Статья опубликована в № 4161 от 15.09.2016 под заголовком: Кровь и струны

Российскую премьеру «Медеи» Бенды сыграли одновременно аутентично и современно

Леденящая душу мелодрама XVIII века предстала на сцене Московской консерватории

Московская консерватория, 150-летие которой только что торжественно отметил музыкальный мир, может справедливо гордиться тем, что в ее стенах существует факультет исторического и современного исполнительского искусства (ФИСИИ) – помимо учебной функции играющий роли исследовательского института и концертно-театральной компании. Его создатель и бывший декан Алексей Любимов и ныне не отходит от дел: «Медее» он тоже посвятил деятельное участие.

Мелодраму Йиржи Антонина Бенды принято аттестовывать как произведение, которым восхищался Моцарт. И было чем восхищаться: редко встретишь такой концентрированный драматизм и такую точность выполнения. Музыка Бенды скупая и экспрессивная, стиль напоминает Глюка. Мастерство – высокой пробы: не каждый сможет создать органичное сочинение, если музыкальная ткань все время рвется короткими монологами и репликами актеров.

Своих несчастных детей Медея лишает жизни за сценой, в это время оркестр факультета, играющий на копиях старинных инструментов, устраивает бурю: дирижер Максим Емельянычев воздымает кисть и громовые раскаты большого барабана накрывают звук струнных и духовых.

Спектакль поставила специалист по старинному танцу Наталия Кайдановская. Она, вместе с консультантом по барочной интонации и жесту Джедом Вентцем, смогла научить актеров из театра «Школа драматического искусства» (Медея – Алина Чернобровкина, Геката – Екатерина Аликина) выразительной пластике и танцу, а кого-то из балетных (Язон – Филипп Ситников, Креуза – Леся Сулыма) – изящной декламации. Художники Теодор Тэжик и Ольга Васильева одели артистов сплошь в красное и даже изготовили двух игрушечных детей, похожих на каракатиц, что совсем не повредило историческому пафосу события.

Премьере «Медеи» в Рахманиновском зале консерватории (суждено ли спектаклю повториться?) предшествовало целое отделение музыки XVI и XVII вв., которая исполнялась вместе с танцами, поставленными Наталией Кайдановской по старинным трактатам. Танцоры выполняли движения вместе скрупулезно и непринужденно. Некоторые из них во втором отделении оказались музыкантами оркестра: такова мера универсализма, который преподает факультет своим воспитанникам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать