Регистрация Подписка




Политолог Екатерина Шульман объясняет, почему законотворческая деятельность депутатов внушает оптимизм8

Запрещенная к ввозу продукция из Евросоюза продолжает поступать на российский рынок1

Чем зарабатывает на жизнь Алексей Навальный

Стремительный рост популярности Алексея Навального, которого даже называют будущим президентом России, делает приличным нескромный вопрос: а на какие деньги он раскрутился?



Vedomosti.ru

  • Статья
  • Отзывы164
  • Фото
  • Видео
  • В избранное
Чем зарабатывает на жизнь Алексей Навальный
Фото: M. Japaridze/AP

Сел в тюрьму блогером — вышел будущим президентом России — так сказал про Алексея Навального писатель Виктор Шендерович. Навального в декабре арестовали на 15 суток во время митинга за честные выборы.

Президентом не президентом, но полноценным политиком блогер Навальный уже стал. Он рассказал «Ведомостям», что зарегистрировал некоммерческую организацию Фонд борьбы с коррупцией и начал сбор пожертвований. Навальный говорит, что ему нужно $300 000 в год. Опыт его же проекта «Роспил» показывает, что Навальный может собрать и больше — сочувствующие граждане без всяких фондов, просто под честное имя, уже перечислили примерно столько же.

Анонимных пожертвований Навальный на этот раз принимать не собирается. «Регулярно приходят люди и предлагают денег. А я им говорю: давайте вы назовете себя [публично] и дайте мне денег. Они все боятся. Сейчас собралось какое-то количество смелых людей, которые готовы заявить, что они дают мне денег. Они дают суммы разные. Начиная от $100 000, заканчивая $10 000», — рассказывает Навальный.

В новый фонд он планирует собрать все свои проекты. «Роспил» (разоблачение воровства при госзакупках), «Росяма» (сбор жалоб на плохие дороги) и «Росвыборы» (организация наблюдения за выборами) станут подразделениями фонда с отдельными субсчетами. «Возможно, будет отдельный субсчет для борьбы с Вексельбергом, с Дерипаской и со всеми остальными, — рассуждает Навальный. — Если тебя интересует конкретное расследование, ты считаешь, что мы его ведем эффективно, и ты готов дать на это деньги — пожалуйста».

«Ведомостям» стали известны имена двух спонсоров, которые уже рискнули поддержать фонд Навального. Это сын основателя «Вымпелкома» бизнесмен Борис Зимин (подтвердил, что уже дал 300 000 руб. и будет примерно столько же давать каждый месяц) и бывший менеджер «Альфа-групп» Владимир Ашурков (подтвердил, что дал 300 000 руб.; см. о них врез на стр. 12).

Таким образом, политический проект «Навальный» получает постоянное легальное финансирование. «Все будет чисто и без наличных денег. Будут известны все имена людей, которые дают деньги, и в каком количестве, и будут известны все расходы», — обещает он.

А на что он жил до сих пор, постоянно занимаясь некоммерческими проектами? «Ведомости» отправились на поиски источников дохода Навального.

Студент

Номинально студент Навальный стал бизнесменом еще на 1-м курсе. В 1993 г. он поступил на юрфак Университета дружбы народов (в МГУ 1 балл недобрал).

И как раз его родители — отставной офицер Анатолий и экономист Людмила Навальные — организовали свое дело, Кобяковскую фабрику по лозоплетению. Такая же фабрика, на которой работала Людмила Навальная, разорилась. «И вот родители рядом арендовали заброшенный деревенский клуб, переманили туда мастеров, убедив их не переквалифицироваться в охранники, и заново создали Кобяковскую фабрику», — вспоминает Навальный. Он стал соучредителем, но в делах поначалу совсем не участвовал. Деньги решил зарабатывать по специальности — время было такое: «Было понятно, что все преподаватели весьма оторваны от реальной жизни, и казалось, что не нужно заниматься этой учебой, а нужно идти работать — и ты заработаешь немедленно миллиард долларов«.... Читать целиком

  Зарегистрируйтесь, чтобы сразу читать полные тексты на одной странице.

Работать Навальный пошел в банк «Аэрофлот»: «Помню, сидел и писал всякие претензии типа: немедленно верните наш миллиард. Но непосредственно в суды не ходил». Миллиарды банку не вернули — в январе 1997 г. ЦБ отозвал у него лицензию.

Следующим местом работы стала девелоперская «СТ-групп» Александра и Шалвы Чигиринских (сейчас она называется «Снегири»). «Навальный пришел в 1998 г. по объявлению, — вспоминает нынешний гендиректор Снегирей” Геннадий Мелкумян, в те годы возглавлявший юридический департамент компании. — Рассматривали несколько кандидатур, остановились на нем: он смышленый, быстро улавливает».

Навальный вспоминает, что у Чигиринских занимался в том числе валютным контролем: «Был совершенно идиотский закон о валютном регулировании, который чудовищно мешал работать. Тогда [в этом бизнесе] были якобы международные сделки: то иностранцы покупают здания, то кредиты иностранные. Но на практике это были сделки между российскими компаниями в иностранных юрисдикциях — мы постоянно подпадали под этот закон».

Из «СТ-групп» Навальный ушел в 1999 г., вскоре после кризиса. «Многие девелоперы тогда грохнулись. Банк СБС-агро”, которому мы много строили, — тоже, — объясняет он. — Тогда очень много народа разбежалось [из компании]. И мне тоже казалось, что надо идти на новую работу, чтобы зарабатывать больше».

В том же году он получил диплом юриста. О том, что подрабатывал одновременно с учебой, Навальный жалеет: «Вот есть у тебя пять лет, чтобы учиться, — нужно учиться, а не заниматься всякой фигней».

Бизнесмен

Еще в 1997 г. Навальный зарегистрировал ООО «Аллект». У Чигиринских он помимо валютного контроля занимался антимонопольным законодательством — получал разрешения на сделки купли-продажи. «Я достаточно быстро навострился. Возникло огромное количество людей, которые спрашивали у меня советы по этому делу, — вспоминает Навальный. — И подумал, что теперь совершенно прекрасно могу делать то же самое, но безо всяких Чигиринских».

У него было два клиента, которые «обеспечивали регулярными заказами». Остальные заказчики находили его по сарафанному радио. «Вот есть люди, которые продают здание, им нужно за месяц оформить сделку. Они давали мне документы, я оформлял все в антимонопольной службе за месяц и получал свои $700», — рассказывает Навальный. В удачный месяц он мог заработать $4000-5000.

Еще два бизнеса он открыл в начале 2000-х вместе с приятелями по юрфаку — «Н.Н.Секьюритиз» и «Евроазиатские транспортные системы». Навальный говорит, что с каждой из этих фирм работал (и получал от нее деньги) примерно по году.

«Н.Н.Секьюритиз» — «компания, которая торговала на бирже ценными бумагами». К тому моменту Навальный заочно получал второе высшее образование — в Финансовой академии, специальность — «биржевое дело». «Н.Н. [в названии компании] — это значит Нестеренко и Навальный. Был у меня приятель по институту Ваня Нестеренко, он один из руководителей Мосфундаментстроя-6”. У нас была небольшая сумма, которую дал Ванин папа. И какое-то время мы довольно успешно торговали», — рассказывает Навальный. А потом «случился один из биржевых кризисов». «Забавно вышло: в нашей группе все работали на бирже, естественно, и из 12 человек у восьми компании разорились. Мы тоже разорились», — говорит Навальный.

«Евроазиатские транспортные системы», по словам Навального, — «это тоже компания из тех романтических времен, когда все считали, что, чем ты только ни займешься, все начнет приносить тебе огромное количество денег. Мы с приятелем сделали такую контору с пафосным названием, она просто занималась логистикой». Заработать решили на загрузке автомобилей, привозящих грузы в Москву, — чтобы не ехать назад порожняком, водители давали скидку. «Приходили на станцию метро, там стояли тетки-трейдеры, которые работали с водителями и договаривались о том, как везти грузы», — смеется Навальный. К теткам ходил не он — он отвечал за юридическое сопровождение и финансы. Вскоре партнеры разошлись. По словам Навального, «бизнес этот был интересным, на нем можно было много денег заработать, но он очень муторный».

А Навальный к тому моменту уже работал в «Яблоке»: деньги, которые принесли «Аллект», «Н.Н.Секьюритиз» и «Евроазиатские транспортные системы», позволили ему «заниматься тем, что нравилось, но не приносило денег».

Функционер

В «Яблоко» Навальный тоже пришел по объявлению, которое увидел на сайте партии. Это был 2000 г., когда Владимир Путин уже стал президентом. Навальный помнит, что тогда начались первые разговоры о повышении входного барьера в Госдуму для политических партий. «Было понятно, что это направлено против Яблока” и СПС. Я хоть не был большим фанатом Яблока” и СПС, подумал: а я просто возьму и из принципа вступлю».

Навального приняли кандидатом в кандидаты, и в этом статусе он пробыл около года. «Сразу стал активность проявлять в московском Яблоке”, выступал на собраниях, выдвигал предложения. Позже он вошел в мою команду», — вспоминает лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин.

Первое время Навальный работал на «Яблоко» по основной специальности — он стал активистом мобильных юридических групп, участвовавших в региональных выборах. За эту работу «платили смехотворные деньги: на дорогу и гонорар 2000-3000 руб.».

В 2001 г. он стал членом партии. Илья Яшин, с которым Навальный несколько лет проработал бок о бок, говорит, что партия платила функционерам мало: Навальный работал за $300 в месяц — возглавлял группу по проведению акций протеста.

На партийной работе Навальный подружился с функционерами из СПС — Марией Гайдар и Никитой Белых. «Это было в период романтической дружбы СПС и «Яблока», — говорит он. С Гайдар Навальный создал «Демократическую альтернативу» («ДА!»).

Одним из проектов «ДА!» были политические дебаты, проходившие в клубах, — их вел сам Навальный. Дебаты имели успех. «Стало понятно, что народу много, надо выводить это на какие-то новые мощности», — вспоминает Яшин. Гайдар и Навальный стали рассылать заявки на гранты.

«Один грант получили от Общественной палаты — $15 000. Мы сами удивились, что его получили», — говорит Навальный. Тут же купили мебель в офис «ДА!», который располагался в районе ст. м. «Новокузнецкая». Второй грант — тоже на $15 000 — дал американский Национальный фонд демократии. Деньги тратили в основном на аренду залов под дебаты. «Поскольку дебаты были очень успешны, американцы нам предложили еще денег, но мы отказались — на дебатах начались провокации», — рассказывает Навальный. И проект свернули.

Сотрудничество с СПС по крайней мере один раз позволило Навальному заработать. На выборах 2007 г. его фирма «Аллект» стала агентом СПС по размещению наружной рекламы. Через «Аллект» СПС закупил рекламы на 99 млн руб. Навальный получил с этих денег комиссию в 5%, т. е. 5 млн руб. «Документы отдавались в ЦИК, это была официальная оплата», — подчеркивает он.

Из «Яблока» Навальный был исключен в декабре 2007 г. По версии партии — за националистическую пропаганду (летом 2007 г. он вместе с нацболом Захаром Прилепиным создал движение «Народ»). По версии самого Навального — за критику основателя партии Григория Явлинского.

Миноритарий

Из партии Навальный вышел, но активистом быть не перестал. Наоборот, он начал проект, который принес ему настоящее признание, — разоблачение воровства в госкомпаниях. Весной 2008 г. Навальный примерно на 300 000 руб. купил акции пяти нефтегазовых компаний: «Роснефти», «Газпрома», «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпром нефти». И начал борьбу за свои права миноритария — требовать от компаний раскрытия информации, обнародовать злоупотребления, писать заявления в правоохранительные органы и т. д.

Первая громкая акция (и пост в «живом журнале» Навального) состоялась в мае 2008 г. и была посвящена нефтетрейдеру Gunvor, совладельцем которого является знакомый Путина Геннадий Тимченко. Навальный потребовал от «Роснефти» и «Сургутнефтегаза» объяснить, почему они экспортируют нефть именно через Gunvor.

«Очевидно, что эти люди грабят, — говорит Навальный. — Я решил пойти абсолютно формальным путем — просто отморозиться: ну, если грабят, я в милицию напишу!»

Дело пошло. Навальный вспоминает, что к нему «посыпались милиционеры и вообще все на свете, говорили: есть интересное дело и мы готовы передать материалы». Навальный опубликовал посты «Как пилят в «Газпроме», «Как пилят в ВТБ»,»Как пилят в «Транснефти» и т. д.

«Ведомости» нашли нескольких помощников Навального в его миноритарной борьбе. Осенью 2008 г. Навальный пришел к старшему следователю по особо важным делам СК МВД Павлу Жестерову. Следователь 1,5 года безуспешно занимался уголовным делом о том, как «дочка» «Газпрома» — «Межрегионгаз» несколько лет закупал газ «Новатэка» не напрямую, а через посредника «Трастинвестгаз», заработавшего на этом свыше 2 млрд руб. «Главная проблема была в том, что в деле отсутствовало заявление потерпевшего, — рассказывает Жестеров. — Ни Газпром”, ни Межрегионгаз” таковыми себя не считали». Нет заявления — нет дела. Потерпевшим в итоге стал Навальный, у которого было 10 акций «Газпрома» (см. врез).

Усилия Навального и Жестерова ничем не закончились. Весной 2009 г. уголовное дело было изъято у Жестерова, а летом прекращено. Но после этой истории к Жестерову начали обращаться сотрудники ДЭБ и УБЭПов с вопросами, а нельзя ли и им получить заявление от Навального. Жестеров говорит, что переправлял их просьбы Навальному, тот ездил, смотрел материалы и решал, писать ли ему заявление. Навальный говорит, что такое было один-два раза.

В деле о буровых платформах, которые «ВТБ лизинг» купил через посредников, переплатив в 1,5 раза, Навальному помог бывший адвокат ЮКОСа Павел Ивлев. Историю про буровые установки Навальный поведал ему в США — Ивлев живет там с 2004 г., а Навальный проходил стажировку в Йельском университете. Навальный, вспоминает Ивлев, сетовал, что не может найти бенефициаров офшора, где осели деньги от сделки. «Я ему сказал, что хорошо знаю Кипр, сам много регистрировал там фирм, подсказал, куда обращаться, — говорит Ивлев. — Можно сказать, что благодаря мне Навальный подал на Кипре иск, заявив, что его как акционера ВТБ обманули на $150 млн».

После того как в прошлом году недоброжелатели Навального взломали его почту, встал вопрос, насколько бескорыстной была борьба Навального против жуликов и воров. Из его переписки с политологом Станиславом Белковским следует, что в январе 2010 г. Белковский за $50 000 заказал Навальному кампанию против UC Rusal Олега Дерипаски — компания как раз проводила IPO на Гонконгской бирже. Навальный в течение нескольких дней опубликовал на актуальную тему (почему не надо покупать акции UC Rusal) несколько постов у себя в «живом журнале», статью в «Ведомостях» (на странице «Комментарии») и на Slon.ru.

Навальный и Белковский в один голос говорят, что именно эта часть их переписки — фальшивка. Но на вопрос, получал ли Навальный деньги от Белковского, неожиданно дают утвердительный ответ: получал, но не за кампанию против Дерипаски, а на создание движения «Народ».

«В период с 2006 по 2008 г. я лично помогал Навальному деньгами, — вспоминает Белковский. — Я находился в поиске людей, которые могли бы прийти на смену путинскому поколению политиков. Поэтому я помогал без всякой прагматической причины. Я помогал многим <...> Дать немного денег для национал-демократического проекта и движения Народ” — вот и вся помощь». Немного — это «несколько десятков тысяч долларов», точную сумму Белковский назвать отказался. «Я не думаю, что эта сумма превышает $20 000, — уточняет Навальный. — Деньги шли на конференции, приезд людей и т. д.».

Белковский познакомился с Навальным, когда тот работал еще в «Яблоке», разглядев в нем «подходящего человека, чтобы стать политиком нового поколения», вспоминает политолог. «Белковский подошел ко мне и сказал: вот, ты все делаешь правильно, молодец, ну и как-то на этой теме с ним сдружились. Он меня много с кем познакомил», — говорит Навальный.

Белковский прославился в 2003 г. 9 июня учрежденный им Совет по национальной стратегии опубликовал доклад «Государство и олигархия», из которого следовало, что олигархи готовят государственный переворот, а глава ЮКОСа Михаил Ходорковский — едва ли не главный заговорщик. Платон Лебедев был арестован в том же июне, а Ходорковский — в конце октября. Бывшие топ-менеджеры ЮКОСа убеждены, что доклад Белковскому заказал Игорь Сечин (тогда замглавы администрации президента, вдохновитель дела ЮКОСа).

Белковский не комментирует свои взаимоотношения с Сечиным. «Белковского считают много чьим агентом, но мне он давал деньги только на «Народ», — настаивает Навальный.

Адвокат

Адвокатом Навальный стал в 2009 г., когда работал в Кировской области — губернатор Никита Белых (бывший председатель СПС) позвал его внештатным советником. Внештатным — т. е. без зарплаты, жил Навальный, как он говорит, на доходы от юридической практики «Аллекта» (чем занимался Навальный в качестве советника — см. на www.vedomosti.ru).

В Кирове Навальный получил статус адвоката — сдал экзамены и вступил в местную палату. «Я просто, посчитав все, понял, что мне гораздо выгоднее стать адвокатом — налогов меньше, — объясняет Навальный. — Как адвокат, я сейчас плачу 13% подоходного налога и фиксированные страховые ставки. А если у меня просто ООО Ромашка”, я должен платить налог на прибыль, на дивиденды и т. д.».

До недавнего времени широко известен был только один клиент Навального-адвоката — их семейная Кобяковская фабрика, от которой согласно справке, которая гуляет по интернету, он получил в 2010 г. 750 000 руб. Сумму Навальный не комментирует, а про дело рассказывает вот что: «При этой фабрике есть магазин, который находится на Минском шоссе. Минку реконструируют, магазин сносят. С этой дорогой надо было судиться. Ну, когда сносят объект, должны выплатить компенсацию. Поэтому им нужны какие-то там работы, я их делаю — они платят».

В ноябре прошлого года у Навального появился более серьезный клиент — его пригласил стать своим адвокатом уже упомянутый выше Ивлев. Почему он нанял Навального, особенно учитывая, что один адвокат — Константин Ривкин — у него уже есть? «Ему нужна моя экспертиза, кроме того, он просто хочет взять известного человека», — объясняет Навальный. «Дело ЮКОСа, по которому я прохожу обвиняемым, политическое. Так почему бы мне не выстраивать защиту с помощью политики?» — объясняет Ивлев.

Размер гонорара Навального, по словам Ивлева, — $10 000 в рублях по курсу ЦБ в месяц, что «по нью-йоркским меркам более чем скромная сумма. Это не те деньги, на которые делают революцию».

Ивлев — соучредитель и исполнительный директор американского Института современной России, созданного в 2010 г. Второй соучредитель — сын Михаила Ходорковского Павел, он же президент института. На сайте института говорится, что Павел Ходорковский создал его, чтобы продолжить дело своего отца, учредившего в 2001 г. фонд «Открытая Россия». «Наша миссия, — сказано на сайте института, — продвигать демократические ценности и институты и вовлекать гражданское общество в развитие верховенства закона и свобод в России при помощи грантовых программ».

Одним из попечителей института выступает Марджери Краус, основатель APCO Worldwide, вашингтонской консалтинговой компании, которая ведет лоббистские кампании по всему миру. К услугам APCO Worldwide прибегал Михаил Ходорковский, а также вдова Бадри Патаркацишвили Инна Гудавадзе.

Спонсоров институт не раскрывает. Источник в окружении Михаила Ходорковского говорит, что Ходорковский и был первым спонсором. «По моему мнению, Ходорковский-старший в курсе, что Навальный теперь мой адвокат, и поддерживает это решение, — рассказывает Ивлев. — Но это мои личные деньги. Ни Ходорковский, ни Институт современной России здесь ни при чем». «Хотите верьте, хотите нет: с удивлением узнал о данном факте [что Ивлев пригласил Навального] от своих адвокатов», — передал «Ведомостям» Ходорковский.

По словам Навального, чтобы обеспечить свои личные нужды, ему нужно два-три таких клиента, как Ивлев: «Расходов у меня немного».

Как разобрался с «Кировлесом»

В Кирове с Навальным приключилась лесная история, из-за которой он стал подозреваемым по уголовному делу.

«Кировский губернатор Никита Белых попросил: разберись с этим Кировлесом, — рассказывает Навальный, — Кировлес — огромное предприятие в Кирове, монополист, ему дали в аренду весь этот лес. На момент прихода Белых, у предприятия были долги по зарплате за полгода и 400 млн рублей убытка, непогашенные долги Cбербанку. Это проблема: гигантское предприятие, тысячи сотрудников, и все время на грани банкротства. Я начал разбираться, и тут в Киров приехал Петя Офицеров».

Генеральный директор консалтинговой компании «Real Work Management» Петр Офицеров познакомился с Алексеем Навальным, когда оба работали в партии «Яблоко». В партийной деятельности Офицеров разочаровался после выборов 2003 г., «когда были первые явные и наглые фальсификации»: «Я был в московском штабе. В одном из УИКов или ТИКов, куда меня направили на проверку от партии. И там глава комиссии взял протоколы, зашел за железную дверь, где сидел компьютерщик ГАС Выборы, и закрылся изнутри. Я пошел за ним. У двери стоял автоматчик, который приставил к моему животу автомат, и сказал, что если я сделаю еще один шаг, он выстрелит».

После этого Офицеров перестал активно заниматься партийными делами и основал свою консалтинговую фирму, специализировавшуюся на сбыте розничных компаний. А когда Никита Белых стал губернатором Кировской области, он, будучи шапочно с ним знакомым, по словам Навального, откликнулся на призыв главы региона заниматься там бизнесом.

Начав заниматься Кировлесом, Навальный выяснил, что ГУП только «выглядит большим, но на практике — это объединенные в одно юрлицо 36 лесхозов, которые работают автономно, продают лес за наличные, а все убытки вешают на предприятие».

Навальный предложил централизовать сбыт, торговать лесом только через главную контору, чтобы все проходило по безналу, чтобы было понятно, по какой цене он продается. Но сделать это было непросто: «Каждый руководитель лесхоза в своем городе маленький олигарх». «А Офицерову я сказал: хочешь заниматься лесом — вот у нас есть тут Кировлес». — добавляет Навальный.

В Кирове Офицеров зарегистрировал «Вятскую лесную компанию» (ВЛК). И он, и Навальный утверждают, что у последнего не было никакой финансовой заинтересованности в этом проекте. Он работал советником Белых без зарплаты, доход, по словам Навального, ему по-прежнему приносила юридическая практика «Аллекта».

ВЛК начала подыскивать клиентов на кировский лес, и тут начались проблемы с монополистом. По словам Офицерова, «Кировлес» удовлетворял одну заявку ВЛК из десяти, и из десяти удволетворенных заявок только одну выполнял. «Поскольку Офицеров начал с ними работать, он приходил и постоянно стучал на них. Они на совещаниях постоянно говорили: да у нас сложная ситуация, у нас убытки, у нас есть остатки леса на сотни миллионов рублей, и когда мы его продадим, все убытки закроем. А когда Офицеров полез: давайте я у вас этот лес куплю, они ему не продавали. И выяснилось, что никакого леса нету, он есть только на бумаге», — рассказывает Навальный.

В видеозаписи, распространенной в интернете, бывший гендиректор «Кировлеса» Вячеслав Опалев рассказывает, что все было совсем не так: якобы «господин Навальный требовал, чтобы все вели через ВЛК». «Получив посредника, наше предприятие стало нести убытки, коллектив из 36 директоров лесхозов стал препятствовать этому. Когда мы не стали реализовывать через ВЛК все объемы, я стал получать втык на совете директоров», — рассказывал Опалев. «Если посмотреть по статистике Кировлеса, то видно, что мне не удалось заставить их изменить структуру сбыта, и на этот ВЛК несчастный приходится всего 2% продаж. И ему продавали по такой же цене и даже выше, чем всем остальным», — поясняет Навальный.

В 2010 г. Навальный уехал в США в Йельский университет, а когда вернулся, то вместе с Офицеровым стал подозреваемым по уголовному делу, возбужденному по статье 165 УК РФ («причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения»). Это дело расследуется до сих пор. Навальный и Офицеров периодически получают уведомления о продлении сроков расследования и ездят на допросы в Киров.

Развитие событий: Интервью — Алексей Навальный, кандидат в мэры Москвы от «РПР-Парнаса» →

Видео

Навальный рассуждает о том, какое будущее ждет российского премьера

 
1.
После смены тактики с Путиным Меркель зашла в дипломатический тупик — Reuters100
2.
Техника Apple подорожала в России на 8000-12000 руб.53
3.
Все больше граждан Украины поддерживают силовое решение конфликта в Донбассе66