Статья опубликована в № 4111 от 07.07.2016 под заголовком: Удача с перебором

«Ариадна на Наксосе» в Театре Покровского – удача с перебором

В постановке оперы Рихарда Штрауса сложная гармония превращена в полный комфорт

На свете мало столь счастливых произведений, как эта необычная опера. Родившись в переломную эпоху (первая редакция – 1912 г., вторая – 1916-й), она утвердилась на сцене уже в те годы, когда романтизм, казалось бы, был отменен модернизмом, в эпоху открытий Шенберга и Стравинского, и ознаменовала собой ретроспективную тенденцию – тоску по прекрасной истории классического искусства. Однако эту тенденцию не назовешь охранительной: Рихард Штраус и его либреттист Гуго фон Гофмансталь создали (не с первой попытки) изысканную конструкцию, где сочетаются новая речитативно-разговорная манера пения и традиционный стиль, в котором уживаются комедия дель арте и опера-сериа.

Как можно соединить подобные противоположности? Сюжет оперы этому и посвящен. Две труппы репетируют мифологическую оперу об Ариадне, брошенной возлюбленным на острове Наксосе, и фривольную комедию, предполагая показать два представления по очереди. Однако аристократ-заказчик велит сыграть их одновременно, чтобы уложиться к началу фейерверка. Оказывается, это возможно – и две стилистики, за которые отвечают возвышенно настроенный Композитор и ветреная комедиантка Цербинетта, способны найти сложную гармонию, разными словами и созвучиями рассказывая о любви и вечном ожидании нового счастья.

Режиссер Ханс-Иоахим Фрай, как водится, перенес действие в наши дни, где роли аристократов перешли к некоему Олигарху и его гламурной жене, жеманно фотографирующейся на фоне театрального действия (превосходная мимическая пара – Анатолий Захаров и Ольга Бурмистрова, к ним приставлен почти не поющий Александр Полковников, чьей роли между тем оставлен чин Гофмейстера). Труппа комедиантов во главе с Цербинеттой похожа на команду рэперов. Серьезные актеры изображают капризную пару звезд. Ради понятности полуречитативный пролог, где в порядке эстетического диспута обсуждается будущий спектакль, идет на русском языке (перевод Леонида Корчмара), но просодия не кажется естественной. Во втором действии, где приходит пора развернутым ариям и ансамблям, звучит уже исконный немецкий оригинал.

По воле сценографа Виктора Вольского в пол вкопаны рояли, на которых и сидят, и лежат – стало быть, мы находимся в пространстве тотального искусства. Костюмы Марии Вольской красивы, а художник по свету Владимир Ивакин неспешно чередует тона. Страдания Ариадны и утешения окружающих ее наяд похожи на костюмированный концерт, комедианты движутся нехитрыми прыжками. Мало-помалу дело движется к величественному финалу, когда в объятья Ариадны является новый бог – Вакх, маски окружают героев и на стену вдруг проецируется обещанный фейерверк, в сочетании с грандиозной музыкой производящий впечатление и на молодого Композитора, и на Олигарха с женой, и на публику. Если детали всей постановки можно обсуждать, то финал – удача с перебором, в которой происходит снятие всех противоположностей – эстетических, идейных, исторических и социальных – до такой степени, что переживание гармонии меняется на ощущение полного комфорта.

Удачей стало и музыкальное решение – оркестр, для Рихарда Штрауса небольшой, почти камерный, звучал собранно и дисциплинированно под управлением молодого дирижера Алексея Верещагина (успевшего пройти мастер-классы и практику у самого Теодора Курентзиса). Столь же вышколенное качество имели певческие ансамбли. В премьерном составе большая часть труппы показала себя с лучшей стороны. Партия Цербинетты прекрасно легла на легкую колоратуру Екатерины Ферзбы, пару героев с достойным качеством спели сопрано Ирина Алексеенко и крепкий тенор Захар Ковалев, Композитор обаятельно получился у Ольги Дейнеки-Бостон, трио наяд и ансамбль комедиантов нигде не дали трещинки. В театре радуются, что труппа в последнее время пополнилась новыми талантливыми солистами. И это качество омоложения ощутимо проявилось в новой работе театра.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать