трети добычи в 2015 г. Правда, Continental Resources, крупнейший нефтедобытчик на месторождении Bakken, в начале ноября, когда нефть стоила около $80, закрыла все контракты на хеджирование по $100 до 2016 г., посчитав, что цены скоро восстановятся. Continental реализовала на этой сделке $433 млн, но осталась беззащитной перед дальнейшим снижением цен.

Еще одна потенциальная проблема - высокий уровень задолженности у части компаний, которые финансировали развитие с помощью заемных средств, не генерируя достаточного денежного потока. Если у EOG Resources и Anadarko Petroleum при цене нефти в 2015 г. около $70 долг будет примерно равен EBITDA, что, по оценке Tudor Pickering Holt, весьма немного, то у ряда других компаний, включая Laredo Petroleum, Goodrich Petroleum и др., он превысит EBITDA в четыре и более раз. Но банкротство или проблемы слабых компаний создадут возможности для финансово крепких игроков. Консолидация, появление свободных мощностей, покупка производительных участков успешными компаниями позволят сократить расходы и повысить эффективность, считают некоторые аналитики. «Темпы роста добычи снизятся. При цене в $50 он, возможно, остановится, но добыча не будет сокращаться», - считает Филип Верлегер, президент PKVerleger, занимающейся консалтингом в энергетическом секторе.

Даже при цене в $60 в 2015 г. рост добычи не прекратится, а замедлится до 0,5 млн баррелей в день, сокращение же денежных потоков и капиталовложений начнет оказывать влияние на добычу уже только в 2016 г., считают в Citi.

«Медведи» пришли надолго

До 2020 г. цена на нефть Brent будет колебаться в пределах $70-90 за баррель, считают Морс с коллегами. Они объясняют это и сланцевой революцией, и тем, что замедление экономики Китая, который был основной движущей силой роста цен на сырье, - процесс долгосрочный.

В ближайшее же время улучшения ситуации с ценами стоит ожидать только во втором полугодии 2015 г., полагают многие аналитики. Удешевление энергоресурсов к тому времени может ускорить рост мировой экономики, и цена на нефть снова пойдет вверх, считают в Citi, а до этого Brent может стоить $60-70 за баррель. Если же реализуются геополитические риски (значительные перебои в поставках из стран Ближнего Востока и Северной Африки, заметное падение добычи в Ливии и др.), Brent может подорожать в 2015 г. до $93-95, но это создаст стимулы для наращивания сланцевой добычи в США и ценовая и производственная борьба перенесется в 2016 г. Предложение в секторе сланцевой добычи достаточно эластично, соглашается Morgan Stanley: скважины эксплуатируются не так долго, как на традиционных месторождениях, потому компании быстро отреагируют на рост цен, снова нарастив инвестиции.

Аналитики банка полагают, что при бездействии ОПЕК рынок может разбалансироваться еще сильнее и в первом полугодии 2015 г. цены продолжат падать. Пессимистичный прогноз таков: превышение предложения над спросом достигнет пика во II квартале, средняя цена Brent - $57, а в худшем случае - $43. Во втором полугодии ситуация начнет стабилизироваться. Morgan Stanley прогнозирует на весь 2015 год цену в $81 для Brent, на последующие годы его аналитики дают более оптимистичные прогнозы, чем в других банках: цена снова превысит $100 за баррель.

Чтобы существенно сократить денежный поток и доступ к капиталу сланцевых добытчиков в США, цены должны находиться «на болезненно низком уровне в течение продолжительного времени», указывает Стюарт из Credit Suisse. Первые признаки снижения активности плюс сезонные факторы могут начать разворачивать ситуацию во II квартале, цена может вырасти до $70 с $62 за баррель в I квартале. К концу года цена Brent может подняться до $75 (WTI - до $70), а в 2016 г. - до $80 (WTI - до $75). Последнее значение в Credit Suisse считают равновесным в долгосрочной перспективе, сохраняя такой прогноз до конца десятилетия.

Падение цен будет медленно влиять и на спрос, и на предложение, указывают эксперты МЭА в ежемесячном обзоре, опубликованном в пятницу. Агентство снизило прогноз роста спроса в 2015 г. на 230 000 баррелей в день до 900 000 баррелей, он составит 93,3 млн баррелей в день.

В долгосрочной перспективе ОПЕК в значительной степени потеряет контроль над рынком нефти, считает Фуллер: развитие технологий способствует как наращиванию добычи (разработку сланцев в будущем могут наладить и другие страны), так и ее удешевлению, а также внедрению конкурентоспособных источников возобновляемой энергии и энергосбережению. Фуллер также полагает, что возобновится развитие атомной энергетики. Так, в 2015 г. снова заработают АЭС в Японии. Эпоха высоких расходов на энергоресурсы заканчивается, на нефтяном рынке - долгосрочный «медвежий» тренд, считает он.

Нефть потащит за собой вниз и цены на другие виды сырья. Поскольку на энергоресурсы приходится до 50% себестоимости производства ряда сельскохозяйственных товаров и металлов, цены на многие из них продолжат снижение, считают аналитики Societe Generale: а значит, производители смогут увеличить их выпуск, нарастив предложение.

Индекс сырьевых товаров Bloomberg Commodity, выросший с 2000 г. по апрель 2011 г. на 91%, к концу прошлой недели снизился на 37%, в том числе на 12% - с начала этого года. Если индекс завершит 2014 год в минусе, падение будет длиться четыре года подряд: это самое длительное снижение индекса, который раньше назывался DJ-UBS, с начала его расчета в 1991 г.

«Мы вступаем в новую эпоху на мировом рынке нефти, где цены в течение какого-то времени будут низкими. Нефть была последним из товаров сырьевого суперцикла, что еще держался» на высоком уровне, сказал Ергин недавно в интервью The Sunday Telegraph.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать