Статья опубликована в № 3946 от 26.10.2015 под заголовком: Памяти сгоревших книг

Выставка Юрия Дойча «Последний лист» показывает фотографии руин

Книги и синагоги там погибают красиво

На открытии своей выставки «Последний лист» в Еврейском музее и центре толерантности фотограф Юрий Дойч сказал, что есть устоявшийся жанр фотографирования руин, но он его раньше не интересовал. Тем не менее проект, который он показывает и который с успехом путешествует по всему миру, как раз и есть квинтэссенция этого жанра.

Большие, похожие на картины фотографии, напечатанные на фотохолстах, сняты в высшей степени искусно и торжественно красивы. Особенно c листами обгоревших богослужебных еврейских книг и свитка торы, похожего на разрез старого дерева с кругами годовых колец. Обугленные страницы, фактура запыленных временем книг, обрывки текстов с буквами еврейского алфавита – красота тут видовая, почти коммерческая, как на листах календаря или рекламных плакатах.

Всем понятная эффектность плюс серьезная тема фотографий и принесли выставке Last Folio успех – она о трагедии, но не пугает. Дойч родился в Словакии, юношей из страны уехал, но потом возвращался и однажды нашел там заброшенную еще во время войны еврейскую школу. Она и разрушающиеся синагоги стали темой его большого, длящегося уже десятилетие проекта. Руины местечек, чьи обитатели погибли в концлагерях, уже не взывают к отмщению, они посыпаны пеплом и пылью и, постепенно разрушаясь, превращаются в прах.

Почти все фотографии «Последнего листа» красивы, как свежие надгробные памятники. Но там, где по руинированным синагогам бродят козы, натуру эстетизировать не удалось. Запустение внушает ужас. Ну и портрет отца, которым открывается выставка, – худое старческое лицо перед семисвечником – так же драматичен, потому что память этого человека хранит трагедию народа надежнее, чем книги и здания.

До 17 января

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать