Статья опубликована в № 4012 от 10.02.2016 под заголовком: Работа херувимов

В Большом зале консерватории начался фестиваль «Опера априори»

Вопреки его названию на открытии отслужили мессу – маленькую, торжественную
  • Петр Поспелов

Фестиваль «Опера априори», который уже в третий раз проводит в лучшем зале Москвы независимое агентство Apriori Arts Agency, придерживается широких взглядов: в его программах могут оказаться рядом концерт звезды (например, Йонаса Кауфмана или Суми Чо) и концертное исполнение оперы молодого современного композитора (например, оперы «Черный монах» Алексея Курбатова).

В этот раз фестиваль открылся исполнением Маленькой торжественной мессы Джоаккино Россини, написанной великим оперным композитором на склоне лет, когда он давно уже забросил перо. Ее первое исполнение состоялось в 1864 г. в парижском особняке на рю Монси – публику составлял цвет парижской богемы. Это сочинение мастера, адресованное не широкой публике, а себе подобным, способным оценить высоту ремесла и независимость от моды.

Месса звучит словно из прежних времен, из первой половины XIX в., когда романтизм был свеж и робок, как олененок. Кажется, что некоторые страницы этого камерного опуса мог бы написать Шуберт, настолько в его духе перебор простых гармоний, то и дело находящий неожиданные, но уже такие знакомые разрешения и продолжения. А вокальные линии так чисты, что иные места как будто написал Глинка. Вместе с тем Месса содержит так лихо закрученные фуги, что их, верно, оценил бы сам Бах. Тень самого Баха является в Религиозной прелюдии, которая словно просится в Хорошо темперированный клавир, зная, что ее не пустят.

Эта глубоко личная клавирная интерлюдия, стоящая между Credo и Sanctus, – неканоническая кульминация Мессы, в которой сплетаются ее разные настроения – от негромкой радости и почтительного юмора до стоической старческой печали.

Россини предполагал обойтись в партитуре четырьмя певцами-солистами и восемью хористами, которых называл херувимами, – однако Большой зал потребовал большого звука, и в составе вокального ансамбля Intrada херувимов вышло без малого 30 человек. Их чистое, свободное пение поддерживало квартеты, дуэты и арии в исполнении Дарьи Зыковой (теплое и трепетное сопрано), Марианны Пиццолато (богатое мягкое меццо-сопрано – именно она создала нешуточное напряжение в кульминационном Agnus Dei), Максима Пастера (мягкий пластичный тенор) и Балинта Сабо (мужественный бас). На двух роялях, то вместе, то врозь, играли Павел Нерсесьян и Лукас Генюшас. Была и фисгармония, ворчащая, как старая собака под столом: за синтезатор, ее заменяющий, посадили Алексея Курбатова. Тонкую дирижерскую работу провел Максим Емельянычев.

Следующий концерт фестиваля «Опера априори» пройдет 9 марта: выдающийся немецкий бас Рене Папе споет с Госоркестром России фрагменты из опер Вагнера.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать