Велогонка Vuelta-2016: подиум без испанца

Как выглядел решающий этап знаменитой испанской веломногодневки из автобуса команды Tinkoff

Старт

Предпоследний этап гранд-тура стартует из тихого Бенидорма, который собрал, кажется, всех пенсионеров Евросоюза. Пестрая лента автобусов и техничек протягивается по прибрежному проспекту, вокруг мгновенно выстраивается толпа. Vuelta менее официозна, чем Tour de France, – вокруг меньше полицейских мигалок, болельщикам не нужны билеты и разрешения, чтобы вплотную подойти к автобусу с гонщиками.

Первым из автобуса команды Tinkoff выходит на разогрев Хесус Эрнандес – ему предстоит сегодня уйти в отрыв, чтобы наверху оказать помощь лидеру команды Альберто Контадору: служить для него аэродинамическим щитом и делиться питанием. Гонщик сосредоточенно вращает педали закрепленного велосипеда в переменном ритме, чтобы выйти за старт хорошо разогретым и с учащенным пульсом.

Снова открывается дверь автобуса, и толпа взрывается криками и аплодисментами. Любимец испанцев Альберто Контадор сверкает голливудской улыбкой, привычными жестами жмет руки, раздает автографы и замирает для селфи. Когда Контадор уезжает на старт, толпа почти мгновенно рассасывается. Два других звездных игрока команды – «горный король» Рафал Майка и главный спринтер планеты Петер Саган – в Vuelta участия не принимают (Саган – в Северной Америке и только что выиграл Гран-при Квебека, упрочив свое лидерство в рэнкинге лучших профессиональных велосипедистов UCI 2016 г.), а остальные гонщики Tinkoff на Vuelta большой армией поклонников похвастать не могут.

Ранее Контадор вышел на третье место в генеральной классификации Vuelta-2016 и теперь может побороться за второе – нынешний длинный горный этап как раз является его специализацией. Но главная задача на этапе – удержать свои позиции. Отставание от лидера гонки, колумбийца Наиро Кинтаны из Movistar, слишком серьезное: к моменту старта этапа из Бенидорма оно составляло 3 мин.

«Organisation de merde»

Пока гонщики едут к месту старта, автобусы команд спешно выезжают к финишу, чтобы успеть туда до приезда болельщиков. Есть время осмотреть второй по значимости транспорт райдеров на гонке: кастомизированный автобус MAN в эффектной раскраске. За водителем – всего несколько рядов кресел, после которых вдоль бортов установлены два больших дивана. Дальше – «хозяйственный блок»: кухонька с холодильником, раковиной и кофемашиной, раздевалка с душевыми. Два телевизора и спутниковая антенна на крыше позволяют наблюдать за ходом гонки в любой глуши. На «первом этаже», в подполье – багажный отсек. Автобус также снабжен раздвижным тентом, создающим тень на стоянке, – на огороженном пятачке под ним выставляются велосипеды перед гонкой, сюда выходят гонщики поприветствовать фанатов и разогреться.

Из окна командного автобуса хорошо видно, насколько проще к велогонке относятся в Испании: обочины заставлены небрежно припаркованными машинами, толпы людей и велосипедистов не торопятся уступить дорогу транспорту гонщиков. То и дело на ровном месте возникают заторы.

Мы приближаемся к месту парковки автобусов у финиша – просто расчищенная поляна, съезд на которую обозначен двумя флажками. Идущий впереди транспорт команды Lotto Soudal с ювелирной точностью проходит между ними и вдруг замирает, перекрыв дорогу. Водитель о чем-то спорит с организаторами. Вскоре к ним присоединяется и наш водитель, итальянец Франц Вилла, также исполняющий обязанности велосипедного механика.

– Bordello, – емко определяет он происходящее, вернувшись за руль. Выяснилось, что организаторы гонки, расчистив поляну, установили собственный офис слишком близко к въезду на паркинг. Автобусы, с трудом свернувшие на съезд, не могут проехать к стоянке – не хватает запаса по ширине.

– Organisation de merde («дерьмовая организация»), – открывает Франц обсуждение ситуации с врачом команды Питом де Моором, с которым водитель общается по-французски. Они говорят о том, что организаторы гонки поленились отправить автобус или хотя бы водителя автобуса заранее для оценки площадки.

– Испанцы и итальянцы. У них все всегда не слава богу, – спокойный голландец, в отличие от водителя, сдержан в эпитетах. – Подобного ни разу не случалось на моей памяти: не было такого, чтобы автобусы не могли попасть на стоянку.

Организаторы принимают решение отправить автобусы на примыкающую к маршруту гонки дорогу, подальше от финиша. Автобусы разворачиваются и едут навстречу гонщикам – вообще-то, неслыханное для гонки дело. Кто-то из зрителей припарковал машину почти посреди дороги и теперь неспешно маневрирует, освобождая проезд.

– Idioto! – восклицает Франц, воздев руки к небу.

Ожидание

Автобусы выстраиваются в цепочку, занимая полосу на горной дороге. Франц выключает мотор и включает спутниковую антенну – пелотон еще далеко и можно спокойно понаблюдать за гонкой по телевизору. Водитель, врач и массажист Томас Рех удобно устраиваются на диванах. Я выхожу на улицу и иду вдоль вереницы автобусов. На обочинах люди устраивают пикники, у некоторых на раскладных столиках – целые окорока хамона. Многие фанаты стучатся в двери автобусов и выпрашивают фляги для воды или кепки с командной атрибутикой. Некоторые не гнушаются использовать для этого детей – подарите, мол, что-нибудь вашему маленькому поклоннику. Персонал разных команд хорошо знаком друг с другом – они обсуждают что-то перед автобусами, многие заходят поболтать к конкурентам в гости.

Я дохожу до стоянки для зрителей, заставленной сотнями машин, и возвращаюсь. Члены команды, убаюканные голосом комментатора, мирно посапывают перед телевизором. А события на экране между тем разворачиваются не лучшим для Tinkoff образом. В отрыв вместо Эрнандеса ушел Юрий Трофимов, но оказался слишком далеко от Контадора и поздно вернулся к нему, чтобы помочь подняться в гору «на колесе». При этом главный конкурент Контадора за третье место колумбиец Эстебан Чавес из Orica-BikeExchange вырвался вперед и смог удержать темп до конца этапа.

Поражение

Мы смотрим последние километры гонки с напряженным вниманием. Чавес уже финишировал, но главное – общее время в гонке, и есть вероятность, что Контадор сократит разрыв. Текут секунды, и становится понятно, что капитан команды Tinkoff не взойдет на подиум. Контадор проиграл 13 секунд – до обидного мало, ведь разрыв со следующим, пятым местом, составляет уже 3 с лишним минуты.

Члены команды вздыхают и рассаживаются по местам, чтобы выдвинуться к финишу.

Мимо автобуса марширует плотный парад зрителей – кажется, здесь их тысячи. Время от времени раздаются крики и аплодисменты: прямо сквозь поток болельщиков проезжают возвращающиеся с гонки райдеры. Первым едет Фрум – для британца даже здесь важно оказаться лидером, комментирует PR-менеджер Tinkoff Андрей Шумаков. Вскоре прибывают технички команды и я перебираюсь в один из универсалов, – автобус теперь полностью принадлежит гонщикам, где их ждут душ и отдых. Нам предстоит неблизкий путь до отеля, где ночуют менеджеры и обслуживающий персонал команды.

Водитель, он же велосипедный механик, страшно торопится, нарушая правила и агрессивно обгоняя местных на узком серпантине. При этом в случае фиксации нарушений оплачивать штрафы ему придется из собственного кармана.

– Он спешит, потому что ему нужно успеть привести в порядок велосипеды и выспаться, – объясняет позеленевший от качки Пьер Орфанидис, директор команды по связям с общественностью. – Не могу его винить, во время гонки команда живет в очень жестком темпе, а отель зачастую оказывается далеко от финиша.

Добравшись до отеля, мы идем в номера, а водитель превращается в механика. Импровизированную мастерскую разворачивают прямо на паркинге гостиницы – велосипеды осматривают перед трейлером с запчастями, при необходимости заменяя поврежденные или изношенные компоненты. Самая расходная деталь – колеса, в трейлере они висят десятками. Подготовка велосипедов к следующему этапу занимает в среднем 3–4 часа работы слаженной команды из 4–5 механиков, но может и затянуться за полночь.

Гонщики и другие члены команды обычно ужинают вместе, но на этот раз райдеры остались в своем отеле («Переживают», – шепчет мне Шумаков). За столом тихо, никто не хочет обсуждать результаты этапа.

– Что пошло не так? – все-таки задаю я вопрос Стивену де Йонгу, спортивному директору команды.

– Наложилось несколько причин, – неохотно отвечает Стивен, покручивая в пальцах ножку бокала. – Контадор попал в завал на одном из этапов и получил большие ссадины, это повлияло на общую скорость. Не хватило людей на последних подъемах, которые могли бы «раскрутить» его перед финишем, у Чавеса разгоняющий оказался лучше. Если бы пара гонщиков из команды оказалась рядом с ним в нужное время, все могло бы закончиться по-другому. Но гонки – не игра на Playstation, нельзя просто взять и переместить двух райдеров, куда нужно. Все бывает.

Я поднимаю тему ликвидации команды Tinkoff. Стивен мрачнеет еще больше.

– Конечно, очень жаль. У нас сильная команда с большим потенциалом, сработавшийся персонал. Но и Олега (Тинькова. – прим. редакции) я понимаю – человек устал терять деньги, ничего не получая взамен.

– Тиньков хотел за несколько лет изменить систему, которая существует десятилетиями, – вмешивается Пьер Орфанидис. – Сейчас все доходы от гонок идут организаторам, а более 80% бюджета команд составляют деньги владельцев. Организаторы просто не допускают команды к деньгам, которые приносит, например, продажа прав на телетрансляцию. Поэтому в контексте сложившейся системы закрытие команды – вполне рядовое явление, в велоспорте не существует команд с долгой историей, их постоянно продают или закрывают владельцы, которым надоело тратить десятки миллионов евро в год.

Ужин заканчивается быстро – уже в 6 часов утра нам нужно выдвигаться в Мадрид, а это около 600 км от отеля. Финишный этап Вуэльты, как это обычно бывает в гранд-турах, не внес никаких изменений в генеральную классификацию, но Альберто Контадор все-таки вышел на подиум – получить приз самого агрессивного гонщика многодневки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать