Статья опубликована в № 3197 от 27.09.2012 под заголовком: Подражание великим

The Liminal Space от AES+F: Видеотрилогия самой академичной российской арт-группы

Группа AES+F показывает в Манеже видеотрилогию The Liminal Space и сопутствующие ей скульптуры и фотокартины. Технологичное, качественное и впечатляющее современное искусство, большой оцифрованный стиль завораживают и озадачивают публику
С.Портер / Ведомости

Видеотрилогия группы AES+F (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский и Владимир Фридкес) про современные ад, рай и чистилище сложилась, а не задумывалась и многозначительное название The Liminal Space (можно перевести и как лиминальное, и как переходное пространство) получила только к выставке.

Все три долгие – по 30 и 40 минут – многоканальные видеофрески впервые показывают вместе, и, хотя первую часть отделяет от последней всего четыре года, одновременный сеанс обнаружил, что их единство только формальное.

Все началось с неосознанного «ада», первая часть видеотрилогии «Последнее восстание» вышла из анимирования отцифрованных фотографий сцен боя подростков мечами и бейсбольными битами. На фоне катастрофически падающих поездов и самолетов они совершают медленные балетные движения, принимая позы героев классической живописи.

«Последнее восстание» с еще грубой, игрушечной анимацией походило на компьютерную игру, исполненную живыми детьми, своей завороженностью заражавших зрителей. Его большой успех требовал продолжения.

Технология анимирования фотографий на «Пире Трималхиона» была отточена, сюжет сладкой жизни на международном курорте исполняла уже сотня статистов разных рас, среди них узнавались актеры и герои светских хроник. Сомнамбулическую музыку к арт-фильму композитор Павел Карманов составил с помощью популярной классики, изнурительно растягивая ее знакомые фрагменты. Сотворил с музыкой то, что «аесы» проделали со старой живописью, – расчленил, растянул, заморозил.

Последняя часть, названная, как и картина ренессансного гения Джованни Беллини, Allegoria Sacra, естественно продолжила «Пир Трималхиона». Композиции здесь выстроены еще эффектней и цитатнее, благо персонажей меньше, еще холоднее и четче. Но заключительное «Чистилище», представляющее аэропорт как ковчег, снято после экономического кризиса и краха потребительской идеологии, поэтому и ирония здесь ощущается. В «Пире Трималхиона», отсылающего к сатире Петрония, она не чувствовалась. Своих героев авторы осуждать не собирались.

Принято считать, что трилогия – метафора и критика современного мира и его страхов, созданная на его же отцифрованном языке. Отчасти так, но в показанном на выставке фильме о том, как делалась эта работа, Татьяна Арзамасова говорит о любви к Бернини и постмикеланджеловской скульптуре, которая «пластически значит больше, чем идеологически». Вот и почти безыдейное «Последнее восстание» с его смутным содержанием видится лучшей, необъяснимой частью The Liminal Space.

До 12 октября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать