Статья опубликована в № 3889 от 06.08.2015 под заголовком: Дуэт пошел сольными путями

Наталья Осипова и Иван Васильев вернулись в Москву с обновленным «Соло для двоих»

Хореографы мира придумали для них новые балеты

Этот спектакль был впервые показан год назад, и на этот раз в преддверии московских выступлений Осиповой и Васильева не было прошлогоднего ажиотажа. Несмотря на это, проект, созданный в содружестве с Сергеем Даниляном, можно назвать премьерой. Из старой программы осталась одна финальная «Факада» португальца Артура Пита, успевшая превратиться в один из хитов пары. Два других одноактных балета были показаны в России впервые, причем Zeitgeist поставлен Алистаром Марриоттом специально для Натальи Осиповой, а «Моцарт и Сальери» Владимира Варнавы – для Ивана Васильева.

Хореограф Алистар Марриотт, один из постановщиков церемонии гашения олимпийского огня в Лондоне-2012, наверняка был привлечен к проекту самой Осиповой, последние два сезона работающей в Королевском балете Великобритании. И его Zeitgeist тщательно выточен для вознесения балерины на пьедестал. Форма спектакля отсылает еще к открытиям Новерра и Дидло, когда звезда появляется перед зрителями после выхода кордебалета (эта роль отдана трем танцовщикам Королевского балета) и сложнейшего соло партнера – Эдварда Уотсона, чье суховатое тело превращает монотонный поток музыки Филиппа Гласса в Рубикон, в водах которого рождается хореографическое совершенство. Следующий за этим выход Осиповой, построенный на воздействии ее легендарного пушечного прыжка, может сравниться только с первым появлением ее Китри в «Дон Кихоте», где она возникает как огненный столп. Но в Zeitgeist вместо красного тюника – черный купальник, выгодно прорисовывающий каждую мышцу балерины. Марриотт, к сожалению, не способен предложить Осиповой такое же буйное цветение композиционных орнаментов и колоратур персональной виртуозности, какое бросал к ногам своих прим сто с лишним лет назад Петипа. Но англичанин унаследовал от своих предшественников Эштона, Макмиллана и Крэнко талант построения дуэтов (и партнерство Уотсона вызывает в балерине такой же отклик, как в свое время соединение с Андреем Меркурьевым и Вячеславом Лопатиным) и деликатность, позволяющую балерине заполнить лакуны хореографии собственной харизмой, чем Осипова и воспользовалась в полной мере, сыграв в коротеньком фрагменте и Джульетту, и Манон, и Никию, и героиню какого-то неведомого спектакля, который нуждается в ее виртуозности, темпераменте и актерской самоотверженности.

Беглянка возвращается

Наталья Осипова в новом театральном сезоне будет чаще появляться в Москве. Уже 15 октября она станцует в Большом театре Татьяну в «Онегине» Крэнко, потом выступит в гала-концерте памяти Майи Плисецкой, а 1 и 2 декабря вновь вернется в Большой со своей фирменной «Жизелью».

Иван Васильев, в недавнем прошлом постоянный партнер Осиповой, по-прежнему остается блуждающей звездой, в основном делящей свое время между Михайловским театром и Большим. И хореографа для своего балета он нашел в России, выбрав молодого петербуржца Владимира Варнаву, уже засветившегося сотрудничеством с Дианой Вишневой и Светланой Захаровой, и при этом – одного из лучших танцовщиков современного танца. Вместе они вышли в мировой премьере «Моцарта и Сальери», в котором солнечному Васильеву досталась партия Моцарта, а Варнаве с его сумрачностью – роль Сальери. Но предсказуемость, заявленная в распределении ролей, стала отличительной особенностью всей постановки, ясно следующей за Пушкиным и Милошем Форманом с его «Амадеем»: одетый в бесформенный белый костюм Васильев сыплет трюками, которые так лихо выходят у него в «Дон Кихоте», «Пламени Парижа» и «Спартаке», и источает моцартовскую музыку. Варнава-Сальери, повторяя находки «Пассажира», которые принесли ему в прошлом сезоне победу на «Золотой маске», множит найденную там ползучую пластику кафкианского Грегора Замзы и звенит – в буквальном смысле – пустотой. Этюд был бы интересен, если бы был разыгран за десять минут, а не растянут на полноценную одноактовку, за время которой хореографу не удалось скрыть ни ограниченности своего хореографического языка, уже изученного на его немногочисленных постановках, ни вульгарного опрощения темы.

Но и феерическая «Факада», за год ставшая суше, строже и проще, свидетельствует о том, что Осипова и Васильев находятся на том этапе карьеры, когда их актерские и танцевальные трансформации происходят даже быстрее, чем выпуск персональных проектов. Их профессиональные интересы тоже расходятся все дальше. Но в данном случае об этом не стоит жалеть – публика может радоваться тому, что, вероятно, захватывающих балетных событий в ближайшее время станет больше.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать