Статья опубликована в № 3813 от 16.04.2015 под заголовком: Канцоны и каскарды

В Московском музыкальном театре родилось барокко

Певцы и балетные артисты исполнили венецианскую музыку XVII века вместе с ансамблем Alta Capella
Alta Capella
altacapella.ru

Одним из участников «Музыкальных гостиных» – концертного цикла, который театр проводит помимо спектаклей на обеих сценах, – является недавно принятый в коллектив молодой дирижер Иван Великанов. В Москве у него, возможно, самая интеллигентная аудитория – которую он не побоялся пригласить в Атриум театра – один из самых нуворишеских интерьеров столицы, обязанный своим возникновением творческому порыву бывшего мэра. Однако маэстро Великанов имел в виду ассоциацию, уводящую в сторону: так же гулко, хоть и иным образом, звучит музыка в европейских храмах и соборах – например, в соборе святого Марка в Венеции. Программа концерта «Рождение музыкального барокко» частично строилась на основе репертуара, принятого в этих прославленных стенах в первой половине XVII в.

В силу архитектурной специфики собора полный ансамбль певцов и музыкантов не помещался в каком-либо одном месте и его приходилось делить, располагая по две стороны пространства. Из этого возник особый стиль «полихорных» композиций, королем которого был композитор Джованни Габриели. Его перенял и развил его немецкий ученик Генрих Шютц. В это же время в Венеции работал первый гений только что появившейся оперы Клаудио Монтеверди, в чьей музыке также используются эффекты эха и пространства.

Конечно, подобную музыку необходимо играть на соответствующих инструментах – как раз ими и владеют музыканты ансамбля старинной музыки Alta Capella, которым руководит Иван Великанов. В него входят две барочные скрипки, четыре сакбута (старинные тромбоны), цинк (рог с отверстиями, на нем играет сам Иван) и мощная группа континуо – клавесин, орган-позитив, виола да гамба, лютня и теорба. Молодые музыканты – энтузиасты старинной музыки, они играют ее с пониманием стиля и правил. Однако вместе с ними в «Рождении барокко» участвовали штатные певцы театра, в остальное время поющие «Хованщину» или «Аиду». С ними Великанов занимался звуком и манерой, и во многих случаях можно было говорить уже не только о процессе, но и о результате. Сходным образом балетмейстер Наталья Кайдановская, специалист по историческому танцу, позанималась с балетными артистами театра, и мы увидели прелестные пассамеццо и каскарду, станцованные так, как зафиксировано в старых трактатах.

Соединение догм аутентизма с возможностями современных исполнителей могло бы дать и формальный результат. Однако наши лидеры вдохновили коллег на то, чтобы отнестись к мотетам и мадригалам Ренессанса, к сонатам и канцонам барокко как к живому материалу, не отделенному от настоящего заметной дистанцией. Иван Великанов – не только дирижер, но и композитор, завтра он сам напишет такую же канцону.