Статья опубликована в № 4014 от 12.02.2016 под заголовком: Дюйм обаяния «Дюймовочки»

«Балет Москва» станцевал детский спектакль «Дюймовочка»

Хореографы Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев придумали столько персонажей, что в них сложно разобраться

Появление балетов для детей – до сих пор событие в российской театральной реальности. Поэтому еще до появления на свет «Дюймовочка» надежно прописалась в афише «Балета Москва». В последние годы коллектив завоевал доверие, с изяществом балансируя между своими ограниченными возможностями (и финансовыми, и профессиональными) и высокими запросами. Его репертуар сочетает постановки качественных, хотя и не самых именитых зарубежных хореографов с работами отечественных классиков и молодых авторов. В круг постоянных сотрудников «Балета Москва» Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев попали почти сразу после переформатирования коллектива, когда он отказался от «Лебединых озер» на семь лебедей. Тогда практически неизвестный дуэт показал «Времена года» на музыку Владимира Мартынова и «Эквус», заявив о себе как об оригинальных хореографах, создающих интересный микст современного танца с классическим.

«Дюймовочка» стала первым «полнометражным», двухактным, спектаклем Кадрулевой и Игнатьева для «Балета Москва». Придуманное ими либретто лишь относительно следует общеизвестной сказке Андерсена (впрочем, в программке он и не упоминается). Историю Дюймовочки они встраивают в рассказ о взрослении современной девочки, встретившейся со сказкой или вырастившей ее в себе. Это в руки Сони (так зовут героиню), тайно от взрослых дружащей с эльфами, попадает волшебное зернышко, из которого вырастает Дюймовочка. Хореографы пытаются взять в союзники художника Сергея Илларионова, чтобы он выстроил волшебный визуальный мир. Но здесь происходит первая невстреча постановщиков: среди вполне эффектных проекций на сцене оказывается домик, в котором обитает Дюймовочка. Но сколько бы ни обращалась к нему Соня (Софья Гайдукова), он остается лишь бутафорской коробкой: сама Дюймовочка (Александра Киршина) обозначается лишь рядом с ним, а не внутри – ни тенью, ни проекцией.

Впрочем, это лишь повод смириться с тем, что балет и реализм – вновь две вещи несовместные. И сосредоточиться на танцах. Основой для них выбраны звучащие в записи «Времена года» Чайковского и электронная музыка Аркадия Марто. Кадрулева и Игнатьев тщательно расписывают в программке партии – там есть, помимо эльфов, их Принц, друзья Сони, головастики, росянки, водомерки, божьи коровки и стрекозы, жуки, бабочки, ветер, листья, Комарик, Паук, Ласточка, Крот со своей свитой, Мышильда с мышами. Но узнать, кто есть кто в столпотворении танцовщиков на сцене, которым еще и приходится по ходу действия неоднократно переодеваться для разных ансамблей, проблематично. Хореографы не только не придумали им характеризующих комбинаций, они загоняли всех – от Ласточки до Крота – в казенных сиссонах, от которых к концу спектакля рябит в глазах. Только Листьям и Ветру достались комбинации, выделяющиеся формой и красотой. Уже к середине первого акта дети дружно начинают обсуждать вслух, кто из героев сказки находится на сцене. Родители отчаянно пытаются им помочь, светя мобильными телефонами в программки. Спасает лишь краткость – «Дюймовочка» вместе с антрактом длится всего полтора часа.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать