Статья опубликована в № 4178 от 10.10.2016 под заголовком: По мосту-мосточку

В Ялте впервые прошел кинофестиваль «Евразийский мост»

Крымскому смотру придали статус международного, а Никита Михалков ласково назвал младенцем

Открывая фестиваль, устроители делали на его первенстве особое ударение, хотя здешняя фестивальная земля была взрыхлена кинематографистами задолго до установки «Моста».

Еще в 1994 г. в Ялте прошел молодежный «Кинофорум». Спустя годы продюсер Ренат Давлетьяров придумал и несколько раз (до первых майданных осложнений) провел фестиваль продюсерского кино «Кино-Ялта». Эти мероприятия имели украинскую прописку, тогда никого не смущавшую. Ныне сваи «Евразийского моста» вбиты в крымскую землю, присоединившуюся к нашей государственной территории. В этом смысле международный ялтинский фестиваль, воплотивший в жизнь идею Никиты Михалкова, действительно вправе считать себя первым.

Алена Бабенко и Дмитрий Харатьян, ведущие церемонии открытия, с ходу объявили новый ялтинский смотр «историческим событием в культурной жизни российского Крыма». Михалков, патронирующий «Евразийский мост» на общественных началах, в своих эмоциях был сдержаннее: он сравнил фестиваль с младенцем, делающим первые шаги. Соглашаясь с образностью Никиты Сергеевича, рискну назвать эти шаги пока что не слишком уверенными: родителям младенца есть чем заняться, чтобы председатель жюри и наш индийский друг – режиссер Талакаду Сринивасаях Нагабхарана смог, согласно озвученному им со сцены желанию, через сто лет реинкарнироваться и посетить юбилейный «Мост».

Проказник

«Евразийский мост» проявил неожиданную и похвальную смелость: не просто пригласил в документальный конкурс «Последнюю поэму» украинского режиссера Валерия Балаяна, автора давно гуляющего по сети скандального фильма «Хуизмистерпутин», но и наградил его. В благодарственном слове режиссер Балаян перешел с русского языка на мову.

Громко объявить себя международным – это сказать «а», за которым должно с неизбежностью последовать «б»: надо бороться за премьерные конкурсные показы фильмов соответствующего класса. «Граф в апельсинах» белорусской дебютантки Влады Сеньковой, скажем честно, требованиям класса вряд ли соответствует, пусть жюри и выдало ему диплом за что-то вроде честного исследования пороков современной молодежи. Только такой завзятый парадоксалист, как Кирилл Разлогов, мог предложить соседскому «Графу» побегать в главном конкурсе наперегонки с немецким «Тони Эрдманом», которого сначала полюбили, а потом обнесли наградами Канны.

Совмещая обязанности программного директора в Ялте с аналогичными на ММКФ, Разлогов без особых проблем смог подтянуть в Крым несколько ранее показанных в Москве фильмов, в том числе и «Эрдмана», к тому же купленного для нашего проката. Жюри отметило режиссерскую работу Марен Аде в славном фильме, проблематика которого перекликается с задачами фестиваля. Его главный герой, седой хохмач, прячет тоску белого клоуна за ужимками рыжего и всеми способами старается перебросить мост к дочери, давно от него отдалившейся.

До главной фестивальной награды «Тони» все же не дотянул: ее присудили сердечной и художественно пристойной казахской картине «Дорога к матери» – более за гуманистический посыл, чем за взятые кинематографические высоты.

Каким бы странным ни казалось конкурсное соседство каннских титанов с фильмами совсем другого калибра, сам факт ознакомления ялтинцев и курортников с лучшими образцами нынешнего киносезона смело можно поставить «Евразийскому мосту» в заслуги. Среди таковых – внеконкурсный показ трехчасовой румынской драмы «Сьераневада»: большая семья собирается на поминки и скорбная причина общего сбора становится поводом для сведения старых счетов, пикировки давнишними обидами, расчесывания заплесневелых комплексов – в общем, для хоровода скелетов, выпрыгнувших из распахнутых шкафов. Кристи Пую, один из лидеров нового румынского кино, добивается удивительного эффекта присутствия: доверившись фильму, ты сам не замечаешь, как превращаешься из стороннего наблюдателя в полноправного члена не самой здоровой на свете семьи и участника ее разборок.

Не скажу, что зал оказался готов к фильму, зрители потекли ручейком к дверям уже минут через двадцать. Вообще, переполненные залы из торжественной заключительной речи Михалкова суть следствие не очень точной информации, ему предоставленной. На показы в главном фестивальном кинотеатре публика и впрямь собиралась исправно, но вот «Спартак» досадно пустовал, а ведь там угощали не слабо – отреставрированными советскими мультфильмами 1940-х и первыми отечественными опытами в формате стереокино. Не только привезти из Москвы крутую внеконкурсную программу, но и реально заманить на нее зрителей или хотя бы поставить их в известность о своих дарах – решение этой существенной фестивальной задачи тоже пока отложено на будущее.

Наконец, звезды. Я с большим уважением отношусь к профессиональным достижениям Игоря Петренко, Алексея Гуськова, Катерины Шпицы и особенно Ольги Кабо, но если этими славными именами исчерпывается фестивальный звездный список, то я, надеясь никого не обидеть, все же назову его неоправданно лаконичным. Тем более для фестиваля, рожденного не одной лишь кинематографической, но и наверняка политической волей, обладающего соответствующими ресурсами и не стесняющегося титула «исторического события», полученного при рождении.

Ялта

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать