Статья опубликована в № 4167 от 23.09.2016 под заголовком: Снимая шляпу

В «Великолепной семерке» не пожалели патронов

В ремейке стало больше стрельбы, чем в классическом фильме 1960 года

Больше пуль, больше трупов. Если смысл ремейка в этом, то новая «Великолепная семерка» – удачный ремейк. Даже не обязательно сравнивать работу Антуана Фукуа с классической лентой Джона Стерджеса 1960 г. Фильм 2016 г. выглядит скорее оммажем всему жанру, где одну и ту же историю можно пересказывать бесконечно, лишь слегка меняя детали. В конце концов, «Великолепная семерка» Стерджеса сама была ремейком «Семи самураев» Акиры Куросавы, а Куросава, в свою очередь, вдохновлялся не только самурайскими фильмами и Шекспиром, но и классикой вестерна – «Дилижансом» Джона Форда.

Словно бы иллюстрируя этот круговорот сюжета в мировом кино, авторы новой «Семерки» сделали команду защитников городка на Диком Западе интернациональной. В нее вошли афроамериканец Сэм Чизем (Дензел Вашингтон), ирландец Джош Фарадей (Крис Пратт), француз Робишо (Итан Хоук), азиат Билли Рокс (Ли Бён-хон), мексиканец Васкес (Мануэль Рульфо), индеец Красная Жатва (Мартин Сенсмейер) и, наконец, Джек Хоум (Винсент д’Онофрио), попадающий скорее под видовую, чем под этническую классификацию, – по меткому замечанию Фарадея, он похож на медведя, переодевшегося человеком.

Смена места

Действие оригинальной «Великолепной семерки» (1960) разворачивалось в Мексике, где наемники-американцы защищали жителей деревни от мексиканского бандита. В новом фильме место действия – городок на западе США, в окрестностях которого нашли золото, поэтому злодей хочет отобрать землю у местных жителей.

Новые персонажи не копируют в точности героев «Великолепной семерки» Стерджеса, но вольно заимствуют (иногда комбинируя) их черты, а фактурное разнообразие позволяет сценаристам сэкономить на разработке характеров, которые практически укладываются в род занятий или специфическое умение. Чизем – охотник за головами. Фарадей – картежник и пьяница (а также – на фоне остальных – болтун и шутник). Билли – мастер ножевого боя. Индеец – меткий лучник. А здоровяк Джек любит бить врагов топором и голыми руками, сопровождая убийство молитвой. И только бедняге Васкесу не придумали ничего, кроме национальности. Зато нервный Робишо, помимо того что лучше всех стреляет из винтовки, отмечен глубокой психологической травмой, которая поначалу мешает ему стрелять.

Прописывать каждому мотивацию для героического выбора сценаристам тоже кажется излишним. Они просто выставляют в качестве аргумента красивую и решительную вдову (Хейли Беннетт), которая вызывается нанять людей для защиты родного городка, и наделяют героя Дензела Вашингтона редким даром убеждения. Когда Фарадей спрашивает, многие ли уже подписались вступить в неравный бой, Чизем отвечает: «Двое – ты и я» – и все, вопрос закрыт. А Васкесу охотник за головами обещает, что вычеркнет его из списка тех, кого намерен предать правосудию.

Сторону зла представляют золотодобытчик Бартоломью Боуг (Питер Сарсгаард, умеющий скорчить на редкость противную физиономию) и его безликая армия головорезов, которую в финальной трети картины эффектно пускают на шашлык положительные герои и фермеры, прошедшие под их руководством ускоренный курс боевой подготовки. Постановка боя не поражает новизной (как поражала недавно «Битва бастардов» в сериале «Игра престолов»), но выполнена со знанием дела и соблюдением всех необходимых клише: кони скачут, пули свистят, динамит взрывается строго по расписанию, стрелы в колчане меткого индейца не кончаются никогда, каждый выстрел «наших» – в десятку, а бандитов – в молоко, поэтому приходится расчехлять пулемет. Не помню, был ли в классической «Семерке» момент, когда злодея укладывали пулей прямо в удачно стоящий поблизости гроб; у Фукуа он есть, но жаль, что таких визуальных шуток маловато на столь внушительный батальный хронометраж.

Стоит, наверное, отметить религиозную тему: фильм начинается и заканчивается в церкви, где безбожный плохиш заявляет, что Америка уже приравняла демократию к капитализму, а капитализм – к Богу. Точку в этом заблуждении ставит пуля, но, надо признать, недавняя «Омерзительная восьмерка» Тарантино решала вопросы мести, закона и игры в вестерн гораздо остроумнее.

В прокате с 22 сентября

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать