Статья опубликована в № 3752 от 19.01.2015 под заголовком: Власть и креатив

В Филармонии исполнили оперу Генделя «Альцина»

В филармонии спели-сыграли «Альцину» Генделя - оперу о том, как могущественное зло идет об руку с творческим вдохновением
Вивика Жено и Инга Кална выступили блестяще
Е. Разумный / Ведомости

Цикл «Оперные шедевры», приоритет которого среди абонементов Московской филармонии обозначен номером 1, продолжился исполнением шедевра Георга Фридриха Генделя - оперы «Альцина», созданной в золотой период его как композиторской, так и предпринимательской деятельности: премьера прошла в 1735 г. в лондонском «Ковент-Гардене». Гендель знал толк в литературе, сюжетах и либреттистах, но в этот раз нашел поистине ослепительный материал - «Неистового Роланда» Ариосто, по свободе художественной фантазии позже превзойденного только Карло Гоцци и Эдвардом Лиром. Из поэмы Ариосто взята история про волшебницу Альцину, которая занимается у себя на острове вдохновенным творчеством - в силу дарованной ей волшебной власти. Она превращает пустыню в дивный сад, а заехавших на остров мужчин - в животных, камни и деревья. Однако стоило Альцине влюбиться в прекрасного паладина, как она становится уязвима. Рыцарь, не питающий к волшебнице ответных чувств, разрушает ее чары. Добро побеждает зло, деревья превращаются обратно в людей, сад снова оборачивается пустыней. Из жизни уходит искусство.

Между тем это происходит в самом финале, где мы слышим прозаичные звуки танцев и буднично радующийся хор. А все три часа, что к тому ведут, мы пребываем во власти пленительного обмана, что насылают на нас композитор, поэт и изобретенная ими колдунья. Вначале было сказано, что у колдуньи бронхит, но это оказалось лишь данью моде текущего концертного сезона. Певица Инга Кална явилась во всем великолепии мастерства и провела партию, как подобает истинной примадонне: величественно, грациозно, продуманно чередуя оттенки чувства и нюансы вокала, постепенно накапливая объем. Колоссальная, требующая многих сил партия - исполнение благоразумно разделили на три отделения - включает семь арий и трио. Симметричная конструкция оперы имеет вершину в самом центре - переломную арию второго акта Ah, mio cor, после которой публика остановила действие и потребовала вернуть артистку на поклон.

В интернациональном составе певцов преобладали гастролеры: что поделаешь, оперы Генделя у нас не ставятся и его партий наши певцы не знают. Не то американка Вивика Жено, записная исполнительница генделевских опер. Она и исполнила брючную партию паладина Руджеро: голос певицы не красив, в отличие от лица и фигуры, но техника у нее отменная - вторым центром оперы стала бравурная ария Sta nell'Ircana с валторнами, а умение находиться на сцене заставило забыть, что мы присутствуем не в театре, а всего лишь на концертном исполнении. После лихих колоратур Вивики Жено не так убедительно слушались пассажи Патрисии Бардон, исполнившей партию (также брючную) девы-воительницы Брадаманты, хотя ее-то голос богаче и чувственнее.

Приятное впечатление произвела Анна Девин в роли сестры-колдуньи Морганы - ее мягкое сопрано легко уходило наверх, очень приятно звучал тенор Бенджамин Хьюлетт в партии военачальника Оронта. Но все-таки нужно назвать и наших, не уступавших гостям: пажа Оберто спела звонкая Алина Яровая, наставника Мелиссо - фундаментальный Олег Цыбулько.

Репризы всех арий, как положено в практике барокко, исполнялись с обильными украшениями. Тем не менее исполнение «Альцины» аутентичным не назовешь: может быть, всего одну высокую ноту Алина Яровая протянула эдак по-барочному. Инструменты тоже были современными, кроме разве что блок-флейты, на которой однажды поиграл гобоист Филипп Нодель. И все же именно оркестр стал открытием вечера. Обычно барочные оперы в абонементе «Оперные шедевры» играет оркестр Musica viva, но на этот раз у него не было достаточного времени для репетиций, и продюсер проекта Михаил Фихтенгольц позвал Государственный камерный оркестр России, которым руководит Алексей Уткин. Молодой по составу коллектив справился мастерски, нигде не оплошав и отлично сработавшись с дирижером Федерико Марией Сарделли, который провел оперу уверенно и безупречно. Хора в «Альцине» мало, о чем приходилось жалеть, когда вступали голоса превосходного ансамбля «Интрада».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать